Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Крылья звезд (автобиографический роман)


Крылья звезд.

Пролог






Все говорят, что смерть - всегда конец,
И что потерянной душе сулит забвенье.
Но иногда она становится началом
Легенды новой, чья судьба – смиренье.
(Автор)


Солнце, как и всегда, проснулось слишком рано. Первые горящие лучи рассвета пробивались между шторами, подсвечивая пылинки, тонкими полосами заливали спальную. Первой в комнате ослепительным блеском озарилась пряжка тонкого женского пояса. Поясок лежал на полу, частично прикрытый чистыми листами, рядом с письменным столом, который прибывал в жутком беспорядке и нуждался в уборке. Напротив стола во всю стену растянулся широкий шкаф, из различных отделений которого торчали самые разнообразные предметы одежды. Крышу шкафа украшала одиноко стоящая черная женская туфелька на высоком каблуке и грустно прислонившаяся к ней пустая бутылка шампанского. Возле широкой упирающейся в стену кровати была хаотично раскидана одежда. Белая рубашечка кружевными рукавами заслоняла строгие черные брюки, а бардовая рубашка прикрывала вторую опустевшую бутылку шампанского. На короткой серой юбке лежала пара мужских лакированных туфель. Один черный чулок висел на подлокотнике кресла, стоящего возле окна.
Я постепенно начал приходить в сознание, но все же не рисковал открыть глаза. Голова болела так, будто ее дня два безудержно били об стену. Когда руки снова стали что-либо чувствовать я понял что в этой постели не один. Приложив жуткое усилие, я повернул голову, слегка откинул одеяло и увидел спящую, нежно прильнувшую ко мне блондинку с завидно стройной и приятной на ощупь фигурой. Я приподнялся на кровати, от чего получил очередную порцию головной боли, которая пригвоздила меня обратно к подушке. Через минуту боль утихла, позволяя мне подняться, приоткрыть глаза и оглядеться. Комната находилась в ужасном состоянии.
- Что вчера было? – тихим голосом сказал я, протирая лицо липкой ладонью, - Хоть бы кто напомнил что-ли…
Я скинул с себя одеяло и, встав с кровати, пошел к занавешенному окну, еле перебирая ногами, с каждым шагом натыкаясь на какую-нибудь вещь. Распахнув штору, мои глаза ощутили всю прелесть режущего похмельный синдром солнца. На подоконнике, рядом с пустой вазой, стояла полная с горочкой окурков пепельница, возле которой лежала почти новая пачка сигарет.
- Какая удача. Не такое уж и плохое начало дня, - хрипя произнес я, доставая сигарету и, приоткрыв створку окна, закурил. Девушка пошевелилась под одеялом, сладко зевнула, потянулась и что-то невнятно пробормотала. Я снова вдохнул едкий синий дым и окинул взглядом просыпающийся город.
- Как утро, Винс? - проговорила девушка под одеялом, продолжая потягиваться и зевать, - Хорошая погода?
- Да. Более чем хорошая.
- Сколько времени?
Я взял с подоконника свой мобильный и просмотрел на экран, прищурив глаза.
- Девять… сорок шесть.
- Черт! Я опаздываю! – выкрикнула девушка и, выскочив из-под одеяла, принялась бегать по квартире, быстро собирая свою одежду, невнятно ругалась и, наконец, скрылась в коридоре. Я проводил ее удивленным взглядом и продолжил молча курить наблюдая за тем, как на улицу выходят первые люди: сонные, грустные, усталые, злые, но все они живут с частичкой надежды где-то глубоко в душе каждого из них, с верой в чудо и стремлением к лучшему.
- Похоже, и мне уже пора идти, - сказал я и потушил сигарету в, уже и без того, переполненной пепельнице, - Сомневаюсь, что шеф сегодня ангел, а не такая мерзкая дрянь, как обычно.
Оглядев квартиру, я решил, что уборка в таком состоянии как мое нынешнее, ни к чему хорошему не приведет, поэтому промолчав, но обильно выругавшись про себя, принялся собирать уцелевшую одежду, а крупный мусор пинать в сторону коридора. Внезапно раздался грохот захлопнувшейся входной двери, который вероятнее всего означал побег той милой особы, которую я вообще впервые в жизни видел.
- Да уж, хорошее начало дня…
Я кинул ком уцелевших вещей на кровать и еще раз оглядел комнату, как услышал доносившийся с подоконника звон мобильного телефона. Я взял трубку. На экране мигала табличка «Неизвестный номер». Из любопытства я все же ответил на звонок.
- Винсент Сард? – раздался в трубке слегка неуверенный, но приятный женский голос.
- Да…
- Вы просили напомнить, что записаны на прием к доктору Кроули сегодня в три часа дня.
- Да, спасибо. А я и забыл совсем. Постараюсь не заставить мистера Кроули ждать, - с насмешкой произнес я, пытаюсь хоть как-то расшевелить сонное чувство юмора, параллельно застегивая манжет рубашки.
- Всего доброго, - сказала девушка, после чего трубка стала издавать громкие прерывистые гудки, жутко давящие на мозги, уши и организм вцелом. Я кинул телефон на смятую кровать и продолжил искать нужные мне вещи.
- Точно, сегодня же прием. Как я мог забыть? – спросил я у себя, перебирая стопку брюк в шкафу, - Хотя если уж я не помню девчушку, с которой спал, то с чего бы мне помнить об этой мелочи?
Взяв из шкафа понравившийся чистый галстук, я пошел в ванную с мыслью о холодной воде и адекватном внешнем виде. Стоило переступить порог комнаты, как мой желудок издал позывной об истощении запасов продовольствия, после чего начал медленно скручиваться в узел. Поддавшись убедительному требованию организма, я свернул направо и оказался на кухне, которая находилась в более порядочном состоянии, по сравнению со спальной. Я открыл одиноко стоящий в углу холодильник и схватил первое, что попалось под руку. Это был остаток от жареной курицы, неизвестным образом очутившийся в моем доме.
- Скорее всего, эта девчушка ее и принесла. Ну… спасибо тебе, щедрая незнакомка! – выкрикнул я и мигом съел кусок. Через мгновение следом направил и второй. Желудок радушно принял дар и начал приходить в должное ему состояние, но требовал еще. Я снова прошелся по холодильнику и наткнулся на почти полную бутылку молока. Мои глаза радостно засияли. Жадно свинтив крышку, я принялся перекачивать содержимое себе в желудок. Удар пустой бутылкой по столу обозначил окончание приема пищи.
Задобрив дух голода, я направился в ванную. Как не странно, но эта комната находилась в идеальном состоянии: духи ровными рядами с кремами и гелями стояли на полке, полотенца аккуратно висели на вешалках, под ногами ластился маленький коврик. Я подошел к зеркалу, облокотился на раковину и открыл кран. Струя холодной воды с силой ударила по ладони и разлетелась маленькими капельками-осколками, забрызгав рубашку, брюки и лицо. Я негромко выругался, протер лицо рукой и следом насухо полотенцем. В зеркале отражалось некое подобие меня, потрепанного тайной сегодняшней ночи. Я протер зеркало полотенцем и, кинув его на стиральную машину, вышел в коридор. В квартире царила тишина и правил беспорядок. Еще раз пройдясь по квартире и выключив везде всю электронику и освещение, я вернулся на исходную, обул черные лакированные туфли, накинул новую кожаную куртку и вышел из квартиры, громко хлопнув тяжелой входной дверью.
За спиной раздался звон ключей и скрипящие обороты замка. Я обернулся. На площадку вышла высокая стройная девушка в строгом приталенном пиджаке, подчеркивающем излишнюю щедрость природы в нужном, на мой взгляд, месте женского тела. Это была Сильвия. Ее черной юбка, еле доходящая до середины бедра, облегала стройные ножки и чарующе смотрелась на столь изящной фигуре. Милое личико, ярко сияющее как утреннее солнце, украшала добрая и жизнерадостная улыбка. Мой взгляд привлек сладкий блеск голубых, как небо, глаз. Маленькие ушки прикрывались, словно бушующими морскими волнами, прядями светлых волос.
- Доброе утро Винсент, - воскликнула она, поправив прическу, - Не правда ли изумительная погода?
- Да уж. Утро действительно доброе… - холодно произнес я, обронив краткую улыбку, которую, судя по ее радостному взгляду, она и ожидала, - Как дела? Чего новенького в жизни?
- Все хорошо. Живу, работаю, радуюсь приятным мелочам. А ты чего такой грустный? У тебя что-то случилось?
- Нет. Просто я после тяжелой ночи. Вроде и выгляжу как вчера, но пять отличий найти можно.
- Понятно… Будь пожалуйста аккуратен с этими делами. Ты мне еще здоровый нужен, - сказала она, ласково улыбаясь и застенчиво поправляя прическу, - А сейчас ты куда направляешься?
- В издательство. По пути зайду в больницу, узнать что там, да как. Результаты анализов должны были прийти еще вчера, - говорил я, направляясь в сторону лифта в сопровождении очаровательной попутчицы, - И, если мне повезет, получу гонорар за сборник стихов, выпущенный еще на прошлой неделе. Так что есть чем сегодня заняться.
- Разве ты чем-то серьезным болеешь? – спросила Сильвия, нажав тремя тонкими пальчиками кнопку вызова лифта. В лифтовой шахте что-то щелкнуло, загудело, и, наконец, принялось медленно подниматься на наш этаж, - По тебе не скажешь. Лично я вижу только легкое похмелье.
- Я сам не знаю. Просто приду забрать результаты плановой медкомиссии и все. Там все хорошо будет. Тем более больным я себя не ощущаю.
Шум элеватора утих, и перед нами распахнулась дверь лифта. Плавным жестом руки я пропустил даму вперед и зашел следом.
- Над чем ты сейчас работаешь? - спросила она, копошась в сумке в активном поиске какого-то явно необходимого ей именно в данный момент предмета. Я нажал на кнопку с цифрой 1. Лифт тронулся и гулко поскрипывая начал опускаться.
- Я пишу роман, но так до конца и не продумал сюжет. Буду придумывать на ходу. К тому же мне так намного проще писать. Не ограничиваю себя в каких-либо определенных рамках сюжета.
- Как здорово, - с восторгом воскликнула она, достав из сумочки маленькое зеркальце, но не отводила взгляда от меня, - А ты подпишешь один экземпляр своего романа, когда издашь?
- Конечно, непременно подпишу, - мягким голосом сказал я, добавив улыбку к сказанному, - Осталось только закончить его и можно пускать в тираж. Как только первая книга будет готова – в любое время.
- А ты уже придумал заголовок для нее? Есть какие-нибудь мысли?
- Да, есть пара идей. Скорее всего, они будет называться «Серебряное перо». Оправдывающее сюжет название.
- Красиво звучит. А в чем суть сюжета?
- Ну, если вкратце, то там речь идет о парне, который попадает на небеса и становится защитником мира и порядка, сражается с демонами и находит свою любовь, которая присоединяется к нему в этой вечной борьбе света и тьмы.
- Как интересно, - протяжно сказала Сильвия, на мгновение задумчиво опустив глаза, но вскоре снова ласково улыбнувшись, посмотрела на меня, - Необычный жанр для литературного произведения.
Лифт замедлил ход, гул мотора затих, и вскоре кабина вовсе остановилась, распахнув двери на нужном нам этаже. Сильвия вышла первая, соблазнительно виляя бедрами, от которых я не мог и не хотел отрывать глаза. Встряхнув голову от пошлых мыслей, я наконец пошел вслед за ней под такт каблуков, стук которых звонким эхом разливался по стенам коридора. Сильвия подошла к двери и, приложив усилие, попыталась ее открыть. Ее старания оказались тщетными.
- Позвольте, - сказал я бережно отодвинув девушку в сторону, после чего крепко ухватив ручку посильнее толкнул плечом тяжелую железную дверь. Она сразу же поддалась, и я вылетел на улицу. Яркий солнечный свет заставил прищурить глаза.
- Ты просто прелесть, - сказала Сильвия, выходя из подъезда, - Что бы я делала без грубой, но привлекательной мужской силы?
Я решил не острить по этому поводу и просто улыбнулся.
- Нет, ты явно напрашиваешься на комплемент, - ласково произнесла Сильвия, проходя рядом со мной, - Повезло же твоей жене.
- Может я тебя удивлю, но у меня нет жены, - ответил я, приняв роль сопровождающего.
- А девушка у тебя точно есть.
- И девушки тоже нет. Я предпочитаю свободное плавание.
- Любопытный ты человек Винсент, - задумчиво сказала Сильвия, легким жестом поправив прическу, - Я то думала ты уже давно живешь семейной жизнью, а тут вот как оказывается.
- Я не хочу никого обременять. Тем более моя работа требует тишины и спокойствия. Будь у меня семья, я бы точно не смог заниматься творчеством. А пока я одинок, моя жизнь успешна и перспективна. Так что, можно сказать, мне никто не нужен.
Лицо Сильвии резко сменилось и приобрело черты огорчения. Несколько минут мы шли молча. Я шел медленно, смотрел по сторонам, периодически поглядывая на спутницу, которая видимо была опечалена моими словами, и, опустив голову, смотрела вниз.
- В детстве… - неожиданно начала Сильвия, - нас на ночь запугивали разнообразными существами, наподобие леших, бабок-ежек, мумий-троллей, и даже неким сереньким волчком, который мог прийти ночью и откусить до полбочка ребенка, после чего тот умирал от потери крови… Все же в детстве было намного лучше, чем сейчас…
- Времена меняются. И мы меняемся со временем. Нет ничего вечного и неизменного. Никогда не стоит стоять на месте и ждать, что наступит чудо и изменит нашу жизнь. Мы сами творцы своей жизни и своей судьбы. Только приложив усилие, мы сможем изменить мир к лучшему. А начать лучше всего с себя.
Лицо Сильвии резко преобразилось, сменив печаль на привычную жизнерадостность. Она остановилась, улыбнулась, глядя мне в глаза и, обняв, положила голову на плечо.
- Ну чего ты? – тихо спросил я, обняв ее одной рукой, а второй гладил ее волосы, - Что ты в самом деле как маленькая?
- А я может быть хочу быть маленькой! – воскликнула она сквозь слезы, - Может мне не хочется менять что-либо в своей жизни!
- Ну все, успокаивайся. Слезы – это не выход. Нужно собраться и жить дальше…
Не успел я закончить свою мысль, как Сильвия оттолкнула меня от себя, и, громко рыдая, побежала обратно в сторону дома, закрывая слезы руками.
- Никогда не понимал я этих женщин, - сказал я, смотря вслед убегающей Сильвии, - Хотя кто их вообще понимает... Ладно, успокоится, отойдет.
Достав сигарету, я закурил и направился дальше. Впереди, через дорогу, виднелся угол нужного мне здания, в котором у меня на сегодня была назначена важная встреча. Подождав несколько минут на светофоре, я перешел через дорогу. Машин на дороге не было. Обернувшись непонятно зачем, я посмотрел на безлюдную, ярко освещенную полуденным солнцем улицу и, выпустив маленькое синее облако, направился дальше. Наконец, остановился возле длинного и довольно высокого здания больницы. «Какого черта в такой хороший день мне надо портить себе настроение визитом к этому живодеру? – подумал я про себя, медленно выпуская в воздух клубы синего дыма, - Не дай бог он меня еще всякие цветные таблетки заставит ложками есть… Эх, что за день то?»
Выбросив тлеющие останки сигареты, я все же решился зайти внутрь. Большие стеклянные двери распахнулись, представив передо мной всю полноту суеты государственных заведений. За широкой, напоминающей барную, стойкой, стояла очередь из врачей, медсестер и гражданских пациентов. По коридору быстрым шагом проносился персонал больницы, в то время как на лавочках вдоль стен томились в ожидании пришедшие на прием бесконечные очереди людей разных классов населения. Оглядев это безобразие, я направился к стойке, над которой висела табличка «приемная». Внезапно группа врачей отошла в сторону, продолжая что-то бурно обсуждать в своем тесном кругу, из которого был еле слышан шелест перелистывающихся страниц и длинные предложения из странных слов. Не теряя времени, я быстро занял их место.
- Что вы хотели? - спросила средних лет женщина, быстро заполнявшая больничные бланки, не отрывая от них взгляда.
- Вы мне?
- Ну а кому? Ты же подошел?
- Мне назначено на сегодня, - сказал я, протягивая ей маленький листок с направлением. Она выхватила его, положила на стопку бланков и через секунду шлепнула им по стойке.
- Налево по коридору, второй этаж, отделение гематологии, профессор Алистер Кроули. Следующий!
- Спасибо, - ответил я и, забрав направление, отправился по полученным координатам. «Да уж… - думал я про себя, поднимаясь на второй этаж, - И как еще у нее нервы выдерживают?».
Поднявшись на указанный этаж, мне в глаза попалась схема с расположением кабинетов и отделений. Запомнив маршрут к конечной цели, я направился вперед по коридору, уклоняясь то от пробегающих мимо медсестер со стопками папок в руках, то от швабр санитарок, усердно намывающих полы коридоров. Спустя пять минут усердного поиска я нашел кабинет, отмеченный в моей бумажке. Это и была моя цель на сегодня. Еще раз сверившись с табличкой на двери, я постучал в дверь, но так и не получив ответа зашел внутрь.
- Разрешите? - сказал я, переступая порог кабинета.
- Вы по записи? - раздался голос из-за стола в дальнем углу комнаты, заваленный горой папок и снимков рентгена.
- Кто? Я?
- Ну так, вы же ко мне пришли?
- А я не ошибся?
- Не знаю, - сказал доктор, выглянув из-за стопок документов, и сверкнув широкими линзами очков в толстой оправе, принялся меня изучать, после чего добавил - Вы вообще пациент?
- Ну как… а не похож?
- Вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?
- А что?
Наступила минутная пауза. Ей сразу же воспользовался доктор в целях протереть толстый линзы очков и что-то поискать в стопках бумаг, плотно рассредоточенных по рабочему столу. Я стоял на пороге кабинета, наблюдая за поисковыми работами парня в халате. Наконец он достал какую-то папку и принялся ее детально изучать.
- Метапластическая анемия на фоне миелобластного лейкоза, господин Сард, - произнес доктор, захлопнул папку и кинул ее на стол, - Вот ваши результаты обследования.
- А это вообще что и как? – сказал я, прикинувшись средним рабочим классом, так как трудно было выговорить этот диагноз, а уж тем более понять.
- Метапластическая анемия – это один из видов заболеваний крови. Она возникает от токсического действия на костный мозг ионизирующей радиации, некоторых химических и ле¬карственных средств, таких как: бензол, цитостатические препараты, антибиоти¬ки. Может наблюдаться при инфекционных заболеваниях, нарушениях гор¬мональной регуляции эритропоэза, аутоиммунных процессах и многое другое…
- Простите, а причем тут кровь вообще?
- Прошу не перебивать меня юноша! – воскликнул доктор, который внешне лет на пять младше меня, - Так вот… В костях происходит замещение кроветворной ткани опухолевыми клетками. При воздействии на костный мозг названных мною факторов, поврежда¬ются и гибнут стволовые клетки, подавляются процессы деления и созре¬вания кроветворных клеток. Как следствие того, сокращается объем кроветворной ткани, что ведет к аплазии костного мозга, то есть, говоря простым языком, к его опустошению.
- И как это отражается на моей жизни? Или еще только отразится?
- Да уж, - прохрипел доктор, поправив очки, и снова принялся листать ту же папку, шепотом читая отрывки, - По результатам анализов отмечается прогресси¬рующее падение эритропоэза,… количество эритроцитов падает,… 1,03 в микролитре,…здесь у него… ага… резко снижается содержание в крови гемоглобина,… цветовой показатель у нижней границы нормы… так, так…
- И? - протяжно обратился я к лекарю, в надежде услышать от него хоть что-нибудь адекватное для моего понимания.
- У вас рак костного мозга. Так более ясно?
Меня охватила паника. Частично потеряв себя в этом мире, я стоял в оцепенении около минуты, после чего все же сделав глубокий выдох, начал постепенно приходить в сознание. Доктор все это время смотрел на меня, ничего не говоря и не выражая никаких эмоций.
- Да уж… это намного яснее…
- А чего ты ожидал от такой жизни? Гуляешь месяцами, пьешь ведрами, куришь блоками. Что тут поделаешь? А еще, небось, и в публичном доме частый клиент. Вот тебе печальные последствия беззаботной жизни…
- Как я понимаю, это вылечить невозможно?
- Нет. Может, лет через двадцать мы научимся это лечить, но не сейчас, увы, друг мой, только так…
- И что, совсем нет вариантов?
- Почему же, есть, но только один.
- Какой?
- Есть одни чудо-таблетки. Они рак не вылечивают, но жизнь лет на пять продлевают.
- Раз других вариантов нет, то я согласен и на этот.
- Что ж. В таком случае… - прервался доктор и принялся копошиться в груде мелких бланков, тихо браня работу, семью и жизнь вцелом. Наконец он достал пустой лист и быстро начал что-то записывать, потом ухватил печать и от души приложился ей по бумажке, внушительно, при этом, колыхнув стол, - Вот… с этим ты пойдешь налево, на первый этаж, там найдешь отдел гемотрансфузий. Спросишь у кого-нибудь. Как зайдешь - покажешь это, и тебе выдадут таблетки. Я надеюсь, ты все запомнил.
- Да, все вроде понятно, - проговорил я, обрабатывая полученную информацию, - Я могу идти?
- Конечно! Всего доброго!
Я взял расписанный бланк и вышел из кабинета. «Нет, они либо все ненормальные, либо мне такой попался, - начал я монолог, приводя в порядок свое сознание, - Пожалуй, он такой один…» Только взглянув на врученный мне листик, стало ясно, что это рецепт таблеток и пытаться расшифровать его не имеет никакого смысла. Аккуратно свернув его и убрав в карман брюк, я отправился ниже этажом на поиски кабинета со сложным для произношения названием. «Как же оно там правильно-то называется?» - спросил я себя, напрягая останки памяти и водя глазами по навешанным всюду табличкам.
- Простите девушка, - сказал я, остановив проходящую мимо довольно привлекательную, на мой взгляд, медсестру, - Не подскажете где здесь отдел гамо…геми… короче, где кровь переливают?
- Вон та дверь справа, - сказала сестра, указав на две двери в конце коридора.
- Спасибо огромное!
- Не за что, - произнесла она улыбнувшись, и пошла дальше по коридору.
Я быстро дошел до указанной двери и заглянул в комнату, предварительно постучавшись. Кабинет представлял из себя большую лабораторную комнату. Всюду стояли стеллажи, полки которых были заставлены различными приборами, колбами и флаконами с жидкостью разных цветов внутри. На столах стояли цилиндрической формы аппараты, рядом было множество штативов с пробирками. В углу комнаты располагался большой многоярусный шкаф, за стеклянными створами которого на полках лежали разнообразные сверкающие инструменты, прикрытые белой простыней. Другой угол кабинета занимала башня из шести больших тяжелых клеток, вероятнее всего предназначенная для лабораторных животных. Неожиданно для меня дверь в другом конце комнаты открылась и из нее вышла молодая стройная девушка с черными, как перо ворона, волосами в облегающем белом халате, полы которого еле прикрывали до безобразия короткую юбку.
- Вы что-то хотели? – нежно, с обольстительным оттенком, произнесла девушка и медленной модельной походкой направилась ко мне.
- Да… - еле сказал я, очарованно смотря на ее движения, - Я от доктора Кроули и… вот…
- Ах да. Он говорил, что вы придете. Давайте рецепт.
Я нащупал в кармане свернутый листик, медленно протянул его докторше и, словно завороженный, не сводил с нее глаз до тех пор, пока она не скрылась за дальней дверью. «Вот это бомба!» - крикнул я про себя, но на мгновение мне показалось, что я все же сделал это вслух.
Через несколько минут девушка вышла и парящими шагами подошла ко мне.
- Вот. Это то, что вам назначил профессор, - сказала она, протягивая меленькую пластиковую коробочку.
- Это все что нужно? Больше ничего?
- Да. Больше он вам ничего не назначал.
- Тогда я могу идти?
- Не совсем. Сначала выпейте одну таблетку прямо сейчас.
- А зачем сейчас?
- Мне еще нужно взять у вас немного крови с препаратом для дальнейших анализов. Может быть, нам придется назначить для вас другие таблетки, но это будет ясно позже.
- Хорошо. Раз надо…, - произнес я, и, достав из коробки первую попавшуюся пилюлю, отправил ее внутрь себя.
- Я надеюсь, вы не боитесь подобных процедур, - ласково улыбнувшись сказала она, добавив к этому кокетливый взгляд.
- Не беспокойтесь девушка. Такое я точно не боюсь.
- А зря, - загадочно произнесла девушка и плавным жестом указала на кресло рядом с собой, - Присаживайтесь. Подождем минуту, пока лекарство попадет в кровь.
- Хорошо. Я пока никуда не тороплюсь, - произнес я, поудобнее усевшись в кресле, - Можно нескромный вопрос?
- Люблю непристойные вопросы. Задавай.
- Я не это имел ввиду… - сказал я, поперхнувшись от необычайной раскованности местного персонала, - Просто хотел узнать, как вас зовут.
- Доктор Роза Келли. Но друзья зовут меня просто Шарм.
- Красивое и редкое имя. К тому же очень подходящее и оправдывающее вас прозвище.
- Можете идти господин Сард.
- Откуда вы знаете как меня зовут?
- Читала вашу историю болезни и запомнила.
- А мою кровь вы передумали брать?
- Уже взяла, - сказала она наклонившись ко мне из-за плеча, держа в руке шприц, заполненный кровью.
- Вот это я понимаю мастер! Даже не почувствовал.
- Это моя работа.
- Хорошая работа.
- Мои пациенты будут чувствовать только то, что я захочу, - прошептала она, наклонившись еще ближе ко мне, после чего я почувствовал как ее язык проскользил от мочки до кончика моего уха.
- Какого черта ты делаешь? - возмущенно воскликнул я, вскочив с кресла.
- Тебе разве не нравится? Ты же всегда мечтал о такой женщине как я! Смелей! Давай сделаем это вместе! – говорила она, медленно плывя по воздуху в мою сторону. Я начал отходить назад и увидел, как ее глаза засияли разгоревшимся изнутри пламенем. Ее волосы, подобием черных змей, извивались во все стороны, полы халата начали дымиться, тлеть и вспыхнули алым костром, окутывая обнаженное женское тело. Вскоре и стены кабинета начали тлеть, периодически вспыхивая языками пламени, потолок чернел и дымился, осыпаясь горящими каплями пластмассы, а в воздухе уже кружили крупные хлопья пепла.
- Иди же ко мне Винсент, – шептала она, протягивая ко мне руки, - Ты же хочешь этого, я знаю. Не бойся. Смелей!
Охваченный паническим страхом, я принялся на ощупь искать на столах хоть какое-нибудь средство защиты, не сводя глаз с парившей над землей ведьмы. Спустя минуту отступления, мою руку порезал тонкий инструмент. Это был хирургический скальпель. Не думая о порезе, я схватил его и направил острие в сторону врага. Ведьма рассмеялась, но все же остановилась.
- А говорил, что не боишься! - внезапно сквозь смех прокричала ведьма, - Жалкое ничтожество!
- Закрой ставни, демонюги кусок! - оскалившись, воскликнул я, покрепче сжав скальпель, - Ну же, нападай! Чего ты ждешь?
Ведьма продолжала парить над землей, водя по воздуху объятыми огнем руками. «Долго мне не продержаться, - говорил я про себя, чувствуя резкое ухудшение самочувствия, - Мои движения замедляются… Тело тяжелеет… Надо срочно что-то делать… иначе…» Внезапно в моих глазах потемнело, зрение резко исказилось. Сквозь туман сознания и хлопья пепла, я наблюдал за ведьмой, которая опустив руки и, наклонив голову, пристально смотрела на меня в ожидании моей скорейшей смерти. Острие скальпеля колебалось все сильнее и, не зависимо от моей воли, медленно опускалось вниз. Мое тело уже не слушалось меня. Окончательно ослабев, я опустился на колени и, услышав далеко впереди себя протяжным эхом звон упавшего скальпеля, рухнул на усыпанный пеплом пол, подобно поверженному воину, принявшему свою смерть.
Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Чикаго, США
Пароль
337004
Перейти к знакомству