Создай анкету
или войди через
Рифма
На слова рассыпались образы.
На буквы распались мысли.
Не слыхать интуиции голоса.
Свежих чувств больше нет – прокисли.

Рифмы лишь на бумагу валятся.
Бесконечная фраз очередь.
На них совесть критично пялится.
Трое суток не спать может ведь.

А душа на страницу просится.
Ей себя проявить не терпится.
Развернуться поярче хочется.
Но в стихах даже смысл не светится.

Бесполезны язык и поэзия
В выражении чистой истины.
Нет душевного равновесия.
Дикий хаос мысленно-письменный.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
5
Мой вечный друг
Ты, вновь рождён, мой вечный друг,
Из лона матери в мир тела.
Чтоб жить средь радостей и мук.
Душа материю надела.

Опять беспомощен и мал.
Учится жизни надо снова.
Кем был, ты? В памяти провал.
Сознанье помнить не готово.

Зачем, ты, здесь? Чтобы любить
И чтоб другими быть любимым,
Чтоб сыном, братом, другом быть.
Чтоб нужным быть, необходимым.

Ты, миссию себе избрал
И в новом теле воплотился.
Когда-то жил и умирал
И вновь среди людей родился,

Чтоб радость миру принести,
Чтобы творить и развиваться,
Путь жизни до конца пройти,
Трудиться, думать, изменяться.

Ты, слаб и мал. Твой разум чист,
Но в хрупком теле сила скрыта.
Судьба – не роль, ты – не артист,
Ты, существо иного вида.

Своей, ты, жизни сценарист
И режиссер и исполнитель.
Жизнь пред тобой, как белый лист.
Лишь Бог тебе руководитель.

Дмитрий Шнайдер, 42
0
2
Рано распустившийся цветок
На бархатной коже лёгкий загар.
Волосы ночи темней.
В чёрных глазах негасимый пожар.
Я наблюдаю за ней.
За юной красоткой шестнадцати лет
Одетой по моде а-ля полный бред.

Стройная талия, попа в джинсе,
Голые ножки видны
Полностью, так чтобы видели все
О ней эротичные сны.
Бюстгальтер и кеды – «прикольный прикид»,
Двенадцать серёжек и бантик висит.

Сей распустившийся рано цветок
С книжками в школу идёт,
Первого снега пушистый поток
Девушка ранцем метёт.
Знать имя её мне совсем ни к чему.
Она в мире есть. Рад я факту сему.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
3
Тёща
- «Ты знаешь, Вова, мне такое счастье
Послал Господь на жизненном пути:
Жену красивую и добрую такую,
А тёща - просто ангел. Ты прости,
Что так расхвастался! А ты как поживаешь?
Как там твоя работа, как семья?
Рассказывай дружище? Ты же знаешь,
Как я всегда волнуюсь за тебя.
Что мрачным стал, как грозовая туча?
Тебе что разболелась голова?»

- «Ты говорил, что тёща твоя ангел.
Так вот моя пока ещё жива»
Дмитрий Шнайдер, 42
0
8
Радость
Ах, какая это радость,
Люди, люди, боже мой!
Ах, какая это радость,
Что я всё-таки живой!

Ах, какое наслаждение,
Что я двигаюсь, дышу,
Ах, какое наслаждение,
Что спокойно я лежу!

Ах, какая это радость,
По родной земле ходить,
Ах, какая это радость,
Видеть, слышать и любить!

Ах, какое наслаждение,
Думать, чувствовать, писать,
Ах, какое наслаждение,
Самому потом читать!

Дмитрий Шнайдер, 42
4
6
Прибой
Представь!

Сидишь посреди океана
И тебя окружает вода.
Волна теперь вместо дивана,
Она катит тебя в никуда.

Плывешь средь бескрайних просторов.
Под тобой километры воды
И из пены белых узоров
Силуэт на поверхности – ты.

Теперь ты един с океаном.
Ты, отныне, могучий прибой
И в движении волн неустанном
Вся энергия вод под тобой.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
3
Новая жизнь
Я вновь рождён. Как это странно!
Меня здесь не было недавно.
Вновь телом древний дух пленён
И странным знанием наделён,
О том, что раньше был свободным,
Счастливым духом беззаботным,
Но погрузился в этот сон.
Красив он, страшен и смешён
Сей иллюзорный мир страданий –
Продукт испачканных сознаний
Людей, в плен тела погружённых
И меж собою разделённых
Неведенья густым туманом
И занятых самообманом.
Но тело не тюрьма, а дом
И точно знаю я о том,
Что должен этот дом стать храмом
И в этом мире странном самом
Я вновь свободу обрету,
Осуществлю свою мечту
О единении с собою
И сам себе себя открою.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
5
Мокрое
Гулял по улице. Дождило.
Укрылось небо тучной тьмой
И был у солнца выходной.
Расхулиганился Ветрило.
Гром был без молний – холостой.
Им оплатил бы за простой,
Но с кошелька валюту смыло.

Гулял по улице ногами.
Дорога вредною была.
Совсем забросила дела –
Асфальт намазала кусками,
В тупик пруда ручьи вела.
Ларька стеклянная скала
С дождём играла фонарями.

Гулял по улице чумазой.
Шёл ниоткуда в никуда
И капель мокрые стада
Одежду наполняли массой,
А светофорная звезда,
Цвета меняя иногда,
Руководила жидкой трассой.

Дмитрий Шнайдер, 42
0
4
Лев
- «Хилый, ты, какой-то, Вова.
Что как столб, дурак стоишь?
Надо боксом заниматься.
Ты ж себя не защитишь.
Ну а что, коль на те мощи,
Что семь лет зовешь ты тёщей,
Нападет, допустим, лев?
Что тогда, ты, будешь делать?
Убежишь, запрёшься в хлев?»

- «Ну, а что я должен делать?
Нехрен было нападать.
Сам ввязался в передрягу.
Я не стану льва спасать»
Дмитрий Шнайдер, 42
0
9
Мир иной
Все мы когда-нибудь умрём
И это неизбежно.
Однажды в мир иной уйдём,
Не навсегда, конечно.

Там ада нет и рая нет,
Огромные пространства,
Темно внизу, а сверху свет,
Цветов и форм богатства.

Там каждый дух идёт туда,
Где все ему подобны:
К добру добро, к беде беда.
Во многом мы свободны.

Кем станешь здесь, тем будешь там,
Не меньше и не больше
И каждый скот к своим стадам,
Быстрее или дольше,

Но в стае будет хищный зверь,
Охотясь за своими
(Не хочешь верить? Что ж, не верь!)
Святые со святыми,

С ворами вместе каждый вор
В том мире точно будет.
Надолго, верно, до тех пор,
Пока к живущим людям

Не возвратится и возродится
Дух в новом смертном теле вновь
И будет снова жить, страдать, стремиться
И наслаждаться, пока в теле кровь

Не перестанет течь и сердце биться.
И дух отправиться туда,
Где тропы судеб продолжают виться.
Надолго, но не навсегда.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
5
Прогулка
Я иду по мостовой,
Не угонятся за мной:
Ни автобус, ни трамвай,
Так и знай, так и знай!

Быстрее мчитесь, ноги!
Эй, разойдись, народ!
Бегу я по дороге
Вперёд, вперёд, вперёд.

Мелькают справа, слева
Поля, луга, леса,
С пути успела прыгнуть
Хвостатая лиса.

Несусь быстрее птицы,
Лечу, хоть крыльев нет.
От Минска и до Ниццы
Не нужен мне билет.

И в напровленьи моря
Я всё быстрей иду,
За сушу примут ноги
Бурлящую воду.

Бегу вокруг планеты
И нету мне преград.
Я мчусь быстрей ракеты,
Движению я рад.

Быть может, не замечу
Какой-нибудь страны,
Но в Минск вернусь я к вечеру
С обратной стороны.


Дмитрий Шнайдер, 42
0
2
Стекло
Возвращалась женщина с работы,
Норму, перевыполнив вдвойне.
А в подземном, тёмном переходе
Самый страшный и уродливый в стране
Шёл на встречу ей опасный вроде,
Агрессивный и накачанный вполне
Дядька, широко расставив руки,
Почти весь ей путь загородив.
Тут уж даме стало не до скуки
И с испугу камешек схватив,
Бросила его, что было мочи,
Прямо в морду этого амбала.
(Дело всё происходило ночью.)
С перехода в ночь она бежала,
Слыша позади себя звон страшный,
Дикий крик и мат пятиэтажный: -
«Третий раз..! О сволочи, о дуры,
Твари, с..и..! Господи, прости!
Третий раз стекло из магазина
Не могу домой я донести!
Дмитрий Шнайдер, 42
1
9
Самолюбие
Пусть нет тебе тебя роднее, дороже
И сам себе ты бесконечно мил,
Себя всего пусть обожаешь, ну и что же
Плохого в том, чтоб ты себя любил?
Раз любишь сильно ты себя, то это значит,
Что полюбить способен и других.
А коль любовь пока от мира сердце прячет
И не хватает чувства на двоих,
Так то душа твоя пока что не созрела,
Но раз любовь жива, то подрастет
И не одно твоё родное только тело,
А целый мир то чувство обретёт.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
5
Мастер
Один китаец мудрый говорил,
Что нам начальство послано всевышним
За очень, очень страшные грехи,
Что мы свершали в наших прошлых жизнях.

Но я не верю, что мы так грешны.
Обычные нормальные ж все люди.
Послал Господь начальника - кретина.
Как мы теперь выкручиваться будем?

Он, вроде, не маньяк - в своём уме,
Но ум его какой-то не далёкий.
А дураки опять растут в цене,
Они опять важнее, чем пророки.
Дмитрий Шнайдер, 42
2
7
Притча
Ехал странник на коне
По разграбленной стране,
Впереди увидел хату
Этак сносную вполне.

Было в ней четыре стенки,
Печь была и даже дверь.
Была сверху даже крыша
Из соломы, верь не верь.

В доме том одна старушка
Очень древняя жила
И древнее чем избушка
Эта бабушка была.

Тихим голосом молилась
О здоровии царя,
Чтобы жизнь его продлилась.
Страннику казалось зря.

Слез с коня он, поклонился
И сказал старушке, что
Он бы точно не молился
За тирана ни за что.

- "Эка сволочь, ишь какая,
До чего довёл народ,
Ведь повысил он налоги
В десять раз за этот год!"

И ответила бабуля: -
"Когда была молодой,
Смерти я царю желала,
Мне казалось, он плохой.

Долго ль, скоро ль, но он помер.
Воцарился здесь другой.
Был он прежнего страшнее.
Мне казалось, царь плохой.

Смерти я царям желала
Много, много долгих лет,
Пока плохо так не стало,
Как ещё не видел свет.

И теперь боюсь я странник,
Что и этот царь помрёт,
Что наш следующий начальник
Всех нас со свету сживёт»
Дмитрий Шнайдер, 42
15
10
Показать ещё...