Создай анкету
или войди через
2
Серго (Шерхан), 51 год, Овен, Пермь

Серго (Шерхан)

Знакомства в Перми, 51 год, Овен
Был вчера в 19:46
Написать
Подаривший пожелал быть скрытым
Подаривший пожелал быть скрытым
Подаривший пожелал быть скрытым
ещё

Бычок...

БЫЧОК – ГЛУПАЯ РЫБА
За такие слова в Одессе вас могут  стукнуть по голове, шобы всё встало на место.
Для каждого одессита бычок - это гордость.
Бычок - это еда. Но самое главное, бычок - это тысячи историй и повод посидеть в кругу друзей, выпить и поболтать. А болтать в Одессе любят. Уха без бычка, как завтрак в воскресенье без селёдки.
Шо такое бычок? Ну вы даёте. Риба это! Риба! И не верьте Валерию, если он скажет, шо я не рыбак.
Вы лучше послушайте меня.
Значит так, сидим мы в лодке и я уже ловлю.
Валера - готовит завтрак. Ну как всегда. Помидорчик, огурчик, лучок, немного зелёной травки, сырок, типа Дружба «плавленый».
«Готово!» - закричал Валера и вытащил бутылочку холодной водочки.
А как же иначе?
Иначе вся рыба уплывёт.
 «Валера! - говорю я тихо. Клюёт».
Первая рыба - зеркало всей рыбалки. Если вытащу сразу большого бычка, то рыбалка будет хорошей.
Я поднял руку: «Тихо Валера, не спугни»...
Бычок пару раз дёрнул и как клюнет мёртвого рачка... Я раз, подсёк и тяну. Вот глупая рыба, у неё же нет шансов, она же не догадывается, шо в лодке сидит самый лучший рыбак. Валера застыл, как «Дюк Ришелье» на постаменте. В одной руке бутылка, в другой два стакана.
Леска натянулась, и я посмотрел на Валеру.
«По-моему, это шо-то большое. Сейчас я его, гада...», а Валера как заорёт:
«Мишаня, тяни гада, тяни. Не дай уйти...»
Я тяну. Бычок сопротивляется. Вот дурная рыба. Неужели она не понимает, шо через пару часов мы с Валерой откроем вторую бутылочку и поедим вкусной ухи. Нет! Не понимает! Сопротивляется. Я тяну, Валера кричит, а бычок не хочет...
Конечно, вы хотите знать, как долго он сопротивлялся, но сначала я расскажу, как начиналась рыбалка.
Значит, так. В полшестого утра мы приехали на Привоз покупать приманку - рачки. Две старушки прямо на асфальте разложили свой товар. Мы остановились возле первой, и пока советовались, вторая обратилась к нам: «Вот-вот, купите у неё эти рачки - и рыбы вам не видать. Посмотрите на мои рачки. Монстры, киты. Да бычок с ума сойдёт от такой жрачки. Десять гривен...», - и не дав нам шанса подумать, всунула мне полный кулёк.
 «Молодой человек! - обратилась вторая старушка к Валере, - Я вижу, шо вы интиллигэнт, скажите вашему другу, шо он не рыбак, он ничего не понимает в рачках», - и она показала пальцем в сторону конкурентки:
«Разве у неё рачки?
У неё инвалиды. Они же ослепли, когда увидели, кто их продаёт. Ваши бички умрут с голода, но её рачки они жрать не будут. Это я вам говорю, тётя Зина».
Купив рачков и у неё , мы направились к выходу.
Но, не тут-то было.
Привоз в полшестого утра - это театр, где все люди артисты, независимо от того, покупают они или продают.
Интеллигентная женщина в очках подходит к прилавку, где лежат куры. Выбрав самую жёлтую и большую, она небрежно указательным пальцем начинает её переворачивать. Потом пару раз подкинула её на руке и обратилась к продавщице:  "И почём ваши голуби? И не говорите, шо они вчера ещё летали".
- «Та тю на вас. Та яки ж цэ голуби - куры цэ, вы шо нэ бачитэ! И нэ тыкайте у неё пальцами, бо продавытэ». Схватив меня за руку, покупательница спросила: «Мужчина, скажите мне прямо в глаза, это курица или не курица. Я хочу у вас знать?». Пока я думал, как выкрутиться, Валера, как подобает одесситу, сказал: «Мадам, я вижу, вам нравится этот попугай, так покупайте и не тыкайте его в тухес, а то ему щекотно и он улетит». Шо тут началось.
Покупательница и продавец налетели на нас:
«Сами вы попугаи. А ещё шорты одели, пижоны».
Больше всех орала покупательница. Не выговаривая главную букву русского алфавита «Р», она вдруг выдала: «И как вам это нравится? Эти приезжие будут учить нас, как покупать курей. Езжайте к себе в Израиль и там учите арабов, как покупать курей». Крестьянка, услышав страшное слово «Израиль», попыталась сразу спрятать курицу. Но тут подошла другая покупательница и взяла в руки несчастную птицу. «Вы шо, с Кацапетовки? Вы шо, никогда не видели голубей? Вы шо, не видите, мы договариваемся. Положите эту птицу на место и не набивайте цену!» - и наша мадам обратилась к продавщице: «Я же чувствую, у вас есть шо-то получше. Я же вижу, шо вы поняли, кто перед вами стоит!». Но увидев, что её не поняли, добавила: «Таки знайте, я спицилистка по курям. Показывайте, шо у вас там ещё есть!» - и торг начался.
Не успели мы ещё отойти...
Ах да, не волнуйтесь, бычок ещё сопротивляется, я тяну его, Валера кричит: «Давааааай тяни гадаааа...»
Значит, так: мы только отошли, как вдруг на асфальте, посередине «Привоза» прямо перед нами сидят два алкаша и разыгрывают в шахматы испанскую защиту.
Люди окружили участников турнира и подсказывают одному из них, как выкрутиться из этой сложной ситуации. «Не трогай коня, ходи слоном, ходи!..» Жора, так звали слабого игрока, взял в руки слона... И всё было бы хорошо, но Валера, растолкав зрителей, наклонился и шо-то сказал Жоре. Жора поставил слона на место и, взяв офицера, сказал - «Шах!». Противник в панике заметался. В воздухе послышалось: « Всё, сейчас этих подсказчиков буду бить», - и сразу запахло чем-то нехорошим. Зрители отошли, с ужасом посмотрев на нас. Серёга, так звали противника, встал и подошёл к Валере: «Ты хто такой? Я тебя шо, звал? Сейчас я из тебя котлету буду делать, понял, гроссмейстер. Одевай сандалии и вали отсюда, и не буди во мне зверя. Понял? А ты, Жора, мне червонец должен, понял? Нехрен было подсказки слушать». - «Серега, ты чего на меня прыгаешь? Да я этого Карпова первый раз в жизни вижу. Да шобы мне наливали, а я выпить не мог. Не виноватый я, понял!» - стал оправдываться Жора. Убедившись, шо мы ещё не ушли, Серёга собрал слюну и, прицелившись, плюнул в нас. Но промахнулся и попал какому-то очкарику, стоящему за нами, в зыркалки. Это не смутило Серегу и, не извинившись перед потерявшем ориентировку интеллигентом, он стал наезжать на нас: «Да вы, да я вас порву, да меня каждая собака знает...».
Но Серега, дурак, не знал Валеру. А я знал, поэтому всё время пытался оттащить его в сторону. В Одессе всегда дерутся, как в последний раз, долго, а потом два дня разбираются, у кого мама лучше. А у нас времени нет, и мне хотелось ещё бычков поесть. Поэтому, не долго думая, Валера со всей силой ударил ногой по шахматной доске, приподнял Серёгу и объяснил: «Ничья, китайская ничья и никто никому ничего не должен. Поняли?». Серёге и остальным сразу всё стало ясно.
Одесситы народ сообразительный.
 «Валера! - сказал я, - нам на рыбалку, ты не забыл? Ухи хочется.
Мы быстро пробежали по рядам и, купив самое необходимое, направились к выходу. Перед воротами меня остановил старичок в капитанской фуражке. «А я вас узнал! Вы вчера на Дерибасовской показывали фокусы, и у меня пропал кошелек. А там были деньги. Очень большие деньги. Отдайте их мне, а то я позову милиционера».
И всё это в шесть часов утра.
 «Дедуля, отойди, мы спешим на рыбалку. А я тебе за это конфетку дам» - начал я.
- «Вы эту конфетку засуньте себе куда хотите. Меня не купите. Я под танк кидался два, нет три раза.
Отдайте деньги». И как заорёт: «Воры! Воры! Заступитесь, люди добрые, героя-инвалида грабят». Толпа окружила нас. Самые смелые подошли поближе и начали толкать нас в спину.
И я задал себе вопрос - за шо? Мы только хотели купить рачки. Я посмотрел на часы - шесть часов утра!
Тут я не выдержал и сам как закричу: «Милиция, милиция, инвалиды здоровых людей обижают!». Валера чуть не упал. «Какая милиция? Ты посмотри на деда, он же по справке живёт. Его же оправдают. А нам срок дадут! Это же Привоз!!! Завязывай. Нам на рыбалку». Потом подошёл к деду и занёс над его головой кулак: «Дед! Только выбирай сам и быстро - куда хочешь:- в морду или в живот».
«Сынок, я десять гривен хочу» - и дедуля обнял Валеру.
Хоть дед и наглый оказался, но денег мы ему дали.
Может, действительно его танк переехал?
Наконец мы покинули Привоз. Я же говорю - театр.
Так вот, я сижу и тяну леску. Бычок сопротивляется, как сумасшедший. Валера кричит: «Дёргай!..» Я как дёрну! Леска как порвётся... Бычок как сорвётся... Валера на меня как замахнётся, но в руках бутылка и два стаканчика... Сел он ко мне спиной и начал какие-то стихи с матом по памяти читать. 
- Ты видел, какой гад сорвался? Настоящий кит, - спросил я.
- Сам ты китяра! Всё, сейчас позавтракаем, и я тебе покажу, шо такое настоящая рыбалка.
  Валера повернулся, и мы быстренько, шобы не терять времени, разложили, выпили, закусили и снова выпили. Через полчаса Валера хотел шо-то сказать, но посмотрев на мои глаза, махнул рукой. А до берега было метров двести.
Ещё через полчаса мои глаза стали ясными, как стёклышко, и Валера, увидев, шо я его понимаю, сказал: «Я же тебе говорил: - подсекай, подсекай. А ты? Зачем дёрнул, дурик? Видел, какой бычок сорвался, - и он разнял руки. - Воооо! Шляпа ты, а не рыбак!».
«Ну и хорошо, шо шляпа. Зато как позавтракали! Водки, как всегда, оказалось мало. Но на море магазинов нет. А жаль.
До берега было метров двести, и гребли мы долго. Сначала по ветру, потом против. Потом нас догнал какой-то рыбак и спросил, много ли мы поймали. Валера показал ему дулю, объясняя, шо это вся рыба, а на меня пальцем:
- А вот этот всю рыбалку испортил. Вот такого бычка упустил, и он снова разнял руки.
Рыбаку стала нас жалко, и он причалил к нам. У него была водка, у нас закуска. До берега мы гребли вместе, и я узнал, шо у Валеры и рыбака неплохие музыкальные данные. Я захотел сбацать чечётку, но лодка странно накренилась, и меня послали... на корму.
Мы вернулись на Привоз. Без рыбы нас домой не пустят - это мы знали. Театр работал без перерыва. И вдруг: «Да ты мне уже пятьдесят гривен должен, козёл. Когда отдашь?»
- Серёга, дай отыграться, гадом буду, отдам!
Мы опять подошли к играющим. Увидев нас, (но особенно Валеру), Жора встал и вдруг как заорёт: «Братишка, морячок, не виноват я. Это Серёга гад пристал - отыграйся, отыграйся. А я человек слабохарактерный и не могу отказать, когда меня друг просит», - а потом сам ногой как даст по доске. Мы бы ушли с миром, но ребята сразу помирились и предложили выпить за мир на земле и за всё такое.
Мы, - одесситы, отказывать не умеем, особенно, если за мир.
Домой нас привёл Жора.
Но сначала мы уложили спать Серёгу возле шахматной доски, человек он оказался неплохой, но только слабый. Узнав, шо мы пришли с рыбалки без рыбы, наши жёны культурно погнали нас опять на Привоз. Без рыбы с рыбалки домой приходить нельзя. Жора нас не бросил и сам выбирал бычков. Купив рыбу и держа её перед собой, шобы все видели, какие мы рыбаки, мы направились домой. Господи, как ухи хочется.
С Жорой мы подружились. Ведь он- капитан милиции и отвечает за порядок на Привозе, - значит, человек нужный. Уха получилась, ну как вам это объяснить... по-нашему: по-рыбацки, по-одесски!
Серго (Шерхан), 51
4
12
0
Ингрид, 46 Санкт-Петербург
# ×
12 февраля 2021 в 16:15
И шо я могу сказать за это все?
0
Ингрид, 46 Санкт-Петербург
# ×
12 февраля 2021 в 16:19
Люблю Одессу. С удовольствием родилась бы там  но..
0
Серго (Шерхан), 51 Пермь 12 февраля 2021 в 16:28
Дед мой - одессит... Но после войны поехал в Донецк. Там и похоронен. Там и я родился.
0
Ингрид, 46 Санкт-Петербург 12 февраля 2021 в 16:43
А Пермь откуда взялась?
Ваше имя
Эл. Почта
Начать