Создай анкету
или войди через
Одесские (еврейские) рассказы.
Велосипед
Когда мне было около восьми лет, я мечтал о велосипеде. Но уж не по-мню по каким причинам, родители мне его все не покупали и не покупа ли. Мотивировали тем, что у меня есть трехколесный. Но я не хотел трехколесный, мне хотелось нормальный велосипед с двумя колесами, а не детсадовскую пластмассовую фигню. Велосипед «Орленок» я тоже не я хотел, потому что он был хоть и с двумя колесами, но какой-то фиговый и маленький. Конечно, в идеале, я желал спортивный и дорогой «Старт-Шоссе», но понимая, что с такими претензиями родители меня скоре всего вообще отчислят на фиг, то я вполне себе осознанно выпрашивал «Десну» или «Салют».
Но родители постоянно отмораживались и кормили меня завтраками. Так и рос я несчастный и безлошадный, пока в мою голову не пришла офигительно гениальная мысль обратиться за просьбой к дедушке.
Мой дедушка был человеком тяжелым, его дети, в том числе и мой папа его по-сыновьи боялись. Но мне, как первому внуку и продолжателю славной фамилии, дедушка разрешал буквально все, чем я неизредка, но вполне по крупняку пользовался.
Вот и тогда, я надел чистую рубашку, причесался на пробор маминой расческой и пошел к дедушке, благо жил он буквально в квартале от нас, а тогда были вполне себе благославенные времена, когда дети спокойно передвигались по улицам, а их родители не опасались, что их чада будут изнасилованны и съедены маньяком. Мама, помницца, еще так подозрительно посмотрела на меня перед выходом, мол с какого ты такой нарядный, сынок, не заболел ли?
Когда я пришел к дедушке, я минут двадцать вел себя хорошо, называл дедушку «дедуля», скушал весь предложенный бабушкой суп и выпил вишневый компот. Потом я рассказал стихотворение «Поэма о Советском паспорте», которое выучил еще перед поступлением в школу и помню наизусть до сих пор.
Когда культурная часть была окончена, бабушка ушла мыть посуду на кухню, а окончательно сомлевший от наличия такого офигительного внука, дедушка включил телевизор, чтобы посмотреть новости, я решил, что тянуть больше не фиг, и очень вежливо сказал, что хотел бы иметь велосипед «Салют». Или «Десна». Ну, пожалуйста.
Дедушка был очень умным человеком и понял, что просто так я уже от него не отстану. Он встал с дивана, надел галстук, пиджак и шляпу, а мой дедушка всегда выходил из дома исключительно в таком виде, взял меня за руку и сказал:
-Пошли, шейгец, штоб ты мне был здоров, только бабушке ничего не говори.
И мы пошли в единственный в нашем городе магазин «Спорттовары» и купили мне новенький велосипед «Салют» извращенски  голубого цвета. Но в те времена на это внимания никто не обращал.
Я был офигительно счастлив, вряд ли я смогу описать всю степень моего нечеловеческого счастья, ну это если бы вам сейчас подарили какой- ни-будь поршак, но только еще в сто раз сильнее, вот как я был щастлив.
Велик мгновенно прошел офигительный тюннинг в виде наклеивания  на щитки, колеса и брызговики разноцветных катафот и цветной проволо- ки, а на передний щиток был торжественно прикручен пластмассовый ковбой с лассо в руках, который я выменял у соседа Виталика на свинец из аккумулятора и двухцветную шариковую ручку.
С тех пор, все лето, я выходил на улицу с велосипедом рано утром, мама едва успевала накормить меня завтраком, и меня носило как какашку в проруби по всему нашему офигенному району -недомерку, а также по окрестным селам и лесам аж до самого вечера. Пару раз за позднее возвращение я получал ремня от родителей, они грозились лишить меня транспорта, и мне приходилось последующие несколько дней хорошо себя вести и прогибаться,  типа я хороший и внимательный сын.
Однажды один мальчик из соседнего дома, его, как сейчас помню, звали Володя Нищеков и он был рыжим, предложил мне сгонять на велике к его бабушке, которая жила рядом с озером. Идея была замечательная, было бы просто здорово погонять на великах, а потом искупаться в прохладной воде. Но вот если бы не одна фигня. Мой железный конь был арестован родителями за то, что я в школе жег в туалете дымовуху. Причем очень сильно жег. Так жег, что из двух соседних с туалетом класса, детей пришлось эвакуировать.
Но поехать мне очень хотелось. Понимая, что велосипед мне не дадут как минимум до конца недели, я решил поныть маме на предмет поехать с Володей на одном велике, типа он будет крутить педали, а я буду сидеть на раме.
Мама у меня человек мягкий и добрый. Но иногда на нее накатывают приступы принципиальности и она однозначено заявила, что я могу даже не трындеть  ни о каких поездках на озеро, и вообще, не фиг, мол, сынок, шляться по двору, вали-ка, мил человек домой есть голубцы и смотреть фильм «Кортик».
Далее как я не истерил, мама была не приклонна.
Одним словом, я остался дома, как лох ел голубцы и смотрел этот дебильный фильм про юных пионэров.
А вечером выяснилось следующее. Володя Нищеков поехал таки к бабушке один на своем велосипеде «Десна», но до бабушки он не доехал, так как был сбит грузовиком. Володе Нищекову оторвало на фиг полголовы и он умер.
Вечером мама почему-то обняла меня и стала плакать. Я тогда подумал, что она плачет из-за той дурацкой дымовухи, мне стало очень стыдно и я тоже заплакал и пообещал маме больше так не делать.
Серго (Шерхан), 50
0
3
Ваше имя
Эл. Почта
Начать