Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Нич така мисячна. Часть 5.

Тамариных звонков долго ждать не пришлось. Тем же вечером она позвонила спросить, как Люся доехала. Люсе сказать было нечего – сильная слабость буквально валила ее с ног. Трудно было все – даже пообедать и постелить постель, но она, по привычке, ничего не сказала Томе. Люся знала: она звонит развеять их общее одиночество .
Вскоре между женщинами установилась такая традиция. Каждый вечер, в девять часов, Тамара звонила Люсе, чтоб рассказать, как прошел день. Разговор был длинный, часа на два. Люся забиралась в постель и слушала Тамаркины рассказы, затаив дыхание. Когда уставала держать трубку, клала её рядом с собой на подушку, но Тамара будто чувствовала эту ослабевающую связь и всегда спрашивала:
- Михася, ты слушаешь меня?
Трудно сказать, что больше притягивало Люсю в Тамариных ежедневных жизнеописаниях – её ли образная речь, острый ли взгляд вокруг, или та совершенно чуждая Люсе и незнакомая жизнь, которую та проживала.
Люся точно знала, как начинается Тамарино утро:
- Утром я встала, - журчал в трубке Томин голос, - личико свое беленькое вымыла, волосюшки свои мягонькие расчесала, щечки свои собачьи помассировала, выпила натощак стакан горячей воды с лимоном… Михася, ты пьешь натощак воду с лимоном? Надо пить – это полезно. Можешь пол ложечки меда развести…. Кашку себе овсяную сварила, яблочко туда натёрла. Ах, какая кашка у меня, Михаська, вкусная вышла! Вот я тебе как-нибудь сварю! Ну, а потом пошла на автобус. Сегодня, слава богу, пробок не было, но светофор – не работал у метро. Спустилась на платформу, сегодня народу было видимо–невидимо! Два поезда, Мишка, я пропустила. Уже опаздываю. В третий - еле втиснулась. А там, Михася, духота! И чем только не воняет – и сиськами, и письками, и месячными, и квартальными, и рогами, и копытами! Ой! Меня как затошнит! Еле пристроилась в углу, нос платком закрыла. Так до кольцевой и промучилась!
Люся слушала и улыбалась. Тамару она про себя называла «Шукшин в юбке».

… Вскоре Тома перешла на новую работу – секретарём к районному жилищному начальству. Отношения с Колей по-прежнему составляли смысл её жизни. Она буквально дышала с ним в унисон, по многу раз перебирала вслух мельчайшие детали. Люся покорно слушала. Она уже знала наизусть его биографию, привычки, любимые блюда, особенности характера, основных друзей. Связи Коли носили абсолютно криминальный характер, и Люся несколько раз пыталась намекнуть Тамаре об осторожности, но та не понимала её опасений.
В выходные дни звонки Тамары прекращались – это означало, что Коля позволил ей приехать к нему. Люся отлично знала, что в понедельник Тома подробнейшим образом разберет встречу. Это уже стало традицией. Иногда Люсе хотелось в ответ рассказать Тамаре о своем нелепом, трудном и затянувшемся романе. Она даже как-то начала что-то говорить, но скоро поняла, что Тамара не понимает столь сложных и нелепых отношений.
Обычно, Тамара начинала с рассказа о том, чем она кормила Колю. Самым любимым её блюдом были блинчики с разными начинками. Они и в самом деле были вкуснейшие, Люсе довелось их отведать. Изобретательность Тамары по части начинок была безгранична. Это называлось « я ему накрутила блинов ». Но Коля, похоже, любил мясо.
Частенько Тамара пересказывала Люсе Колины шутки. Он не мог принять пассивную жизненную позицию подруг и частенько предлагал им сменить род деятельности:
- Коля говорит, нам с тобой надо торговать пивом у него в бассейне. – Смеялась счастливым смехом Тома, ощущая себя за Колей, как за каменной стеной. – Он отольет нам специальные кружки с утолщенным дном, и мы с тобой будем наваривать по тыщще в неделю. А? Михася, пойдём?
Люся отшучивалась.

(продолжение следует)
Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Ньюарк, США
Пароль
133311
Перейти к знакомству