Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Кто был - тот вспомнит... Кто не был - тот узнает.... Армейские истории

- Почему зад зашит?!
Я обернулся и увидел нашего коменданта. Он смотрел на
меня.
- Почему у вас зашит зад?!
А-а... это он про шинель. Шинель у меня новая, а складку
на спине я еще не распорол. Это он про складку.
- Разорвите себе зад, или я вам его разорву!!!
- Есть... разорвать себе зад...
Все коменданты отлиты из одной формы. Рожа в рожу.
Одинаковы. Не искажены глубокой внутренней жизнью. Сицилийские
братья. А наш уж точно - головной образец. В поселке его не
любят даже собаки, а воины-строители, самые примитивные из
приматов, те ненавидят его и днем и ночью; то лом ему вварят
вместо батареи, то паркет унесут. Позвонят комендантской жене и
скажут:
- Комендант прислал нас паркет перестелить, - (наш
комендант большой любитель дешевой рабочей силы). - Соберут
паркет в мешок, и привет!
А однажды они привели ему на четвертый этаж голодную
лошадь. Обернули ей тряпками копыта и притащили. Привязали ее
ноздрями за ручку двери, позвонили и слиняли.
Четыре утра. Комендант в трусах до колена, спросонья:
- Кто?
Лошадь за дверью.
- Уф!
- Что? - комендант посмотрел в глазок. Кто-то стоит.
Рыжий. Щелкнул замок, комендант потянул дверь, и лошадь,
удивляя запятившегося коменданта, вошла в прихожую, заполнив ее
всю. Вплотную. Справа - вешалка, слева - полка.
- Брысь! - сказал ей комендант. - Эй, кыш.
- Уф! - сказала лошадь и, обратив внимание влево, съела
японский календарь.
- Ах ты, зараза с кишками! - сказал шепотом комендант,
чтоб не разбудить домашних.
Дверь открыта, лошадь стоит, по ногам дует. Он отвязал ее
от двери и стал выталкивать, но она приседала, мотала головой и
ни в какую не хотела покидать прихожей.
- Ах ты, дрянь! Дрянь! - комендант встал на четвереньки. -
Лярва караванная! - И прополз у лошади между копытами на ту
сторону. Там он встал и закрыл дверь. Пока придумаешь, что с
ней делать, ангину схватишь.
- Скотина! - сказал комендант, ничего не придумав, лошади
в зад и ткнул в него обеими руками.
Лошадь легко двинулась в комнату, снабдив коменданта
запасом свежего навоза. Комендант, резво замелькав, обежал эту
кучу и поскакал за ней, за лошадью, держась у стремени, пытаясь
с ходу развернуть ее в комнате на выход.
Лошадь по дороге, потянувшись до горшка с традесканцией,
лихо - вжик! - ее мотанула. И приземлился горшочек коменданту
на темечко. Вселенная разлетелась, блеснув!
От грохота проснулась жена. Жена зажгла бра.
- Коля... чего там?
Комендант Коля, сидя на полу, пытался собрать по осколкам
череп и впечатления от всей своей жизни.
- Господи, опять чего-то уронил, - прошипела жена и
задремала с досады.
Лошадь одним вдохом выпила аквариум, заскользила по
паркету передними копытами и въехала в спальню.
Почувствовав над собой нависшее дыхание, жена Коли открыла
глаза. Не знаю, как в четыре утра выглядит морда лошади, - с
ноздрями, с губами, с зубами, - дожевывающая аквариумных рыбок.
Впечатляет, наверное, когда над тобой нависает, а ты еще спишь
и думаешь, что все это дышит мерзавец Коля. Открываешь глаза и
видишь... зубы - клац! клац! - жуть вампирная.
Долгий крик из спальни возвестил об этом поселку. , Лошадь
вытаскивали всем населением. Уходя, она лягнула сервант.

v1

- Где вы были?
- Кто? Я?
- Да, да, вы! Где вы были?
- Где я был?
Комдив-раз - командир первого дивизиона - пытает Колю
Митрофанова, командира группы.
- Я был на месте.
- Не было вас на месте. Где вы были? Лодка только прибыла
с контрольного выхода перед автономкой, и Колюня свалил с
корабля прямо в ватнике и маркированных ботинках. Еще вывод
ГЭУ* не начался, а его уже след простыл.
- Где вы были?
- Кто? Я?
- Нет, вы на него посмотрите, дитя подзаборное, да, да,
именно вы, где вы были?
- Где я был?
Колюша на перекладных был в Мурманске через три часа.
Просто повезло юноше бледному. А в аэропорту он был через
четыре часа. Сел в самолет и улетел в Ленинград. Ровно в семь
утра он был уже в Ленинграде.
- Где вы были?
- Кто? Я?
- Да, да! Вы, вы, голубь мой, вы - яхонт, где вы были?
- Я был где все.
- А где все были?
Шинель у Коленьки висела в каюте; там же ботинки, фуражка.
Его Хватились часа через четыре. Все говорили, что он здесь
где-то шляется или спит где-то тут.
- Где вы были?!
- Кто? Я?
- ДА! ДА! ВЫ! - сука, где вы были?!
- Ну, Владимир Семенович, ну что вы в самом деле, ну где я
мог быть?
- Где вы были, я вас спрашиваю?!
За десять часов в Ленинграде Коля успел: встретить
незнакомую девушку, совершить с ней массу интересных дел и
вылететь обратно в Мурманск. Отсутствовал он, в общей
сложности, двадцать часов.
- Где вы были, я вас спрашиваю?!!
- КТО? Я?
- Да, сука, вы! Вы, кларнет вам в жопу! Где вы были?
- Я был в отсеке. Комдив чуть не захлебнулся.
- В отсеке?! В отсеке?! Где вы были?!!!
Я ушел из каюты, чтоб не слышать эти вопли венского леса.

v1
Однажды наш противолодочный корабль шел вдоль чуждого нам
берега, и вдруг катер их береговой охраны отделился от
береговой черты - и к нашим. Пристроился и идет рядом. И на
палубе у него сразу же появляется тренога, неторопливо, без
суеты эта тренога налаживается, фотоаппарат появляется с
метровым хлеблом, и фотограф уже начинает по палубе ходить, как
в театре, примеряясь, чтоб изобразить наших в полный рост.
Пока он готовился, на верхнюю палубу наш кок выполз, некто
мичман Попов удручающих размеров.
- Ишь ты, насекомое, - сказал мичман Попов, наблюдая
противника.
Потом он сходил на камбуз и принес оттуда картофелину
размером со шлем хоккеиста,
- Ну, держи свои линзы, - сказал кок и, не целясь,
запустил картофелину.
До катера было метров тридцать-сорок. Картофелина летела
как из пушки и разбилась она точно об затылок фотографа.
Тот рухнул носом в палубу и лежал на ней долгодолго, а
катерок быстренько развернулся и помчался к берегу. Повез своей
маме наше изображение.
У кока потом очень интересовались, где это он так кидаться
научился.
- В городки надо играть, - сказал кок.
v1

Это случилось недалеко от Турции. Пехотный, уже немолодой
капитан лежал, свернувшись калачиком, на грядке и по-детски
улыбался во сне. Военнослужащий во сне сильно похож на ребенка.
Так его тепленького, калачиком, взяли с грядки, перенесли в
комендатуру и положили в камеру.
Начальник караула и его помощник решили над ним подшутить.
Они подождали, пока он проспится.
Сделав свой первый вздох и оторвав голову от сладких
деревянных нар, капитан вдруг обнаружил себя в камере; мало
того: рядом с ним сидели двое в белых чалмах, и разговаривали
эти двое на иностранном, скорее всего турецком, языке.
У нашего капитана голова тут же перестала болеть; глаза
стали, как два рубля, челюсть отвисла до нижней пуговицы, слюна
непрерывно потекла.
Наконец "турки" заметили, что капитан проснулся, и
оторвались от своей Турции.
Один из них был величественен, как утренний минарет.
"Турок" спросил через переводчика: как уважаемый капитан
оказался на Территории славной Турции; не хочет ли он попросить
политического убежища, а если хочет, то что он может предложить
турецкой разведке?
Когда капитан услышал о турецкой разведке, он, ни секунды
не сомневаясь, вскочил на ноги. От хмеля ничего не осталось.
- Я, может быть, пьяница! - заорал он туркам. - Но не
предатель!
После этого он так удачно стукнул стареньким армейским
сапогом "турецкого" капитана, похожего на утренний минарет,
туда, где у того кончался человек и начиналось размножение, что
"турка" сразу не стало: отныне и навсегда он занимался только
собой.
"Переводчик" обомлел; теперь у него отвисла челюсть до
нижней пуговицы.
Наш капитан схватил его за кимоно и, шлепнув изумленной
турецкой мордой об грязную стенку, с криком "Русские не
сдаются!" вылетел в коридор и там попал в часового.
- А-ааа, - закричал проворный капитан, - и форму нашу
одели?! - (Это возмутило его больше всего.)
Возмущение придало ему титанические силы, и он тут же
разоружил часового.
Если б он не забыл, как снимается с предохранителя, он
положил бы полкараула насмерть: те выбегали из караулки, а
капитан их просто укладывал прикладом вдоль стенки. Наконец его
скрутили и побили. Это было в воскресенье. На следующее утро
комендант, прибыв на службу, произвел разбор этих полетов.
Нашего капитана, как человека надежного и проверенного,
выпустили сразу, а искалеченные "турки" сразу же сели.
Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Чикаго, США
Пароль
887767
Перейти к знакомству