Создай анкету
или
войди через социальную сеть

СтиХи

***
Вчера звезда упала с неба,
Ладони я воздел к просторам,
Узрел того, знаком с кем не был,
И поглощен был разговором.
Мне стало все вокруг понятно,
И мне открылись тайны свыше,
Он говорил так четко, внятно,
Он говорил все тише, тише...
В ушах звучали отголоски
Того, что еще только будет,
Не лица из немого воска,
Живые умирали люди.
Они друг друга убивали
И рвали Библию на части,
Его презренным называли
И утопали в плотской страсти.
Они к животным возвращались,
От коих были рождены,
Но, издеваясь, ухмылялись,
Любимым не были верны.
Рисуя красоту полей,
Уничтоженье создавали,
В безмерной жадности своей,
Детей друг другу продавали.
Погрязнув в благе, тая в жире,
Трясясь с оружием в руках,
Ценой всего, что суще в мире,
Хранили то, что в сути - прах...
Тогда упал я на колени,
Его просил: “Пусть так не будет!
Пусть сгинет мрак, исчезнут тени,
Останутся людьми пусть люди!"
Ответом было мне виденье,
Там будущее стерлось в пыль
И было предано забвенью.
О, Боже правый, это быль.



ЖИЗНЬ
Мы в детстве были наивные, простые
От жизни ждали только чудеса,
Тогда за судеб виражи крутые
Готовы были ненавидеть небеса.
Потом, взрослея, жизнь осознавали,
Не веря в сказку, жили днем одним,
Черствея, ждать, любить переставали
И исчезали за витком крутым.
Так поколения друг друга заменяли,
По кругу двигались путем одним,
Ошибки предков снова повторяли,
Давали жизнь наследникам своим.

***
Мое время идет – бездушный палач,
И стихи, словно когти, по сердцу скребут.
Ночь седая ползет – безмолвный мой врач,
Лица старых друзей, как в тумане плывут.
Жизнь ложится тяжким камнем на грудь,
И любовь тихо шепчет молитвы в прозе,
Боль меня душит, невозможно вздохнуть,
Чьи-то руки кладут мне к портрету розы.
Мои розы вянут – две черных сестры,
И последние мысли нельзя отогнать,
Моя свечка погасла, издав дикий крик,
И святые устали грехи отпускать.

ОНА
Она взяла песочные часы,
Потек песок, песчинки душ считая,
Она кидала жизни на весы,
Судеб людских ряды перемежая.
Она искала тех, кому пора,
Она брала и тех, кому не время:
Все наши жизни – глупая игра,
Мы для нее лишь тягостное бремя.
Ей наплевать кто прав, кто виноват,
Она нам не палач и не пророк,
Не ей решать, кого отправить в ад,
Она лишь только отсчитает срок.
Она живет, идет веков чреда,
Она не устает, не просит есть,
Она идет сквозь наши города
И носит лишь часы и имя Смерть.


ХРАМ
Дверь скрипнула, в тяжелых сапогах,
Роняя грязь на девственный паркет,
Они вошли, куда ни боль, ни страх
Не смели появиться много лет.
На белых стенах, излучавших свет,
Они писали кровью и углем
Историю десятков тысяч лет,
Которые в позоре мы живем.
Они разбили витражи окон,
И вьюга ворвалась, убив камин.
И дикий полный страха тихий стон
Издал мечем пронзенный клавесин.
Они ушли, пришли другие вслед,
Неся порок, разврат и поруганье,
Так было несколько трагично длинных лет,
И так ваялся черный храм страданья.


Я ЖИВ
Какая милая простая теплота,
Какая дивная святая красота,
Каких цветов исполнился эфир
И тысячей ветров наполнен Мир.
Какая нежная лесная тишина,
В прозрачном воздухе растаял звук-весна.
Какая безмятежная любовь,
И как тепло, когда вскипает кровь!
Какая чистая живая белизна,
Какая мудрая природы тишина.
Какой песок и теплые лучи,
И хочется кричать. Молчи, молчи…
Прислушайся к дрожанию листвы,
К струям ручья, к дыханию живых
И к тихому биению сердец,
К тому, что шепчет старый дуб мудрец…
Лаская, дождь озеленил листву,
Я понял: « Я люблю и я живу!»


ПЛЕН
Зачарованный сон белых стен,
Синий свет
И в решетку сплетенная сталь.
Скрип надрывный замков, долгий плен,
Боли нет.
Только в сердце рыдает печаль.
Мертвый свет льет в пространство луна,
Тьма ночей
И бессонницы мерзлый гранит.
Вязкий омут неверного сна,
Гул речей
В воспаленном сознанье звучит.
За открытой дверью шаги,
Коридор -
В заточенье свободы клочок.
Гулко в уши стучится: « Беги!» -
Чей-то сын заключен под замок.
Прочь из жизни прожитый листок:
Календарь
Вместо жизни. Все люди чужие.
Взор пустой устремлен в потолок.
Снег, фонарь,
Ночь, больница, психиатрия.


СОН
Среди предвечной рощи на поляне,
Под дубом, помнящем Земли творенье,
Купаясь, как в меду, в густом тумане,
Сквозь тихий сон, шепча благословенья.
Я видел сон прекрасный безмятежный:
Вся в белом молодая, как весна
Средь рощи столь густой сколь и безбрежной
(Ей бесконечность вечная тесна)
В одежде, сотканной света звезд,
Владычица зеленого чертога
Дочь ветра и царица дивных грез
Сидела дева на спине единорога.
Вдыхая жизнь, рождая вдохновенье,
Прикосновеньем освятила мне чело,
И ожила душа с прикосновеньем,
Забилось сердце, ощутив тепло.
Я ожил вновь, очнувшись ото сна,
Я чувствовал тепло и озаренье,
В усталом сердце расцвела весна,
Как сна прекрасного живое продолженье.



ЛЮБОВЬ
Любовь в своем обличье – в белом платье
И с алой розой на груди
То сыпет тысячей проклятий,
То свет укажет впереди,
То жизнь сломает на две части,
Оставив большую во мгле,
То бросит нас в пучину страсти.
О, есть ли лучше на Земле
Моменты, чем любви мгновенья?!
И пусть она приносит боль,
Она несет и вдохновенье:
Ты лучшую сыграешь роль
Пока любим, пока богат любовью.
Делись богатством – преумножь его,
С горящим сердцем и кипящей кровью,
И в Мире нет счастливей никого!

***
Блистая и звеня морозным серебром,
Давая жизнь всему, что может жить,
Одев венец из трав, укрывшись льдом,
Стезею жизни тянет свою нить,
Петляя в бесконечном полотне,
Искусно сотканном в начале всех времен,
Рождая сон, неся покой во сне,
То вольный, то скалой пленен,
То падает с подоблачных высот,
То вновь бежит среди душистых трав,
То на куски расколет толстый лед,
То тихо шепчет, усмирив свой нрав,
Теряет силы в пустоши сухой,
И возрождается, напившись из ключей,
Бежит вперед, на век забыв покой,
Морозным серебром, звеня, ручей.


ПРОСТИ
Прости, наверное, я слишком долго спал.
Прости, наверное, я слишком мало видел,
Прости за то, что я таким не стал
Как ты хотела, зря тебя обидел.
Прости мне холодность, жестокость эгоизм,
Прости за седину, за слез ручей,
Прости за то, что камнем падал вниз
И пламя задувал твоих свечей.
Прости меня за то, что не ценил
Заботу, с детства окружавшую меня,
Прости за то, что мало я любил.
Прошу: «Прости!» я, голову склоня.
Прости за то, что был объят я тьмой,
Прошу: «Прости!» - то вовсе был не я.
Прости за то, что спорил я с тобой,
Прости, что гневом был я обуян.
Слова любви, казалось, режут слух-
Прости меня, что был я слишком слеп,
Прости за то, что был я слишком глух,
О, как в неверие своем я был нелеп!
Прости за то, что ложь терзала душу,
Прости меня – я слишком мало верил.
Прости, ведь я тебя совсем не слушал,
Прости и в отчий дом открой мне двери!



ПРИВЫЧКА
Грудная клетка,
Заперто в ней сердце,
Ты видишь, детка,
Надо мне согреться:
В твоих объятиях
Терзает душу боль,
Я лишь понятие,
Абстракция, я ноль.
Вино – отрава
Для души и тела.
Ты пахнешь травами,
Но мне уже нет дела.
Ты мягкой поступью
Идешь со мною рядом
И сеешь россыпи
Влюбленных нежных взглядов.
И бьется сердце,
Словно в клетке птичка.
Закрыта дверца.
Ты моя привычка.


СПОСОБ ЖИТЬ
Я видел свет болезненно слепящий,
Я знаю боль, я видел смерть людей.
В мир синтетический большой ненастоящий
Приходит жизнь и полнится идей.
Но время все меняет, стерлись рамки,
И на распятье заржавели гвозди,
Прекрасных дам здесь нет, остались самки,
На шее упырей повисли грозди.
Больного общества безумные сыны –
Шакалов стаи рыщут в переулках,
Пробрался в душу страх, протухли сны,
Плач матерей звучит в ушах так гулко.
И плачут матери, их пропадают дети,
Другие дети взялись за ножи,
Жестокость – ценность главная на свете,
Самоубийство – верный способ жить!


ДОРОГА
Избитая в камнях мертвая дорога
Вьет свой путь из этих мест давно забытых Богом
В страну, где солнцами сияет небосвод.
И лишь слепой там рай не обретет,
И лишь глухой не слышит пенья птиц,
Там нищий просто должен падать ниц,
Ребенок алчный хватается за нож,
От пьяных лиц бросает тело в дрожь.
В прекрасном мире, где сияет свет
Дорога мертвая свой обрывает след,
Там казни ждет безумная толпа –
В Долину Смерти вывела тропа.


ПРО ЛЮБОВЬ
Черным псом ночь легла на дорогу,
Песьим глазом моргнула луна,
Лошадь – небо стоит у порога,
В яблоках звезд она.
Стройный тополь – юноша вечный
Смотрит влюблено на реку,
Любовь относится бесчеловечно
К любящему человеку.
Сколько дней влюбленный проводит
В ожидании грядущей встречи,
Но день бесполезно проходит,
И наступает вечер.
Вновь один, собаку он гладит.
Лошадь снова стоит у окна.
Тополь, нежно на реку глядя,
Обнять ее хочет, она,
Мученья милого видя годами,
Не может к нему подойти
И бьется меж берегами
Вставшими у них на пути.
Тополь прости о помощи Бога,
Бог слышит, вот ветра порыв,
И тополь в молчании строгом
Летит в прибрежный обрыв.
И рад, ведь в объятия к милой
Он, наконец, попадет,
Плевать, что в омуте стылом
Он непременно умрет.
Зачем ему жизнь без любимой,
Зачем одинокий век,
Зачем холодные зимы?
Он любит и он человек!


7777
Комната, закрытая на ключ, превращенная в клетку,
Никто не зайдет, никто не убьет, с ними вижусь так редко.
Здесь безопасно, мысли мои никто не тревожит,
Галлюцинации – единственный друг, но он не поможет.
Белые стены расписаны кровью, очень красиво.
Странных слов корявые буквы – тривиальное чтиво.
Кругом полумрак, запутался свет в толстой решетке,
Я в океане без капли воды в маленькой лодке.

Пр.: Я священник от вас я жду покаянья,
Я супер рок звезда и я жду признанья,
Я маленькая девочка и жду защиты
От ментов разжиревших, от чиновников сытых,
От мужчины на улице, от учителя в школе,
Я ищу, где поплакать – утоление боли.

Глаза мои смотрят на пол, я жду изменений.
Разум устал – вечные мысли, вихрь сомнений.
Дверь молчаливо меня отделяет от внешних мучений,
Сижу и лишаюсь философского смысла, каких-то значений.
Боль одиночества – чей-то бред, здесь так уютно,
Голос звучит, но я замолкаю – звучит слишком нудно.
Я наблюдаю за тихой игрой тени и света,
Я в пустыне, в песках, солнце палит, помощи нету.


Солнце и пол, тени мел, мысли и уголь,
Кровь на полу, на стенах следы, время на убыль.
Ночь. В темноте сознанье рисует в красках картинны.
День. И опять мысли в словах с сознаньем едины.
Память вернет те времена, где было больно.
Теперь хорошо, где нет никого очень спокойно.
Солнце так близко, но ближе Земля, к ней приближаюсь,
Я астронавт, порван мой трос, в смерть устремляюсь.


Ты мой наркотик, ты моя воля,
Ты причина, рожденная болью,
Болью, которой понять ты не сможешь,
Просто душу мою ты тревожишь.
Ты мне даешь, чего не давали
Цветы на окне, что всегда увядали,
Солнце, что в море всегда опускалось,
Котенок в подъезде, вызывающий жалость,
Огонь, никогда не дававший тепла,
Белый сон, изжигавший душу дотла,
Холод стихов, пафос речей,
Страсть проведенных с кем-то ночей.
То, что спокойно парит над волнами,
То, что покоится рядом со снами,
Там, где ничто не тревожит сознанье,
Где есть тишина, нет боли, прощанья,
Где солнце встает над широкой рекой.
Спасибо тебе, ты даешь мне покой.

*****************************
А я увидеть не рассчитывал,
Как ты любовь вплетаешь в косы,
На свете очень много видывал:
Как на поля ложатся росы,
Как воин молодой дает обет,
Как жеребенок пробует ходить,
Как умывает золотом рассвет,
И как волчонок учится любить,
Как заяц надевает новый мех,
Как зарождается любовь двоих,
Как в глубине рожденный льется смех,
Как сто веков назад вулкан затих,
Как снова вдруг проснулся великан
И красным залил все, что есть вокруг,
Как радость бьет ключом горячим там.
Где друга, не жалея сил, спасает друг.
Я видел все и вовсе не во сне,
Я тысячу веков тебя любил,
Но утром ты открыла тайну мне,
Я вспомнил то, о чем давно забыл:
Как радостно смеется водопад,
Когда в струях его студеных вод…
Как лес бескрайний говорит о том, что рад,
Когда в его тиши вкушают мед…
Как ветер зачарованно утих,
Когда в просторах взятых от Творца
Вдруг звезды ярче светят для двоих,
Чьи цепью страсти скованы сердца.

ОДИНОЧЕСТВО
О, одиночество, тебя я полюбил,
Тебя я сделал идолом безмолвным,
Когда свободу воли погубил
И в плаванье пустил по черным волнам.
О, одиночество, тебе молюсь теперь,
Тебя люблю, тобой живу, целую в губы,
Пусть скалится в мой мир старуха-дверь.
Я камнем-стражем завалю оскал беззубый,
О, одиночество, тебя боготворю,
Секреты мыслей о высоком и о низком,
О, одиночество, тебе я их дарю,
Ведь ты мне стало другом самым близким,
О, одиночество, прошу: «Сотри окно,
С картины стен!» - тогда уйдут печали,
Не будет света, что ж мне все равно,
Я и без света слеп, слепым создали!
О, одиночество, ты мне отец и мать,
Прошу люби меня, жалей меня и пестуй,
Дай мне побег, я так хочу бежать
В просторы сини вечной, занебесной.

Все равно
Возьми шоколад, кофе и жизнь, мне все равно,
Ведь ты же умеешь этим всем распоряжаться,
Оставь мне бумагу с пером, оставь мне вино,
Оставь мне возможность существовать, но не пресмыкаться.
Возьми мое сердце, возьми навсегда, мне все равно,
Ведь ты же сумеешь, его отогреть на вечном огне,
Оставь мне мой разум, его я согрею болью и сном,
Замерзшие мысли я растоплю в крепком вине.
Возьми мою душу, возьми целиком, мне все равно,
Ведь ты же сумеешь ее разделить меж всеми людьми,
Любовь забери, мне же оставь мысли зерно,
Руки оставь, язык и глаза себе забери.
Возьми мою прозу, порви на куски, мне все равно,
Все что не сложено в рифмы в камине сложи,
Пепел немой по ветру пусти – выкинь в окно,
Оставь мне стихи, без них я пустой, без них мне жить.
Все забирай, все без остатка, мне все равно,
Ведь ты же сумеешь стихов моих строки Миру отдать,
А я одинокий камнем немым лягу на дно,
И буду тебя в водной тиши помнить и ждать.

Ты читаешь мои мысли, ты видишь насквозь мои колкости,
Ты понимаешь, все делается для перехода в другие плоскости.
Не вижу смысла, уходит в жизни уверенность,
Когда я с тобой, я чувствую какую-то растерянность.
Нет ничего, нет даже причин для ревности,
Но остается легкость от осознания верности.
Жизнь утекает водой, набираю в карманы от жадности,
Забыл обо всем, и стерлись простые радости,
Потери учат быть терпимым к вечности,
Когда теряешь близкое, избавляешься от беспечности.
Когда уходят люди, приходишь к осознанию близости,
И только сталкиваясь с великим, думаешь о собственной низости.
Сколько не учись, не обнимешь мыслью бесконечности,
На могилах родных приходят мысли о скоротечности.
Ты видишь, я все сделал, я очистил помыслы,
Когда есть несказанное, остаются домыслы.
Я, по-моему, все рассказал, о чем думать хватило смелости,
Сейчас прочту твои мысли и подумаю о твоей зрелости.

Я люблю тебя, моя милая,
Ты прости меня, вольный ветер я,
Пелена дней – тьма постылая
Накрывает сном сущность бытия.
Я люблю тебя, моя лапушка,
Я прошу тебя: «Будь со мной, прошу!»
Шелестит сном мать-дубравушка,
Я тебе во сне песню напишу.
Я люблю тебя, моя милая,
Ты прости меня, тьма и морок я.
В ручейке лесном влага стылая,
Напои меня из того ручья.
Я люблю тебя, свет и жизнь моя,
Я тебе несу тепло доброе,
Ты прости меня, вольный ветер я.
Устремилась в высь птица гордая,
Принесла тебе весть счастливую,
Милый в поле был, милый в дом идет,
Со щитом идет, рать свершил свою,
Счастье и любовь милый в дом несет.
Я люблю тебя, мое солнышко,
Ты прости меня, долго воевал,
Исчерпал жизнь всю до донышка,
О тебе одной ночью вспоминал.
Звезды тихие в омут падают,
Солнца краешек, ночь к концу идет.
Весть моя не порадует,
Ухожу опять, вновь война грядет.
Только с той войны я вернусь домой,
Принесу тебе полевых цветов,
Перескажешь ты детям подвиг мой,
Будем вместе мы до конца веков.



Пушкин видел поэта свободным,
Кто-то видел Ленина властным,
Ленин видел искусство народным,
А поэта - коммунально-прекрасным.
Легендарные драли глотки:
Агитация, партия, красный поэт,
А завтра вешались, выпив водки,
Уходили, поев шоколадных конфет.
Религию в землю стихом вогнали,
А совесть просто съели на завтрак,
Их мысли, титаны-рабы, освещали
И так уже светлый путь в темное завтра.
А завтра мысль превратиться в небыль
Красное небо - в синюю быль,
Завтра будут все те, кто не был,
Кто кирзовым втаптывал жизнь в пыль.
Завтра, поэт, будешь вновь свободен
От собственной мысли и с партией дружен.
И, если твой стих ей будет угоден,
То, может быть, снова ты станешь нужен.


Сегодня поэт,
А завтра – изгой.
Путь на свет
Вьется змеей
Крылья порвал
И ты на краю,
О смерти писал,
Ищешь свою.
Родина мать,
Сына прости,
Выстрел, кровать,
Кто будет нести?
Дважды вдовой
Стала жена,
Умер изгой,
Жизнь не нужна.
Пьяный священник,
Гости ушли,
Теперь ты пленник
Чужой земли.
Где же ты, Родина,
Черт возьми?!
Дорога пройдена,
Сына прими.


Молитва
Среди коридоров бездушных пустот
Стою на коленях и плачу навзрыд,
Красит закат в цвет мечты небосвод,
От Ока Богов путь земной мой сокрыт.
Услышьте мой зов, справедливые Боги
Боли моей ощутите печаль,
Мир, созданный вами в желаньях убогих
Увяз, как в болоте, и мне его жаль.
Услышь голос мой, справедливое Небо,
Услышь голос мой, Прадед Солнце, услышь,
Праматерь моя, о, где бы мне, где бы
Найти столько сил. Разве им запретишь
В храме закона творить непотребство,
Во храме Богов насилье творить.
В каждом шаге моем есть трусливое бегство,
Говорят здесь слова, чтоб хулу возводить.
О, Небо – отец, одари своим цветом,
Прозрачной, кристальной своей синевой
Всех тех, кто не внемлет отцовским заветам,
И к благу стремится дорогой кривой.
О, громов хозяин, великий кузнец,
Ты сны мои видел, ты слышал мой плач,
Громом исторгни зло из сердец,
Им Бог не указ, здесь в почете палач.
О, Солнце, прошу, освети им дорогу,
Праматерь Земля, подари им любовь,
Дай им пожить еще хоть не много,
Прости их, прошу, дай прощение вновь.
Дай сил им дойти этот путь до конца,
Дай им ума узреть красоту,
Злую гримасу сотри с их лица,
Не дай им опять упасть в пустоту.
Прошу тебя Небо, дай им разуменья,
Прошу для того чтоб очистить сей мир
От вечного зла, от алчного рвенья,
Дай им услышать музыку лир.
О, Солнце, прошу, даруй им прозренье,
Дай им изведать, что значит любовь,
Не дай им обрушиться в бездну смятенья,
Не дай им пролить справедливую кровь.
Возьми мое сердце, великая Мать,
В высь вознеси и разбей на осколки.
Чтоб каждому сердца крупицу отдать,
Вкус крови забудут бездушны волки.
Огонь разожгите, великие Боги.
Согрейте любого, кто хочет тепла,
Вокруг соберите тех редких, немногих,
Кто еще не был в обители Зла.
Веру вселите в тех, кто не верит,
Дайте знамения силы безмерной,
Тем, кто счастье монетами мерит,
Счастье даруйте покорности верной.
Тем, кто красу видит в том лишь что зримо,
Дайте увидеть души красоту.
Тех, кто обходит прекрасное мимо,
Любить научите реки чистоту.
Закат отгорел, ночь нахлынула тьмою,
Стихла молитва, не движется грудь,
Дела завершив, растворился в покое,
Сердце умолкло, закончился путь.


Лучей горячих жгучее сплетенье
И теплых волн прозрачная лазурь,
Исчезло все сомнения, смятенье
И нет следа душевных черных бурь.
Соленый ветер обласкал своим дыханьем,
И неба нежная густая синева
Безоблачным прозрачным утром ранним
Заменит все ненужные слова.
Лишь здесь любовь не кажется загадкой,
Прогулки конные и гор извечных высь,
Прозрачный воздух легкий, воздух сладкий
И кипарисов стройных праведная жизнь.
Ласкает бархат желтого песка
И яркий блеск заснеженных вершин,
И горная холодная река,
И белоснежных облаков как стаи клин.
Все прощено, забыто все, остались звуки
Прибоя пенного и чаек тихий крик,
Ласкают тело солнца юга руки,
И время пролетает словно миг.


Тупая боль ударом в сердце, сводит грудь.
Тупой удар и больше нет преград для боли,
И не взглянуть на мир и даже не вздохнуть,
И нету сил, и не осталось воли.
Я был один, я видел смерть, я падал вниз,
Я был в кругу родных, но боль моя рыдала
В усталом сердце, где любовь – простой каприз,
И было целого большого мира мало.
Прощенья нет тому, кто боль залил вином,
Тому, кто кару не приемлет словно данность,
Пристанище покрыто бархатным сукном,
Утихло все: любовь, страданье, боль и радость.
Успел проститься, не успел, уснул, ушел,
Сказал, простил, любовь излил на все живое,
Искал, любил, пожил, покой себе нашел
И в тьму ушел, в извечное иное.
Прощай, и больше нет тебе прощальных слов,
Все о тебе уже давно себе сказали,
Ты сбросил тяжесть тяжких каменных оков,
Ты улетел, тебя в эфире птицы ждали.

СЕМЬ
По тротуарам, уставшим от ног,
Я иду под конвоем осени,
Перепрыгнул первый порог,
А считать мне осталось до семи.
Средь деревьев, забытых людьми,
Я иду под конвоем, как каторжный,
Эх, вернуться б домой до семи,
Но надежд не осталось радужных.
Я один, был и стал, так живу,
Небо серое, как моя тень,
Книгу книг я зубами рву,
В ней грехов оказалось лишь семь.
Ручки двери устали от рук,
Я стучу в эту дверь целый день,
Завершаю свой замкнутый круг,
А кругов мне осталось семь.


БАБУШКА
Седых волос висят густые пряди,
И ты лежишь, и боли полон взгляд,
И плачу я, в глаза пустые глядя,
И время я хочу вернуть назад.
А помнишь парка узкие тропинки,
Прогулок тихих слабые шаги,
А помнишь, рисовал тебе картинки,
Прудов воды зеленой четкие круги.
А помнишь, ты читать меня учила,
И песни пели мы на разные лады,
А помнишь в зоопарк меня водила,
У автомата покупала мне воды.
Люблю тебя, прости, коль чем обидел,
Теперь жалеть уж поздно, знаю я,
Я раньше в ласках радости не видел,
Теперь не вижу смысла бытия.


Ну, вот и все, твоя свеча сгорела,
Прощай, люблю тебя, прощай.
Я слышал то, сказать, что не сумела:
«Люби меня, и помнить обещай!»
Я буду помнить, буду, обещаю,
И будут все, кто знал тебя хоть миг,
Всегда, домой под вечер возвращаясь,
Душить я в горле буду крик.
Ну, вот и все, закончился твой путь,
Прощай, люблю тебя, прости,
Теперь ты сможешь вволю отдохнуть,
А я смогу свой путь к тебе пройти!


Я видел завтра, там поет свинец,
Я видел завтра, там война и смерть,
Я видел завтра, там дрожит земля,
Я видел завтра, там горят поля.
Я видел смерть, она меня вела,
Я видел смерть, в ней вовсе нету зла,
Я видел смерть, она прошла сквозь сны,
Я видел смерть, она вдова весны.
Вдова апреля, павшего в боях,
Вдова Его, живущего во снах,
Вдова того, кто видел смерть другой,
Вдова Его, крадущего покой.
Я видел боль, она со мной была,
Я видел боль, что в дверь души вошла,
Я видел боль, ее я полюбил,
Я видел боль, я с нею вежлив был.
Я знал тебя, ты мне была родной,
Я знал тебя, я потерял покой,
Я знал тебя, ты жизнь моя была,
Я знал тебя, но смерть меня взяла.
Теперь я миф, живущий лишь во снах,
Теперь я миф, несущий боль и страх,
Теперь я миф, и я познал покой,
Теперь я миф, я знаю смерть другой!


За окнами моими ветер воет,
Собака рядом плачет, как дитя,
Душа от боли корчится и ноет,
И годы как осенний лист летят.
Я раньше боль любил, я ей молился,
Теперь молю уйти, прошу уйти,
Я, сидя в кресле в дрему провалился,
Свеча осталась рядышком светить.
Так спал поэт, вокруг витали мысли,
Так спал поэт, и ветер песню пел,
Гирлянды снов над головой повисли,
Он видел мир, что в сотнях строк воспел.
В том мире жили не простые люди,
Они любили всех кто есть вокруг,
Слова любви звучали просто, без прелюдий,
В том мире другу помогает друг.
Так жили люди долго безмятежно,
И смерть не знала входа в этот мир,
Там лес бескрайний, море там безбрежно,
Там звук речей похож на звуки лир.
Поэт проснулся, с ним и боль проснулась,
Поэт склонился над пустым листом,
И смерть щенком забитым из дверей метнулась,
Поэт бессмертен, вечен в мире том.


Ты ненавидел жизнь, ты падал камнем вниз,
Ты слышал сердце, боль поросилась выйти,
Ты встал ногой на каменный карниз,
И больше о великом нету мыслей.
Ты видел смерть, ты падал вниз, ты боль просил
Уйти скорей, и сердце не скрести как кошка,
Твоя рука нажала б спуск, но нету сил,
И светит солнце, словно зля, в твое окошко.
Трава растет, цветут цветы и жизнь живет,
И ты рисуешь на холсте текущей кровью,
И кровь из рук ручьем на землю льет,
И смерть в засос целуется с любовью.
Тебя любовь любила, смерть тобой жила,
Тебе прощенье было свыше, ты не принял,
Влюбилась смерть в тебя, любовь же умерла,
И тело покрывает синий иней.


Печальный хор рыдающих родных,
И звон бокалов, льющийся в пространство,
Колец сверканье вечно золотых,
Огромных залов строгое убранство,
Шампанского волшебных пузырьков
Шипенье чудное и залп веселый пробок,
Благословения из глубины веков,
Их голос то величествен, то робок
И алых роз тончайший аромат,
И пряных яств душистое дыханье,
Хотя приятней многого сто крат,
Не превзойдут твое благоуханье,
Им не затмить божественной красы
И дивной, королевски чудной стати,
Хоть бросьте с ними вместе на весы
Все золото монгольской древней рати,
Им не затмить красы моей жены,
И бриллианты меркнут с нею рядом,
Люблю тебя, и мы обручены,
Я таю под очей прекрасных взглядом.


Птица
Ты меня привечал у порога,
Розой алой, губами, словами,
И счастливой казалась дорога,
Что пролегла между нами.
Ты меня называл самой светлой,
Говорил слаще дикого меда,
Мы с тобой целовались под вербой,
А вокруг ликовала природа.
Ты просил меня сделать счастливым,
Я тебе отдавала, что было,
Ты поклялся быть верным под ивой,
В небесах эта клятва застыла.
Облака проплывали над нами,
И ты был тогда самым любимым,
Но не поняли даже мы сами,
Что случилось вечером стылым:
Ты другой подарил свою душу,
Ты другую целуешь под вербой,
А меня любовь моя душит,
Я навек распростилася с верой.
Алый бархат, сосновые доски,
Боль родных коей в Свете нет меры,
Плачешь ты под увядшей березкой,
Плачешь ты и лишаешься веры.
Я простила, ушла, улыбнулась,
Разлюбить не смогла умирая,
Белой птицей к истокам вернулась,
Счастлив будь, пусть целует другая!


Новые силы
Сердце убито, разбито,
Душа, надрываясь, плачет,
Глаза пеленою покрыты,
Путь долгий заново начат,
Снова открыты страницы,
Снова пишу между строк,
На койке в грязной больнице
Свой продлеваю срок,
Снова боль и страданье
Меня раздирают на части,
Забыты все предсказанья
Вечного, светлого счастья,
Снова разбита дорога,
И нога разбиты вновь,
Пройдено много, ой, много,
Путь мой пометила кровь,
Снова теряю силы,
Снова стреляю в воздух,
Где же ты, остров мой милый,
Где я найду сердцу отдых,
Холодом веет могила,
Светят со стен образа,
Но вновь нахожу в сердце силы,
Встаю, поднимаю глаза.
Боже, дай мне покоя
Принять, что не в силах менять,
Сил, чтоб менять остальное,
Разум, чтоб их отличать.





Весна
Мой город проснулся, встряхнувшись от снега,
Выгнул спину мостом и прокашлялся строго,
Вы, люди, устали от вечного бега,
Лягте ко мне, отдохните немного.
Весна, оглядевшись, вступила в владенья,
Деревья наполнились жизнью и песней,
Смятые в урне мокнут сомненья,
Воздух наполнился радостью вешней.
Город очнулся, разинул глазища
Грязных окон и зевнул просыпаясь,
У церкви апрель подает солнце нищим,
Бездомный кобель пляшет вальс улыбаясь.
Город проснулся, он ждет лобызанья
Весенних машин, что снег пожирают,
Утром апрельским приходит в сознанье,
Как нищий подачки ждет юного мая.
Люди проснитесь, очнитесь, умойтесь,
Весна на дворе, вы устали от фальши,
Влюбляйтесь, скитайтесь, прощайте и пойте,
Забудьте про то, что случается дальше.


Времена года в России
Я не один, смятенье боль и холод
Меня не мучат больше по ночам,
Я не один, я страсти вешней полон,
И нет причин хандрить, болеть, скучать.
Я не один, и ты со мной, я знаю,
С тобой судьбу свою делю от ныне,
Тебе я все, поверь мне, все прощаю,
И нет причин осеннего унынья.
Я не один, любовью преисполнен,
Ты сон мой летний на скамейке парка,
Я полон страсти, и любить я волен,
И мне с тобой тепло, а может даже жарко.
Я не один, уверовал я в чудо,
И снова видят солнца свет слепые,
Когда ты здесь, со мной, со мной повсюду,
Когда ты здесь со мной, моя Россия!



С новым Годом, милая моя!
Пишу тебе в час поздний, новогодний,
Пусть счастьем полнится твоя душа,
И мир твой внутренний, таинственный, исподний
Пусть станет ярче, и легко дышать
Пусть будет утром ранним и морозным,
Пусть свет сияет, прочь гони печаль,
Пусть для тебя зимой алеют розы,
Пусть близкой будет странствий вечных даль,
Пускай недуг, что точит болью сердце,
Тебя обходит дальней стороной,
И пусть открытой в сердце будет дверца,
Пусть из нее тепло лучится и зимой,
Пусть белый свет белей сто крат вдруг станет,
Пускай забудутся страдания потерь,
И пусть когда в дороге ты устанешь,
Открыта будет в дом родимый дверь,
Пусть новый год страницей будет белой,
Ее заполни вязью длинных строк
Поступков чистых, праведных и смелых,
Пусть добрым будет жизненный урок.
На сем закончу краткое посланье,
Уже сковал мороз струи ручья,
Пусть добрыми лишь будут пожеланья,
Спи, с Новым Годом, милая моя!


Маме
А знаешь, я снова не прав,
Я очень тебя люблю,
Но запахом горьких трав
Наполнил я душу твою.
Я снова прошу: «Прости»
И снова прошу: «Поверь»,
Опять я хотел идти
Легким путем потерь.
Я снова тебя терял
И вновь хочу обрести,
От жизни я мало взял,
Но мне тяжело нести.
Я не осилю один
Науку своей судьбы,
Я долго кругами ходил
И очень устал от ходьбы.
Мне без тебя тяжело,
Я очень тебя люблю,
Пусть тебе будет светло,
Я солнце об этом молю,
Я буду небо молить
Твой путь озарить синевой,
А ты постарайся простить,
Я очень хочу быть с тобой!



Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Бугуруслан, Россия
Пароль
644444
Перейти к знакомству