Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Истории моей жизни.

Перед закрытой дверью.

- Да. Я помню. – я стояла посередине комнаты с трубкой у уха, в каком-то растерянном состоянии.
- Да, диски и фотки. Через час на углу у палатки. Ну, да. Я жду.
Я опустилась на край кровати и отключила мобильник. Долго не могла решиться позвонить, а в итоге, напросилась на свидание по дурацкому поводу. Последний раз мы виделись ещё до больницы, а потом даже не созванивались. Я знала, что всё кончено, уже давно кончено.
Не хотелось обдумывать всё ещё раз. Я смотрела на тёмное, затянутое мягкой пеленой, небо, наблюдая, как далёкий свет у горизонта принимал округлое очертание луны, розовое и блёклое. Осенняя зябкость чувствовалась даже на втором этаже дома. Я встала и машинально подошла к барной стойке.
-Стало рано темнеть. – произнесла я вслух, наполняя стакан на четверть мутной алкогольной жидкостью из бутылки.
Отпила глоток и поморщилась. Не хотелось специально одеваться на встречу. Оглядев себя в зеркало - я поняла, что и не нужно. Джинсы с тёмной блузкой вполне подойдут. Надо тока что-нибудь тёмное поверх и чтобы не промокнуть на случай дождя.
В шкафу отыскался чёрный плащ с поясом, кожаные сапоги в прихожей на первом. Я походила по прихожей из стороны в сторону, проверяя всё ли удобно. Поднялась ещё раз наверх и залпом выпила остатки алкоголя. Ненадолго замерла, приходя в себя. Из зеркала за стойкой на меня смотрела немного вымученная девушка-брюнетка с распущенными волосами по плечи, слегка тёмными полукругами под глазами и жёсткой линией рта. Ямки на скулах появились недавно и они мне нравились, хотя и не придавали лицу никаких женственных оттенков. Небрежно раскиданные волосы на косом воротнике, две пуговицы плаща сверху расстёгнуты, пояс подчёркивал талию. Скрестила на груди руки и ещё постояла так с минуту, потом резко отошла от стойки быстрым широким шагом, будто, что-то вспомнив или решив, но на самом деле, просто играя этот создавшийся образ.
Мандраж не проходил, и я поняла, что не так уж смела перед этой встречей. Опять решила не думать. Спускаясь, по лестнице вниз, я поняла, что больное колено меня однажды достанет. Это придало решимости и понимания, что на всё плевать уже давно. Я нажала выключатель, освещая зал, громко протопала в его самый конец. Дома не было ни родителей, ни сестры - это помогало оставаться внутри себя и не раздражаться, не думать о косвенных вещах. Старый кабинет отца был заперт, как и ожидалось. Там хранилось много небезопасных или ценных вещей, но у меня был ключ, так, как там были мои спортивные винтовки.
Захламлённую комнату с железными ящиками решётками на окнах и компьютерным столом отец давно сменил на просторную и самую дальнюю на втором этаже, единственную, кроме моей с окнами, смотрящими на кладбище. Почему-то в памяти заиграла мелодия «Би-2» «За окнами», как ассоциация на происходящее…
Я подошла ко второму стеллажу, открыла его. Папкин «ТТ» лежал как и раньше рядом со «Штейером». Тяжёлый и холодный. Я проверила затвор, предохранитель, щёлкнула разок вхолостую и только потом забрала патроны из деревянного ящика. На ходу обратно через холл я сунула оружие под плащ, закрыла комнату и погасила свет.

* * *

Улица обдала моё лицо безмерной сыростью воздуха, под ногами мягкая земля, мокрая трава справа и слева от дорожки. Я кашлянула и пар изо рта возвестил о низкой температуре воздуха. Зябкость вернулась сразу. Я неспешно пошла по дорожке к калитке, оглядывая чёрные ветви без листьев на фоне белёсой пелены вечернего неба. Я люблю смотреть вверх. На деревья. Это умиротворяет и помогает найти что-то приятное в массе не очень приятного. Длинные тыканки веток прикалиточного дуба, молодая чёрная сосна с пушистыми кончиками лапок…
Под ногой хрустнула сосновая шишка. Я отперла калитку, и она железно лязгнула засовом. Чёрная, металлическая с сырыми наплывами и точками, открылась без скрипа. Теперь я шла по своей безлюдной улице с ночными фонарями, медленно и бесшумно, держа спину прямой, а лицо беззаботным. Воздух вдыхался тяжело, но приятней чем в доме.
Я пересекла маломашинное шоссе Косимовской и как раз оказалась у палатки на перекрёстке, здесь я и должна была дождаться своего бывшего парня Сергея. Я немного боялась этой встречи. В последние два месяца его со мной разговоры были резкими и раздражительными, а телефонные короткими и отрывистыми. Но у нас не было с ним последнего разговора, он не сказал, что всё кончено, или, что у него есть другая. Он просто ничего не говорил, исчез из моей жизни без видимой на то причины. Я даже и не порывалась после больницы вернуться к нему домой - это было абсурдом. Мои вещи ждали меня дома у отца, когда я выписывалась. Сергей не стал ждать 3 недели, когда меня выпишут после операции и даже ни разу меня не навестил…. Что случилось - я не знаю. Ответов на свои вопросы я не получала, а проявив настойчивость – я нарывалась на проклятья и угрозы со стороны Сергея…
Я пришла пораньше, чтобы на свежем воздухе лучше разобраться с мыслями, но у палатки гутарили какие-то подростки и два пропитых урода из соседней деревне. Мне не очень комфортно было находиться тут и я отошла в сторонку к кладбищу под тень деревьев. Чрезвычайно сырой и тяжёлый воздух давил на плечи и грудь, возникал резонный вопрос, насчёт отсутствия дождя, но кроме обрывков тумана ничего более мокрого не было. Внутри кладбища эта сырая пелена казалась гуще и ползала под деревьями в состоянии полного безветрия…
До назначенного времени было ещё долго и я рассматривала людей и машины у палатки, как вдруг к перекрёстку подкатил красный «мицубиси лансер». В груди что-то несвоевременно ёкнуло и замерло, я слишком резко наступила на оперированную ногу и дёрнулась от боли, придя в себя. Машина была очень похожа на авто брата Сергея Романа. Человек, вышедший из машины, тоже сильно его напоминал. Невысокий брюнет в чёрной кожанке бойко зашёл внутрь ларька и вышел через минуту, прикуривая от зажигалки. Я не сводила с него глаз, глядя как, он вынимает мобильник и тыкает кнопки.
В тоже мгновение из моего кармана послышались позывные звонка, мотивы «Наутилус-помпилиус». Я в лёгком неожиданном шоке с третьей попытки достала предательский аппарат, но было уже поздно. Роман услышал звук и заметил меня, тут же прервав вызов. Мне пришлось сделать пару шагов ему навстречу.
Мужчина лет тридцати. Он держал подмышкой свёрнутый вчетверо пакет и курил, не вынимая сигарету изо рта даже при разговоре.
- Янка, блин! Не рассчитал я время, тут ближе ехать, думал ждать придётся! – он протянул мне пакет, с наигранно безынтересным выражением лица.
Я не шевелилась.
- Что это?
- Ну как чё? Фотки твои и диски! Серёга сказал, что тебе понадобились. Я мимо проезжал, вот меня и нагрузили.
Я машинально взяла пакет одной рукой и прижала его к груди.
- А сам… он… где….
- Дома. Ему некогда. Сегодня он с родителями Верки знакомится. А, ну ты наверное не в курсе. У него давно отношения серьёзные, свадьбу вот намечают. – как бы между делом ляпнул Роман.
- Понятно. – я смотрела куда-то в пустоту перед собой.
До конца верила, что это недоразумение, что всё будет по-прежнему, а он даже не пришёл сам. Внутри клокотало от отчаянья.
- Курить бушь? – он протянул мне пачку «Парламента»
Я поморщилась и отвернулась.
- Ну, как хошь. Ладно-дь, бывай! А то мне ещё надо к своей заехать! – Пакась! – Роман бесцеремонно вразвалку зашагал к своей машине, преисполненный собственного достоинства.
«Мицубиси» с визгом сорвался с места, развернулся и промчался мимо меня в обратном направлении, оставляя в затхлом воздухе, неприятный привкус электролита.

* * *

Ситуация развернулась неожиданно и как всегда в пользу Сергея и непонятно для меня. Так было всегда. И именно на это стало вдруг так обидно. Неужели, я настолько пешка в этой игре? Сознание отключалось временами, высвобождая дикий порыв подсознанья, несущийся мысленно по шоссе за этой красной машиной. Всё это так надменно и наигранно. Какое-то козляцко-мужицкое шоу.
Я настолько улетучилась в свои мысли, что совсем перестала понимать что происходит вокруг. А между тем два алкаша, совсем помирая от скуки, решили подойти ко мне поближе. Только поняв, что слышу обращение к себе, я догадалась о неосторожности своего выхода из тени кладбищенских лип и тополей.
- Баба, дура…Блин-блин. – какую-то тарабарщину нёс кудрявый пьянчуга, идя в мою сторону.
Я сделала несколько шагов назад к кладбищу, чтобы оказаться в тени, но мне почему-то это не удавалось, будто бы стало светлее. Алкаши что-то бурно обсуждали на своём непонятном языке, тыкая в мою сторону пальцами. Мне это было неприятно и я отходила всё дальше вглубь ограждения погоста, но тщетно. Меня как будто специально освещали каким-то светом.
Разозлившись, я стала резко окидывать по сторонам взгляд, ища противный источник света, похожий на белёсо-зеленоватый уличный фонарь, всё больше углубляясь в стелящийся по земле туман. Я очень удивилась, найдя источник света почти, что над своей головой на ветвях и стволе исполинской берёзы. Светящиеся зеленоватые водянистые огоньки. Они неярко горели, не давая сильного света, но подавляя тень. Моё состояние не располагало к испугу, поэтому я даже не дёрнулась, просто внимательней пригляделась к странному природному явлению. Помню, читала где-то, что явление подобное называется как-то вроде огней святого Альфа или Эльфа…не могла вспомнить. Видеть самой мне такое не приходилось.
Повышенное внимание к огонькам родилось внезапно и у подростков и у водителя иномарки, рядом с палаткой…Возгласы типа: « ведьма на кладбище колдует!» Вывели меня из себя. Я развернулась и углубилась в туман в сторону кладбища. Вот, надо же такому случиться…
Под ногами ничего не видно, тропинка петляет, я пару раз наткнулась больной ногой на камни и сучья. Третий раз было особенно больно. Пришлось присесть на оградку и размять руками колено. Конечно! Лопата валяется с надписью на ручке «кладбище», ржавая и тупая. Это смотритель Илья раскидывает инструмент, вечно его грабли с лопатами на дороге.
Я перевела дыхание и встала с оградки тайного захоронения Фон Мекков. 1929, вроде, год. Илья действительно проводил тут раскопки и находил разрушенный гранитный родовой шар, наводил справки о католическом украденном мраморном кресте….
Размышления прерывает мелодия «наутилуса» из мобилы. Роман? Что бы ему было надо? Отвечаю не сразу. Некоторое время слушаю мелодию и смотрю на исчезающие зелёные огоньки на дереве.
- Да?
В трубке прерывистое шуршание плохой связи и какая-то одышка голоса.
- Ян! Ян! Алло. – человек, это был Роман, задыхается и кашляет.
- Слушаю. – отвечаю я спокойно. Хотя сердце опять сжала судорога.
- Мы у моста! Вялок! Машина в реке! Сергей там. – Роман переводит дыхание. – ДТП у нас, скажи отцу! Может, поможет с машиной, Сергей не дышет! Скорая…
Я прерываю звонок и в порыве отключаю телефон вообще. Минуту сижу в непонятках. Потом встаю и срываюсь на быстрый шаг, опять натыкаюсь на лопату. Нога болит, но я перехожу на хищную взволнованную рысь и за минуты три пересекаю кладбище в сторону моста Вялок. Туман уже очень сгустился. Особенно к реке. Практически незаметно выхожу к шоссе под вывеской « Сход-развал колёс». До моста ещё метров сто-сто пятьдесят. У обочины стоят две иномарки с мигающими габаритами, а впереди на шоссе на встречной валяется оторванный бампер. Пробегаю мимо зевак, мимо бампера. Пока нет ментов можно подойти ближе. Там изувеченная «Лада» девятка на обочине. Капот всмятку. Никого не видно, но на дороге, на белой полосе тёмные пятна и в стороне тоже.
До моста метров пятьдесят. Густейшая пелена тумана в реке. Но под фонарём на дороге везде видны обломки красного цвета, поодаль ещё легковушка мигает рыжим. Два человека суетятся около третьего лежащего на асфальте. А из под моста, прямо в реке торчит задняя часть «Мицубиси лансера».
Прямо в этот момент по шоссе проносится грузовик, тормозит в грязи. Какая-то ругань. Из реки пахнет дымом и смрад расползается по земле наровне с туманом.
Значит Сергей прятался в машине, пока брат отдавал мне диски, они поглумились надо мной и поехали сюда, к мосту на переезд Быково, а тут реку всю заволокло напрочь. Я улыбнулась. Перешла дорогу и пошла обратно по Косимовскому шоссе мимо бампера «Лады». В душе моей было спокойно. Очень. Я всё никак не понимала, чего же мне не хватало, где же справедливый итог событий? Я сжимала в руке пакет и по щеке моей поползла слеза. Несколько раз обернулась, но туман уже был слишком густ, чтобы что-то увидеть. Когда я сворачивала на ул. 850 летия Москвы, сзади завывая сиреной пронеслась машина скорой помощи. И я знала уже тогда, что едет она слишком поздно…

* * *


«Аттиса»

произведение защищено законом РФ об авторском праве.
Кто читал? Поделиться
11

Комментарии11

0
Татьяна, 32 Сыктывкар
# ×
21 июля 2010 в 16:07
Интересная вещь! А в чем смысл огней над головой героини? И пистолет она брала для чего?
0
Евгений, 36 Москва 21 июля 2010 в 19:49
Пистолет от сраха, а возможно в тайне желала застрелить парня, который придёт на свидание. Может быть бы и застрелила. да только он не вышел из машины. а огни7 Ну они просто были. из песни слов не выкинешь. так в реальности было.)))
0
Татьяна, 32 Сыктывкар
# ×
21 июля 2010 в 21:02
В реальности? Интересно!
0
Евгений, 36 Москва 22 июля 2010 в 00:21
-история основана на реальных событиях. Все названия и имена реальные.
0
Татьяна, 32 Сыктывкар
# ×
22 июля 2010 в 12:01
Но вымысел художественный должен же быть! В чем он у твоего рассказа?
0
Евгений, 36 Москва 23 июля 2010 в 09:01
Ну, вымысел - это словесные обороты. Бытовая трагедия обернулась при помощи художественного исполнения в романтическую драму.))) С элементами мистики.
0
Татьяна, 32 Сыктывкар
# ×
23 июля 2010 в 10:41
Вот как. В этом, в принципе, и есть роль литературы да и любого искусства. Преобразовывать нашу жизнь, из обычного делать что-то вселенское.
0
Евгений, 36 Москва 23 июля 2010 в 13:41
Хотелось бы автомобиль: Mitsubishi, Lancer - прочитал в анкете......Забавно
0
Татьяна, 32 Сыктывкар
# ×
23 июля 2010 в 14:46
Это такая приземленная мечта! Нравится машинка!
0
Евгений, 36 Москва 23 июля 2010 в 14:47
Ага....просто у меня в рассказе она упоминается....
0
Татьяна, 32 Сыктывкар
# ×
23 июля 2010 в 14:48
Совпадения-совпадения!
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Чикаго, США
Пароль
437447
Перейти к знакомству