Создай анкету
или войди через
3

Серго (Шерхан)

Знакомства в Перми, 51 год, Овен
Был сегодня в 15:27
Написать
Одесские (еврейские) рассказы.
АНЕКДОТЫ О БРАМСЕ
•••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••
Один молодой композитор обратился к Брамсу с просьбой оценить его новое произведение. Брамс долго и внимательно изучал партитуру, затем покачал головой и спросил:
«Молодой человек! Где вы покупаете такую хорошую нотную бумагу?»
 
* * *
 
Однажды Брамс аккомпанировал посредственному виолончелисту и намеренно играл слишком громко, чтобы заглушить его плохую игру. После выступления виолончелист был очень недоволен и заявил, что он сам себя не слышал. Брамс вздохнул:
«Счастливец!»
 
* * *
 
Организаторы одного большого светского приема очень хотели заполучить себе Брамса. Они решили сделать композитору приятное, доставили ему список всех приглашенных и предложили вычеркнуть всех неугодных ему людей. Брамс на секунду задумался и вычеркнул только свою фамилию.
 
* * *
 
Однажды композитор Иоганн Брамс был в гостях у одного аристократа. Желая сделать приятное своему гостю, хозяин велел за обедом подать на стол лучшее вино из своих подвалов. Он поднял тост в честь композитора и закончил его так:
«Господа! Это лучшее вино из моих подвалов, так сказать, Брамс среди вин!»
Немного позже он спросил композитора, как ему понравилось вино. Тот ответил:
«Вино неплохое, а нет ли у вас среди вин еще и Бетховена?»
 
***
 
Брамс всегда охотно помогал всем, кто нуждался в его помощи, причем делал это от чистого сердца. Он очень симпатизировал чешскому композитору Антонину Дворжаку, с которым познакомился однажды в Праге и полюбил всей душой.
Брамс настаивал, чтобы Дворжак приехал в Вену, и обещал помочь ему найти там работу.
Дворжак сомневался в успехе этого предприятия и отказался, сославшись на то, что жизнь в Праге гораздо дешевле.
— Пусть вас это не беспокоит, — настаивал Брамс. — Вы вполне можете рассчитывать на меня. Дело в том, дорогой Антонин, что у меня есть состояние, но нет детей, а заводить их на старости лет уже поздно...
— Вы хотите меня усыновить? — засмеялся Дворжак.
 
***
 
Один восторженный почитатель, встретив композитора у его дома, восторженно воскликнул:
«Представляю, что будет написано на стене этого дома после вашей смерти».
Брамс меланхолично ответил:
«Сдается квартира».
 
* * *
 
Один аристократический любитель музыки как-то не без сарказма спросил у Брамса:
— Маэстро, а не кажется ли вам, что тема финала вашей Первой симфонии поразительна похожа на аналогичную тему Девятой симфонии Бетховена?
— Действительно, это так! Но гораздо поразительнее то, что каждый осел считает своим непременным долгом сообщить мне об этом!
 
* * *
 
Брамс был довольно суеверным и терпеть не мог, чтобы его хвалили. Поэтому в свободное время он с превеликим удовольствием читал в газетах разгромные критические статьи о своем творчестве, причем, чем сильнее его ругали, тем больше он радовался.
Но однажды в какой-то бульварной газетенке появилась рецензия, весьма сильно расстроившая композитора. В ней было сказано следующее:
"Трудно понять, как этот весьма бесталанный музыкант, сочинивший несметное количество совершенно слабых вещей, смог вдруг создать такую прекрасную «Песню о вечной любви».
— Черт знает что! — сердито воскликнул Брамс. — Как он смеет! Далась ему моя «Песня о вечной любви»? А ведь как хорошо начал!..»
 
***
 
Один начинающий композитор написал песню на стихи Шиллера и попросил Брамса прослушать ее. Брамс прослушал песню и заметил:
«Теперь я убедился, что стихи Шиллера, несмотря ни на что, действительно бессмертны».
 
***
 
Брамс был довольно слабым оратором. После исполнения его Первой симфонии (которую Ганс фон Бюлов назвал «десятой симфонией Бетховена»), был устроен банкет, на котором присутствовал чешский виолончелист и композитор Давид Поппер. Брамса попросили выступить, и он начал так:
— Сочинение музыки — довольно тяжелое дело... — тут он надолго замолчал, видимо не зная, что говорить дальше, и наконец продолжил: — Подражание значительно легче, однако об этом с большим знанием дела может рассказать мой друг Поппер.
Тогда Поппер встал и, смеясь, ответил:
— Господа, Брамс утверждает, что я специалист в подражании; не знаю, точно ли это. Знаю только, что единственный композитор, кому полезно подражать, это Бетховен. Но как раз об этом более подробно может рассказать именно мой друг Брамс...
 
* * *
 
Однажды издатель неодобрительно сказал молодому Брамсу:
— Ну объясните мне, почему вы постоянно пишете такую грустную и мрачную музыку? Ведь слушатели, приходя на концерт, хотят отдохнуть, повеселиться, чтобы уйти домой с радостным настроением, а вы?.. Нехорошо, молодой человек! Напишите-ка что-нибудь бодрое, веселенькое... Глядишь, и распродажа пойдет повеселее.
— Попробую, — ответил со вздохом композитор.
Через несколько дней он действительно принес издателю свое новое произведение.
— Ну что, получилось? — с интересом спросил издатель.
— Не уверен, — ответил Брамс, — но я очень старался...
Издатель с нетерпением развернул ноты... Новое произведение Брамса называлось: «Весело схожу в могилу я».
Серго (Шерхан), 51
0
5
Ваше имя
Эл. Почта
Начать