Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Ничь така мисячна

…Её привезли в палату ближе к вечеру. На носилках. Два санитара. Всю
желтую.
Они притихли. Пять женщин, временно заключенных в инфекционной больнице.
- Ну вот! – Сказала Катя Литвин с неподражаемым украинским акцентом. – Теперь и не споешь!

Гепатитная палата. У каждой здесь – своя история. А этажом ниже, у Покровского, лежал единственный в СССР официально-признанный больной СПИДом. И они боялись, что медсестры, вечно усталые и ко всему привыкшие медсестры, когда-нибудь перепутают и – возьмут кровь из их вен грязными иголками после «него».
- Да-аа…. - Протянула Катя, разглядывая неподвижное желтое лицо новенькой. – Та вона почти мертвая. Может и со СПИДом, да врачей не було нужных.
- Катька, хватит! – приглушив магнитофон, шикнула Таня.
- «Хватит, хватит», а потом перезаражаемся все, да помрем, хто хде.. Кому мы нужны!

Катьку привезли в палату со станции метро «Красносельская». Её рвало у колонны, а потом она отключилась. Болезнь Катька долгое время принимала за обычное недомогание: в химчистке, где она, приехав из глухого украинского села, трудилась револьверщицей, её и без того всегда тошнило.

Таню передернуло. Она только что вышла замуж и всякая отсрочка близкого счастья пугала её.
- Замолчи, слышишь? Достала уже! – Взмолилась она, в сотый раз вспоминая, как ей внезапно стол плохо после бокала шампанского на собственной свадьбе.

Тут в палату вошла Галина Федоровна, и все замолчали.
- Вы меня слышите? – Склонилась врачиха над кроватью.
- Да… . – Прошелестела новенькая одними губами.
- Не уходите. – Велела Галина санитарам. Она внимательно прощупала правое подреберье, вывернула веки, осмотрела шею и грудь.
- В интенсивную терапию! – Бросила резко через плечо и вышла из палаты.
- Слава Богу! – Пропела Катька – Пускай её уносят.
- Фу! – Выдохнули все, с ужасом оценив со стороны, какими были сами месяц тому назад.

Воцарилась тишина. Таня, спохватившись, сделала громче магнитофон.
- Надо будет навестить её. – Раздался нежный, почти детский голос из угла.
Там, на кровати, сидела полноватая, круглолицая, светловолосая женщина – Люся. Люся Гаспарян, совершенно не похожая на армянку.
Приближался ужин, и женщины, прихватив столовые ложки и кружки, побрели по коридору. Ужин теперь в их жизни был приятным событием. Им уже хотелось есть.

…Ночью палата проснулась от воя

(продолжение следует)
Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Ньюарк, США
Пароль
202032
Перейти к знакомству