Создай анкету
или
войди через социальную сеть

С Новым Годом вас,Господа

04.12.2008. Илья Поляков

«Грустная новогодняя сказка»
Однажды, в самый канун Нового года, северный Дед Мороз, Дед Метель решил отправиться в путешествие. Думает: «побываю-ка я в Нижнем городе, уж больно место это притягательное. Да и внизу, на юге находится, авось погреюсь» - и как рассуждал в эту сторону, невольно улыбался. Надел ботиночки свои зимние – крепкие такие, с толстой подошвой, штаны туда на пуху заправил, подтяжки примостил, куртку с меховым воротником застегнул на все пуговицы, а сверху шарф красно-белый, зима все-таки. Собрался таким образом, а за плечи мешок внушительный закинул и в путь отправился. Дедушка Метель человеком был почти сказочным, поэтому в считанные мгновения мог передвигаться на большие расстояния. Так он и поступил и в короткое время оказался в Нижнем городе. Место, где он точно появится, дед заранее определить не мог, но ему очень хотелось в центре оказаться, чтобы, так сказать: «саму суть этого замечательного места уловить». Оказался он вначале широкой и длинной улицы, с обеих сторон которой располагались старинного вида здания. Вместо обыкновенного асфальта улица была мощена крупным красным камнем. Сзади улицы располагалась дрога, где в огромном количестве сновал туда-сюда транспорт. На каменную тропу, как сразу обозвал ее дедушка, ни одна машина не заезжала. По улице, исключительно пешком, передвигалась огромная масса народа. Дед Метель сразу отметил, что в таком количестве людей он обязательно с кем-нибудь пообщается и поздравит того с наступающим праздником. Он в приподнятом настроении двинулся по дороге из красного кирпича. Вокруг стояла красота неописуемая – множество празднично наряженных витрин, огромное количество фонарей, различных украшений, из граммофонов радостно доносилась какая-то приятная музыка. Был вечер, и поэтому яркая и красочная иллюминация особенно радовала глаз. Дедушку Метель огорчало только, что, несмотря на зимнее время года, вокруг не было снега. Дул какой-то осенний ветер, и уличный термометр регулярно демонстрировал плюс два градуса. Чуть дальше, где красный кирпич кончался, можно было заметить черные лужи и грязь. Впрочем, дедушка где-то слышал, что это следствие глобального потепления, а значит, от такого вида проказы никто не убережется и что люди здесь как будто заложники обстоятельств. К тому же, как только дед Метель увидел такое праздничное освещение, ему сразу расхотелось смотреть на землю, откуда вырастали эти старинные дома, и где располагалась вся грязь. От необычно теплой погоды дедушке пришлось расстегнуть свою курточку и снять шапку. Ощутив еще большую свободу и свежесть, он с радостным чувством пошел вглубь улицы. Но чем дальше он шел, тем яснее понимал, что люди здесь какие-то особенно торопливые, и, что поразило дедушку, они не обращали на него никакого внимания. Ему всегда казалось, что почти сказочный наряд, в который он был облачен, должен привлекать и забавлять зевак. Здесь же, никто даже не смотрел в его сторону. Тут его окликнули:
- Эй! Служивый! Ну, как работается?
Старик обернулся. Перед ним стоял в почти таком же костюме, как и у него, молодой человек. Исключение составляло разве что отсутствие бороды.
- Ничего себе, - радостно продолжал молодой человек, - вот так костюмчик! Прямо настоящий Дед Мороз! Что ты в таком костюме распространяешь? Неужели наряды маскарадные?
Дедушка Метель был очень рад новому знакомому, которого, судя по костюму, принял за своего:
- Костюмчик и правда хорош, - с удовольствием начал дед, - только тепло тут уж очень, не по-зимнему как-то.
- Тут ты, дедуля, прав. Я уже часа три парюсь, эти бумажки раздаю. - Он показал дедушке Никелю стопку разноцветных бумажек. – Что тебе дали распространять?
- Как «что»? Неужто не знаешь? Я ведь Дед Метель, северный Дед Мороз. Я, как ты выразился, должен распространять праздничное настроение, добрые чувства, теплоту в зимние времена…
- Да, да, да, - замахал на него руками парень, - это я все понимаю. Главное – клиент, «качество мебели – качество жизни», реклама, там, разная. Это все понятно. Ты мне скажи, что раздаешь? У меня, например, бумажки.
- А-а-а-а. - Протянул дед, как бы говоря, что понял. – Что я раздаю? Взял в мешке игрушек – пусть детишки порадуются.
- Понял. Ты из магазина игрушек, какой-нибудь «Мир детства». Ну-ну. Игрушки-то, хоть, какие?
Дедушка показал содержимое мешка, где лежали различные плюшевые зверьки и какие-то машинки.
- Э, брат! Кто у тебя такое барахло возьмет?! Лучше бы ты скидки, как я, раздавал, но не только детям, а всем подряд. Ладно, бывай, дедуля. Успехов тебе! – уходя, крикнул молодой парень и затерялся в толпе.
Некоторое время дед Метель стоял не шелохнувшись. Так сильно на него повлияло услышанное. Он не много понял из реплик парня, но впечатление от сказанного осталось неприятное. Старик постарался отбросить неприятные мысли и двинулся дальше. Улица, тем временем, заметно расширилась, и дедушка оказался на своеобразной площади. По правую сторону располагалось большое здание, напоминавшее дворец. Он подошел поближе и прочитал о том, что это театр. Не так далеко от его входа стояла девушка в ярко белой шапке и что-то с жаром, очень громко объясняла стоявшим около нее людям. Дедушка Метель решил послушать, о чем там рассказывают, заодно и поздравить всех с праздником и раздать подарки – уж больно мешок тяжеловат. Как только он подошел и с радостной, протяжной интонацией поздоровался, к нему повернулась девушка в белой шапке:
- А Вы знаете, уважаемый дедушка, - в этот момент девушка схватила его за белый меховой воротник его курточки, - что на этот воротник ушло, по меньшей мере, 6-7 детенышей соболей.
- Ну, конечно, доченька, я это знаю. – Пытаясь спокойно говорить, начал дед Метель. – Я ведь сам на них охотился, и сам этот воротник себе сшил.
- Ах ты, проклятый живодер! Ты что же, не понимаешь, что животные тоже требуют человеческого отношения?! Они ведь какие боли испытывают!
- Что ж тут поделаешь, доченька, - виновато оправдывался дедушка, - там, где я живу, без этого воротника совсем околеешь…
- Холодно ему, посмотрите-ка! – обратилась она к собравшимся. – У меня, вон, тоже шапка теплая, зимняя, при этом ни один хорек не умер, ни одно животное не пострадало!
Дедушка Метель хотел что-то еще сказать в свое оправдание, но девушка, сделав некоторую паузу, продолжила:
- Давайте ребята, тащите наш «аргумент». Он сразу поймет, как беззащитных животных использовать!
Несколько парней откуда-то достали небольшое закрытое ведерко, в котором обычно хранят краску. Дед Метель беспокойно затараторил:
- Что вы, ребята?! Что ты дочка?! Какой я вам живодер?! Я Дед Метель, северный Дед Мороз!
Девушка в белой шапке отошла от старика и с особенным злорадством проговорила:
- Дед Мороз! Дед Мороз! Сейчас мы устроим тебе красный нос!
В то же мгновение парни, державшие «аргумент», плеснули содержимым ведерка в лицо дедушки. Это была красная краска. Пока дед Метель пытался протереть испачканные глаза, люди вместе с девушкой в белой шапке скрылись в толпе. Некоторое время спустя, когда деду Метеле удалось вытереться, он с невеселым настроением накинул мешок себе на плечо. Ему в голову пришла печальная мысль: «Что же это получается? Если животные требуют человеческого отношения, то к людям надо, вот так, по-зверски относиться?» Он невольно опять поставил мешок на землю и присел перевести дух. Потом, собравшись с силами, он встал и медленно побрел дальше. Наконец он дошел до невероятной красоты здания. Оно располагалось слева от дороги из красного кирпича. Это был сказочного вида замок с расписными стенами, красивым крытым крыльцом и зелеными башенками. Невольно залюбовавшись, дедушка поднял голову и остановился.
- Пацан! Пацан! Я к тебе обращаюсь.
После этого последовал легкий толчок в бок старику. Дедушка обернулся:
- Я уже давно не пацан, поэтому…- добродушно заговорил дед.
- Я понял, брат, - оборвал его мужчина лет тридцати с пустыми, стеклянными глазами, - тебя, вообще, как зовут?
- Я Метель, северный Дед Мо…
-Меня Андрей, - мужчина протянул руку, дедушка пожал ее своей, - ты сам, откуда будешь?
- Я же говорю, я северный Дед Мороз…
- Мы с тобой почти земляки, я, например с области. – Мужчина после этих слов затянулся сигаретой. – Ты мне ответь на такой вопрос, только честно. Если будешь врать, мы с тобой по-другому поговорим. А зачем тебе проблемы?!
- Да, да, я слушаю. – Участливо отозвался дедушка Метель.
- Сколько у тебя своих, чужих, всех вместе денег с собой есть?
- В общем-то, нисколько.
- Я же тебе сказал, что я врущих людей не выношу.
Дедушка, похлопав себя по карманам куртки, лишь развел руками.
- Ты что творишь? Ты хочешь, чтобы нас с тобой милиция загребла? Ты понимаешь, что они с нами сделают? Ладно, что у тебя там в мешке?
- Игрушки, хотел детям раздать…
- Детям?! Мне раздашь. - Усмехнувшись, процедил мужчина. – Давай сюда мешок, только тихо и без резких движений. Ты мне типа помогаешь, что у меня, мол, друзья там, штраф надо выплачивать.
Как только дедушка Метель передал мужчине мешок, тот вторично пожал ему руку и довольный ушел в толпу. Дед опустил голову, ему стало особенно тоскливо, и уже не радовала яркая иллюминация. Он подумал, что, вряд ли этот мужчина с мутными глазами раздаст эти игрушки детям. «По крайней мере, теперь легче будет идти, без мешка-то». Но зашагал он, напротив, еще медленнее и теперь смотрел лишь себе под ноги, на все ту же дорогу из красного кирпича. Со временем он перестал обращать внимание и на яркое, праздничное освещение и на веселую музыку, которая доносилась из ближайшего рупора.
Вдруг он услышал невероятной силы и красоты женский голос. Дедушка Метель поднял глаза и увидел, что чуть правее, около железного забора, на котором висели картины для продажи, стояла женщина и пела. На вид ей было лет сорок, в обычной для этой погоды дубленке, желтом шарфе и берете. Вокруг нее стояли полукругом люди с метлами и лопатами в руках. На них были одеты ярко-оранжевые, местами грязные жилеты, что выдавало в них дворников. Дед Метель заслушался. В этот раз он уже боялся подходить ближе к этим людям. Но боялся не из-за того, что они могли причинить ему вред, а из-за того, что вдруг, если он подойдет к ним, женщина замолчит. Он не понимал слов, да их там, наверное, и не было, но эта спокойная и переливающаяся волна протяжных звуков тронула какие-то струны в его сердце. Простые люди, которые вместе с дедушкой Никелем стали слушателями уличной певицы, оказались для него роднее всех остальных из проходящей мимо толпы.
Мелодия еще долго звучала в сознании дедушки, после того как по-настоящему закончилась. Дедушка Метель стоял без движения, боясь нарушить установившуюся гармонию. Из толпы его случайно кто-то толкнул, рядом бежавшая собака внезапно залаяла. Дедушка Метель решил идти дальше. На этот раз шаги его были тверже, но шел он также медленно и теперь старался вглядеться в лица прохожих, совершенно забыв и об иллюминации и о дороге из красного кирпича. Он уже видел конец этой улицы и понимал, что с окончанием его прогулки, закончится все путешествие.
- Друг, помоги деньгами, если сможешь. - Обратился как-то робко странного вида человек к дедушке. Говоривший больше походил на бездомного. Грязные, взлохмаченные волосы, лицо в кровоподтеках и мутные, опухшие глаза. Этот человек не был пьян, но его одежда: еле застегнутая куртка, рубашка, жилет все было черное от грязи. – Мне бы несколько денег, до дому доехать. Ты не подумай я не беспредельщик…
«А может он врет?!» - Вдруг подумалось дедушке, но он еще раз взглянул в эти несчастные глаза и решил, что человек этот говорит правду. Дедушка Метель порылся в карманах – вдруг чего-нибудь лежит, но там ничего не было. Посмотрев в куртке, он нашел незначительного достоинства купюру, невесть как оказавшуюся у него, и, не глядя, протянул человеку.
- Спасибо. Я просто до дома доеду… Меня так милиция разукрасила. Один говорит: «ты видел все и нам это расскажешь», а я ведь им твержу одно и тоже: «все, что видел - рассказал». Ну, они меня стали бить. Вот, - дрожащими руками он протянул дедушке свернутую бумагу, - повестку дали в суд, как свидетель пойду. Но мне бы домой попасть, а суд уже завтра. Куда я в таком виде?... Домой бы доехать… - Упавшим голосом закончил несчастный.
Всю эту речь дедушка слушал внимательно, но как-то отстраненно. Наконец, поблагодарив благодетеля, несчастный человек медленно развернулся и, хромая, побрел сквозь толпу домой.
Дедушка Метель опять опустил глаза в землю. Прежде чем отправиться обратно, к себе, ему захотелось передохнуть где-нибудь одному. Он свернул с «каменной тропы», наполненной яркими гирляндами. Пройдя через дворы нескольких домов, он оказался на узкой улочке. Собственно такой ее делал синий сплошной забор, из которого вырастали строительные краны. Другую сторону огораживала старая кирпичная стена. Недалеко от нее располагалась заброшенная остановка для транспорта. Одинокий, тусклый фонарь возвышался над потертой скамейкой. Старик Метель осторожно сел на нее. Он чувствовал особенную слабость оттого, что в каждой из этих встреч сделал все не так. Что не образумил молодого парня, не остановил его безумную торговлю счастьем. Не нашел нужных слов, чтобы объяснить девушке в белой шапке как она несправедлива. Не дал достойный отпор грабителю со стеклянными глазами. Не сказал «спасибо» той женщине за ее бескорыстную песню. И, наконец, как-то холодно отнесся к несчастному пострадавшему. «Холодно, а ведь я на юге! Погреться приехал…»
Что-то заставило его посмотреть в беззвездное, абсолютно черное небо. Дедушка Метель пригляделся и увидел маленькую звездочку, она как будто приближалась. Через некоторое время дедушка понял, что это была первая снежинка, за которой поспешили множество таких же малюток. Снег тихо, ровным белым слоем покрывал грязь, дорогу из красного кирпича, иллюминацию и дедушку Метель, закрывшего усталые глаза. Наступал очередной Новый год.
Кто читал? Поделиться
2

Комментарии2

0
Тата, 29 Пермь
# ×
2 декабря 2009 в 20:06
Действительно грустная сказка..Я когда читала про женщину из гринписа,думала что в ведре будут мертвые животные!Аж жутко стало!!!А там,всего лишь красная краска...
Интересная сказка...

И вас с наступающим..
0
Юрий, 35 Норильск
# ×
3 декабря 2009 в 02:12
Такая грустная сатира
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Омск, Россия
Пароль
554443
Перейти к знакомству