Создай анкету
или войди через
Разделение
Может, хватит делиться на тех и на этих –
На хороших своих, не хороших чужих?
Мы на маленькой этой прекрасной планете
Все родня и людей среди нас нет таких,
У кого б с нами не были общие предки.
Ствол у древа один, а народы все ветки.

Человечество – это пока что ребёнок,
А планета Земля – то его колыбель.
Он качается в люльке, должно быть, спросонок,
Словно створка окна без одной из петель.
Люлька кренится на бок, готова свалится.
В колыбельке так бурно играть не годится.

Эй, народ, может, хватит раскачивать лодку?
Далеко нам по вечности вместе в ней плыть.
Кто, о выпавших за борт вчера, читал сводку?
Жутко много людей, не успевших дожить.
Может, хватит играть в «царь горы» на балконе?
Осторожней, пожалуйста, души ж уроним!

Разделение – наша большая беда.
С ним мы очень рискуем упасть в никуда.

Дмитрий Шнайдер, 42
4
34
Утренний сад
Красные гроздья рябины в окно
Утром осенним холодным и ясным
Смотрят, мечтая увидеть кино –
Фильм о моём пробуждении. Напрасно.

Яблоня тихо стоит у ворот
И грациозно ветвями качает,
Ждёт, что проснусь я и выйду вот-вот,
Яблоком сочным меня повстречает

И с высоты самых длинных ветвей
Кинет в макушку, чтоб сделать Ньютоном,
Но не сегодня макушке моей
Встреча грозит со снарядом зелёным.

Листья осины шуршат о забор,
Будят меня, заставляют проснуться,
Прыгают словно шпионы во двор,
Жмутся к земле, не надеясь вернуться.

Ждут, что по ним я сегодня пройду
И поскользнусь, не увидев под ними
Мерзкую липкую грязь, упаду
Прямо в навоз волосами своими…
***
Но сегодня им ничего не светит.
Не проснусь сейчас ни за что на свете.
Гроздья смотрят зря на моё окно.
Я уже не сплю. Я ушёл давно.
Очень ловкий ход -- раньше солнца встал
И ушёл пока, милый сад мой спал.
Дмитрий Шнайдер, 42
3
6
Удача
Шёл Странник по жизни своею дорогой,
Не просто гуляя, а к выбранной цели.
И вот впереди он увидел Удачу,
За ней побежал, но она отвернулась.
И Странника взгляд созерцал только спину
Сей дамы капризной, которая вскоре
Исчезла совсем, вовсе скрылась из виду.
И долго еще странник брёл огорчённый,
Смущённый, расстроенный вяло тащился.

Шёл Странник дорогою тою же дальше
И вот на пути снова встретил Удачу.
И снова она не лицом повернулась,
А Страннику к носу подставила попу
И вдаль унеслась, этой попой виляя.
И долго бежал он за нею вприпрыжку,
Пытался поймать, но её ж не догонишь.
Удача – она мастер спорта по бегу.
И Странник на землю упал утомлённый
Он долго дорогу лупил кулаками
И злился, ругая себя и Удачу.

Но встал Странник, снова пошёл по дороге
И в третий раз встретил её же – Удачу.
Удача опять от него отвернулась.
И в третий раз Странник бежал за ней следом,
Лишь попу и спину её наблюдая.
Пытался догнать, а, отстав, вдруг подумал: -
- «А эта милашка прекрасна и сзади.
Поймать не смогу, ну так ...
Читать далее
Дмитрий Шнайдер, 42
2
12
Мгновенье жизни
Всё проходит, пройдёт и это.
Изменяется всё вокруг.
Как мгновенье промчится лето,
Вырвав юность из цепких рук.

Чередою проскачут годы,
Не жалея могучих ног.
Наших судеб коротких воды
Пропитают времён песок.

Всё проходит и жизни тоже
В этом мире мелькнут на миг.
Лишь мгновенье на свете прожил
Лишь чуть-чуть и уже старик.

Чуть пожил и покинул тело,
С чернозёмом смешалась плоть,
Что рождалось, уже истлело.
Всё способно перемолоть

Всемогущее лет теченье.
Всё уносит врёмён поток.
Жизнь людская – одно мгновенье,
Но бессмертны душа и Бог.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
4
Не рифмой единой
Не рифмой единой поэта душа
Живет в виртуальном пространстве
Не хочет она по шаблонам дышать
В эмоций изменчивом царстве
И рвется из древних канонов на свет
Не рифму и ритм, а всю душу поэт
Порой публикует на сайте.

Не хочет в строку помещаться вся боль –
Какой-то слог кажется лишним
И рифм самых бедных несчастная голь,
Как плач по утраченной жизни.
Ведь сердце больное не может стучать
В предписанном ритме и в рифму страдать
И плакать не может по нотам.

Вся радость не хочет вмещаться в канон,
Она не живёт по шаблонам.
Ей кажется метр стихотворный смешон,
Как чувства в мешках по талонам.
И рвутся из точных размеров слова,
Ведут себя словно весною трава,
Сквозь правил бетон прорастая.

Не хочет держаться горячая страсть
В силаботоническом русле.
Скорей согласится погаснуть, пропасть,
Но власть над собой не допустит
Старинных учебников ветхих страниц.
Не падает страсть перед догмами ниц.
Ей жизни дороже свобода.

Поэт настоящий – не тот, кто считать
Умеет в строке ударенья,
Поэт – это тот, кто из слов создавать
Способен ...
Читать далее
Дмитрий Шнайдер, 42
1
6
Хорошие идеи
Эх, к моим бы идеям да умную голову,
Ноги быстрые, руки умелые,
Как бы было прекрасно, как было бы здорово.
Воплощались бы в жизнь мысли смелые.

Воплощались бы в дело идеи хорошие,
Симпатичные, добрые, но так похожие
На скучающих в стойле могучих коней.
Чуть заглянет под кепку мысль мудрая новая,
Поселится во мне, безусловно, готовая
И уйдёт. Нет свободной стоянки для ней.

И теснятся идеи, как люди в автобусе,
Воплотится, мечтают в реальный мир дел,
Но ещё не одну я до точки на глобусе
Пассажирку доставить не смог, не сумел.

Но не кажутся мне: все труды бесполезными,
В голове моей мысли мои неуместными.
Пусть я их пронесу лишь отрезок пути,
Но найдут они в мире живом воплощение.
Может это и есть моё предназначение:
До сознаний иных их в себе довезти.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
13
Дерево
Представь!

Сидишь в дремучем, сказочном лесу
Ты, созерцая дивную красу:
Деревья, травы и на них росу.

Ты здесь зелёным деревом растешь,
С деревьями беседы, ты, ведёшь,
Земную силу, ты, корнями пьёшь.

Твой крепок ствол и гибок и ветвист.
Средь веток слышен соловьиный свист.
Дождём омытый, каждый листик чист.

Ты – дерево и крона высоко.
Ей сладок свет и дышится легко.
Лишь лес вокруг, а небо далеко.

Колышет крону тихий ветерок.
Ласкает корни тёплый ручеёк.
Уплыли тучи и закат далёк.

Ты – леса часть, фрагмент его души.
Растёшь и крепнешь, ты, в лесной глуши
И расцветаешь в радостной тиши.
Дмитрий Шнайдер, 42
7
14
Я не молюсь неведомому Богу
Я не молюсь неведомому Богу
И встречи с ним не жду в своей судьбе
И в поисках его не вижу проку,
Ведь он со мной, он рядом, он в тебе.

Да он в тебе, во мне – он в наших душах,
А каждая душа – Его фрагмент,
Который хоть и мал, но всё же нужен
И в бесконечной веренице лет,

Пусть очень слаб, но многое способен,
Трудясь на благо мира сотворить.
Он Бога часть. Всевышнему подобен.
Прочней чем сталь связующая нить

Меж крошечной душой и бесконечным
Творцом вселенной вечным и святым.
Да, человек и слаб и мал конечно,
Но понемногу творчеством своим
Он вносит вклад в строенье мирозданья.

Дмитрий Шнайдер, 42
1
5
Раствор Димы в дождевой воде
Сегодня небо снова плачет
И не скрывает чувств своих.
Рифмуется звон капель в грустный стих
И ветер сам с собой судачит
О неизбежности потерь,
О вечном, но изменчивом «теперь»
И обзывает тучу старой клячей.

Сегодня небо плачет и вздыхает.
Оно опять обиделось на нас
И льются струи из бездонных серых глаз,
Тела и души тёплым душем промывают.
В потоке тонет будней суета,
А капель мокрых дикие стада
Сознанье тихое собою заполняют.

Сегодня небо снова разрыдалось
Обрушился на землю ливень слёз.
Все чувства вниз по улице унёс
Ручей новорождённый и осталась
Со мной лишь серенькая маленькая грусть.
Все мысли смыло. Скоро в ливне растворюсь,
Глубокой лужей по асфальту растекаясь.

Дмитрий Шнайдер, 42
21
59
Проснись, сознание!
Мир познанный – один лишь малый хутор.
Реальность – безграничная страна.
Она чудес и мудрости полна,
Но часто отгорожен почему-то,
Бывает человека заперт ум.
В себя он не пускает свежих дум.

И кажется ему, что всё он понял,
Все основные истины узнал.
Он в тихий омут погрузился сна
И мысли больше не лихие кони.
Им стало лень по вечности скакать.
Уютно в стойле у кормушки спать.

Проснись сознанье! Утро наступило.
Иные к нам приходят времена.
Великая реальности страна
Зовёт. Она нас вовсе не забыла.
Она нас в путешествие зовёт,
Но не пешком. Давно нас ждёт полёт.
Дмитрий Шнайдер, 42
2
8
Я так решил
Не мне решать, зачем здесь кто-то.
Отвечу только за себя.
Мой странный путь, моя работа
И то, где обитаю я –

В каком-то смысле выбор мой же,
Поступков прошлых результат
И хоть порой сомненья гложут,
Но в целом этой жизни рад.

Я был всегда. Я помню это.
Вселенной старше путь души,
А эта дивная планета –
Теперь мой дом. Я так решил.

Дмитрий Шнайдер, 42
2
14
Из тёмной пещеры
Я из тёмной пещеры достану свободу
Цепи порву и взлечу
В небе буду порхать, наслаждаясь полётом,
Подобно стрижу, снегирю иль грачу

И пусть мне говорят, что летать тот не может,
Кто был ползать на брюхе рождён,
А оковы тверды и вросли в мою кожу,
Да и ветер за прутьями клетки силён.

Всё равно я взлечу и пусть будет, что будет,
Пусть на острые камни свалюсь,
Целый мир мой безумный поступок осудит,
На одно пусть мгновенье, но в небо прорвусь.

Пусть я в небо прорвусь на одно лишь мгновенье,
Как весёлый, бесстрашный, но мыльный пузырь
И ценой будет жизнь за миг краткий паренья,
Но в тот радостный миг вся небесная ширь

Станет домом моим. И секунда свободы
Бесконечно дороже столетий цепей.
А быть может освою я навык полёта –
Млечный путь станет новой дрогой моей.
Дмитрий Шнайдер, 42
1
6
Паутина логики
В паутине логических выводов
Увязает сознание ищущих
Абсолютную, вечную истину
И в маразм разум гения падает
С высоты ноосферной познания,
При попытке объять бесконечное.
В человеческий мозг не вмещаются
Все аспекты кристалла реальности.
Не трамбуется в текст необъятное.
Ничего нет смешнее стремления
Из страниц сотворить монополию
На реальность, на вечную истину.
Ничего нет ужасней, по-моему,
Чем война за свои убеждения
Против чуждого им восприятия
Общей родины – дома вселенского.
Дмитрий Шнайдер, 42
1
8
Живые боги
Мы в сущности и есть живые боги
И сами каждый миг судьбу творим.
Увы не мир жесток, а мы жестоки.
Огонь тоски, в котором мы горим,
Смятение, отчаянье и лень
И эта ночь, что заменила день -
Всё выбор наш и нечего пенять
На время, жизнь, природу и удачу
И ныть и заливаться горьким плачем.
Не демонов враждебных злая рать
А только мы в своих виновны бедах
И некого призвать за все к ответу
И нам самим придется отвечать,
Самим искать свою дорогу к свету.
Дмитрий Шнайдер, 42
3
11
Вдохновение
Ну где ты, где ты бродишь, вдохновение?
Тебя я жду за письменным столом,
Приди ко мне скорей! Моё терпение
Закончилось, как кофе с коньяком,
Который больше даже не бодрит
И белого листа тоскливый вид
Украшен вместо текста пирогом.

Куда ты убежало вдохновение?
К другим поэтам что ли подалось?
Диктуешь им стихи любви весенние?
Неужто плохо нам с тобой жилось?
Мне нечего бумаге рассказать!
Прошу, хоть тему, тему подсказать!
Хоть пару строчек на листочек мне подбрось!

Скорее возвращайся, вдохновение!
Иначе без тебя доем пирог
И не вернется чудное мгновение,
Чтоб отразится меж красивых строк
Я напишу стихи лишь про стихи,
Которые и серы и тихи,
Собою только заполняют блог.
Дмитрий Шнайдер, 42
0
7
Показать ещё...