Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Грабитель банков

Мой папочка грабил банки,
Но ни разу никого не ранил.
Просто ему нравилось так жить
И нравилось воровать ваши денежки.

Есть богатые, и есть бедные –
Таков мир.
Я не верю, что можно расслабиться
И говорить, как плоха твоя жизнь.

Итак, мы решили взбодриться,
Никогда не любив трудиться –
Ломай спину, зарабатывать на жизнь
И не забывать пресмыкаться.

Старик, трепавшийся в баре,
Сказал, что я просто не бывал в тюрьме.
Но жить по общим правилам
В десятки раз хуже, чем за решеткой.

Представь, если бы все парни в тюрьме
Могли бы выбраться?
Что, по-твоему, они сказали бы нам,
Таким умным?

Когда-нибудь ты опустишься в кресло-качалку,
Потому что туда мы все и катимся.
Не смысла расчесывать волосы,
Когда они седые и выпадают.

Итак, мы решили взбодриться,
Никогда не любив трудиться –
Ломай спину, зарабатывать на жизнь
И не забывать пресмыкаться.

Мой папочка грабил банки,
Но ни разу никого не ранил.
Просто ему нравилось так жить
И нравилось воровать ваши денежки.

Борись, мальчик,
За всё.
Я не смог найти дыру в стене,
Знаю, что и они не смогут.

The Clash («Клэш») — британская рок-группа. Являясь одним из ключевых ансамблей раннего панк-рока, The Clash также смело экспериментировали с различными стилями от реггей до хип-хопа. Такая широта музыкального диапазона, политическая бескомпромиссность и полные энергии и провокации концерты принесли The Clash нехарактерный для панка крупный успех у себя на родине (все альбомы группы попадали в верхнюю «двадцатку» хит-парадов) и за рубежом

The Clash образовались в начале июня 1976 года в Лондоне в результате объединения участников двух групп The 101'ers и London SS: из первой пришёл Джо Страммер, из второй Мик Джонс, Пол Симонон и Кейт Левин.

Джо Страммер (1952—2002) к тому времени два года пел в группе The 101'ers, игравшей примитивные рок-н-роллы 1950-х гг., и у которой уже был записан и готовился к выходу дебютный сингл. Однако целесообразность продолжения карьеры в рамках The 101'ers была поставлена под сомнение самим Страммером после потрясения, испытанного им от концертов Sex Pistols. 3 и 23 апреля 1976 года The 101’ers играли в лондонском пабе «Nashville Rooms», где Страммер впервые увидел Sex Pistols, о которых он до того только слышал. «После того, как я увидел Sex Pistols, — вспоминал позже Страммер, — я понял, что мы были вчерашней газетой».[1] Мик Джонс и Пол Симонон также присутствовали на тех концертах, будучи хорошо знакомыми с Sex Pistols, однако Страммера они не знали.

«В музыкальном плане The 101’ers и Sex Pistols не так уж многое разделяло, но идеологически они были с разных планет, — пишет биограф Пэт Гильберт, — первые стремились к солидности и ретроспекции, вторые же были агрессивны, были нигилистами, элитистами, снобами, упивающимися негативностью…».[2] Сценическая фигура Страммера, выходца из среднего класса и гораздо старшего первого поколения панков, стала претерпевать радикальные изменения.

Мик Джонс и Пол Симонон познакомились друг с другом в арт-колледже. У Джонса была своя группа London SS, в которой играли также Кейт Левин и Билл Уотс. После неоднократного посещения их репетиций Симонон в начале 1976 года стал участником группы. Именно их коллектив решил курировать Берни Родс, в то время помогавший Малькольму Макларену с его бутиком «Let It Rock» и группой Sex Pistols. У Родса также была идея вырастить политическую провокационную группу, и хотя музыка и песни писались самими музыкантами, идеологические лекции Родса оказали на них большое влияние. 25 мая 1976 года Родс неожиданно предложил Страммеру присоединиться к группе Джонса, Симонона и Левина, которых Страммер лично ещё не знал. После устроенной 1 июня встречи с участниками группы Страммер ответил согласием, несмотря на то, что с точки зрения музыкальной карьеры Страммер и его The 101'ers были намного впереди тех же Sex Pistols, у которых не было сделано ещё ни одной даже демонстрационной записи.
[править]
Первые выступления (1976)

Начались интенсивные совместные репетиции. В середине июня к группе присоединился барабанщик Терри Чаймс, игравший одно время с London SS. Вскоре Симонон придумал название для коллектива, взяв его из газетного заголовка («clash» по-английски — столкновение). Концертный дебют новой группы состоялся 4 июля 1976 года в Шеффилде на разогреве у Sex Pistols. Последовали выступления по клубам Лондона и провинции. В конце августа Симонон и Страммер приняли участие в массовых беспорядках в лондонском районе Ноттинг-Хилл, возникших в результате жёстких действий полиции против карибских эмигрантов: Пол бросал кирпичи в полицию, Джо пытался поджечь перевёрнутый автомобиль. Под впечатлением происшедшего чуть позже была написана песня «White Riot», ставшая дебютным синглом группы.

В начале сентября Левин покинул The Clash (вскоре он присоединится к The Flowers of Romance, а спустя 2 года вместе с Джоном Лайдоном создал Public Image Ltd). 20 и 21 сентября The Clash выступили на первом панк-фестивале в лондонском клубе «100», на котором также выступали Sex Pistols, The Buzzcocks, The Damned и др. Следом группу покинул ещё один участник — ударник Терри Чаймс, — и его заменил Роб Харпер, дотянувший, впрочем, лишь до начала следующего года.

В ноябре The Clash впервые записались в профессиональной студии вместе с продюсером Гаем Стивенсом, — демо-записи предназначались для Polydor Records, однако группа была разочарована результатом работы Стивенса, и записи никуда не пошли. Весь декабрь The Clash с Sex Pistols и The Damned провели в разъездах по Англии в рамках турне «Anarchy», однако большинство концертов были запрещены или отменены организаторами вследствие национального скандала, вызванного телеинтервью Sex Pistols.
[править]
Дебютный альбом и первый успех (1977)

27 января 1977 года The Clash подписали контракт с CBS Records, одним из крупнейших международных лейблов, что вызвало противоречивую реакцию в среде тогдашнего панк-рока. Группа сразу же приступила к записи первого сингла и альбома. Необходимо отметить, что к тому времени группа приняла очень важное для себя решение, — не ограничивать себя роком, а играть также реггей, музыку, ассоциировавшуюся в то время с негритянским протестом и в целом считавшуюся голосом третьего мира. В среде первых панк-рокеров реггей охотно слушали, в панк-клубе «Roxy» ди-джей Дон Летс проигрывал последние новинки ямайской музыки, специалистом по которой в The Clash считался бас-гитарист Пол Симонон, выросший в негритянском квартале и с юности слушавший ска и реггей.

Обложка дебютного альбома «The Clash» (1977)

Дебютный альбом, названный просто «The Clash» и вышедший 8 апреля 1977 года, состоял из раннего панк-арсенала группы (песни «I’m So Bored With The USA», «Career Opportunities», «London’s Burning»). Альбом неожиданно заканчивался 6-минутной кавер-версий реггей-хита Джуниора Мервина «Police And Thieves». Несмотря на то, что предворивший альбом дебютный сингл «White Riot» занял всего лишь 38-е место, альбом добрался до 12-й позиции в британском хит-параде — к большому удивлению лейбла и группы. В последующие годы синглы The Clash также мало пользовались коммерческим успехом, в то время как альбомы обязательно попадали в «двадцатку».

В апреле 1977 года в группу вошёл новый, ставший постоянным барабанщик Топпер Хидон (род. в 1955) — до этого у группы не было своего барабанщика с тех пор, как ушёл Терри Чаймс (он, тем не менее, был приглашён для записи дебютного альбома The Clash). В новом, ныне «классическом», составе The Clash отправились 1 мая в турне «White Riot» в поддержку своего альбома, выступив перед тем в Париже. Концерты сопровождались насилием со стороны аудитории (драки, разгром мебели, битьё стёкол и т. п. вандализм), подогреваемым самой группой. В турне также участвовали The Buzzcocks, Subway Sect и The Slits.

Летом The Clash задумали записать новый сингл с ямайским продюсером Ли Перри, работами которого они восхищались. Перри, как и Боб Марли, жил в то время в Лондоне и с интересом согласился продюсировать запись. Однако, версия Перри оказалась слишком перегруженной технологией даба и не годилась для коммерческого сингла. Заново смикшированный, уже без Перри, сингл «Complete Control» вышел в конце сентября 1977 года и занял 28-е место. В то же время Марли, узнав от Перри о The Clash, написал песню «Reggae Punk Party», вышедшую на сингле «Jammin’».

В поддержку сингла The Clash отправились в октябре в турне «Get Out Of Control» с концертами в Германии, Ирландии, Шотладнии и северной Англии.
[править]
Второй альбом: «Give ’Em Enough Rope» (1978)

Согласно договору с лейблом, пора было выпускать новый альбом, однако у The Clash к началу нового года фактически не было нового материала. По предложению менеджера Джо Страммер и Мик Джонс отправились в январе на Ямайку, где как планировалось, они должны были найти вдохновение для второго альбома. Однако на Ямайке музыканты никого не знали, обстановка на острове была неспокойная и, как следствие, особых впечатлений было вынесено немного. В то же время Пол Симонон, разочарованный тем, что его не взяли на Ямайку (а он считался знатоком реггей в группе), отправился в СССР. Из Ленинграда он привёз советскую атрибутику, сыгравшую свою роль в имидже группы.

По возвращении из своих поездок музыканты принялись за работу над написанием песен для нового альбома, работа над которым заняла почти весь год. Продюсером был назначен нью-йоркец Сэнди Перлман, работавший с Blue Oyster Cult (в CBS Records надеялись, чтобы альбом, записанный опытным продюсером-американцем, будет приемлем для американского рынка). Репетиции и записи в разных студиях проходили всю весну и лето. В августе Перлман с Джонсом и Страммером переехали в США, где в течение двух месяцев доделывали альбом. Параллельно на протяжении всего года эпизодически велись съёмки художественного фильма «Рудбой».

Весной разразился скандал: 30 марта 1978 года двое участников группы Пол Симонон и Топпер Хидон вместе друзьями были арестованы на крыше дома за нанесение ущерба частной собственности: выяснилось, что группа занималась отстрелом ценных пород голубей, летавших над крышей (сами музыканты не знали, что дорогостоящие голуби специально выводились местными рабочими). Из полицейского участка музыкантов перевели в тюрьму в Брикстоне, выпускать откуда их разрешили только под залог, данный подругой Симонона. Менеджер группы же медлил с выплатой залога, считая, что нахождение в тюрьме пойдёт музыкантам на пользу. Этот инцидент, а также накопившееся в группе раздражение неорганизованностью менеджмента привели в итоге к увольнению в октябре Берни Родса в качестве импресарио. Делами группы занялась секретарь Родса Каролин Кун. Берни Родс вернётся к группе вновь в феврале 1981 года.

30 апреля 1978 года The Clash с большим успехом выступили на лондонском фестивале «Рок против расизма», организованном Лигой Антинацистов и собравшем около 70 тысяч человек (через год The Clash вновь выступили на фестивале). На концерте группа представила одну из своих новых песен — «Tommy Gun» — которая в конце 1978 года выйдет на сингле и станет одним из немногих хитов The Clash.

В середине июня 1978 года вышел сингл «White Man In Hammersmith Palais» — первая самостоятельная композиция группы в стиле реггей. The Clash отправились в небольшое турне «On Parole» в поддержку сингла. Концерты сопровождались невиданным до того насилием. Неожиданно под конец турне к The Clash присоединился Стив Джонс, гитарист распавшихся Sex Pistols, который стал играть вместе в группой в номерах на бис. Коллективу было интересно с ним работать, они даже стали репетировать песню Pistols «Pretty Vacant», однако, с другой стороны, Мик Джонс чувствовал себя неудобно, подозревая, что его хотят заменить Стивом Джонсом, тем более, что к тому времени между ним и другими участниками группы постоянно возникали трения.

Вернувшись к октябре в Лондон из Америки, где была завершено сведение альбома, The Clash стали планировать гастроли по США, которые впечатлили группу. 10 ноября 1978 года, наконец, вышел второй альбом The Clash «Give 'Em Enough Rope». Он добрался до 2-го места в Великобритании, хотя критики нашли альбом слишком отшлифованным и перегруженным аранжировками. Следом прошло двухмесячное турне «Sort It Out» по Британии, на котором группа представила свою кавер-версию «I Fought The Law» (песня выйдет в составе мини-альбома «Cost of Living» в мае 1979 года).
[править]
«London Calling» и успех в Америке (1979)

30 января 1979 года The Clash отправились в Северную Америку в своё первое заокеанское турне, названное «Pearl Harbour». Гастроли, в которых участвовал ветеран ритм-энд-блюза Бо Дидли, идол юности участников группы, проходили с большим успехом по Западному Побережью, Среднему Западу и в Нью-Йорке.

В мае начались репетиции и запись нового альбома. Без постоянных лекций уволенного прошлой осенью менеджера Родса обстановка на репетициях стала более спокойной, располагающей к свободному творчеству. Каждый участник группы внёс большой вклад в написание песен. Бас-гитарист Пол Симонон написал свою первую песню «The Guns Of Brixton», барабанщик Топпер Хидон, способный выстраивать ритмический рисунок в любом стиле, также впервые оказался полностью вовлечённым в процесс создания многих песен. Продюсировать записи The Clash, к неудовольствию лейбла, пригласили Гая Стивенса, дав тому второй шанс после его неудачи с демо-записями группы в 1976 году. Анархические методы Стивенса, сумевшего схватить электрическую атмосферу репетиций, принесли свои плоды.

Обложка альбома «London Calling» (1979)

После трёхмесячной работы над альбомом было решено сделать перерыв. 4 сентября The Clash отправились во второе американское турне, названное «Take The Fifth». Музыканты вновь пригласили открывать концерты Бо Дидли, а также других блюзменов (Скримин Джей Хокинс и др.). Лейбл группы был слабо заинтересован в раскрутке коллектива и финансировании гастролей, отчего была постоянная нехватка денег. Положение усугублялось нежеланием самой группы взимать с посетителей концертов более трёх долларов за билет, при этом сами музыканты предпочитали жить в отелях высокого класса. CBS Records в итоге оплачивали все издержки, списывая весь убыток в долг группы. В США The Clash ожидал ещё больший успех, чем в предыдущий приезд. Помимо крупных мегаполисов (Чикаго, Даллас, Нью-Йорк и др.), ансамбль, увлечённый мифологией Дикого Запада, незапланированно останавливался в мелких провинциальных городах Техаса, где давал концерты перед непривыкшей к такой музыке публикой. В конце октября The Clash вернулись в Лондон, где продолжили работу в студии.

Третий альбом The Clash, названный по заглавной песне, «London Calling» вышел 14 декабря 1979 года и занял 9-е место. «London Calling» содержал 19 композиций и был выпущен на двух пластинках, продававшихся по настоянию группы по цене одной (из-за чего The Clash залезли в ещё большие долги перед лейблом). «London Calling» считается шедевром The Clash, а многими критиками ещё и одним из самых лучших альбомов в истории рок-музыки.".[3] Ансамбль показал, что способен играть не только простой рок, но и блюз, и ска, и фанк, — влияние негритянской музыки пропитывало весь альбом, который, таким образом, совершенно отличался от предыдущих двух альбомов группы, выполненных в прямолинейном жанре панк-рока. «London Calling» получил единодушное признание критики того времени. Заглавный сингл с альбома также явился самым коммерчески успешным в биографии группы — он занял 11-е место и на него был снят первый видеоклип The Clash. На оборотной стороне сингла была помещена кавер-версия реггей «Armagideon Time».
[править]
Сотрудничество с Майки Дредом (1980)

Следом за выходом альбома The Clash отправились в начале январе 1980 года в длительное турне по Великобритании, озаглавленное «Sixteen Tons». Концерты открывал Майки Дред, 25-летний ямайский музыкант и ди-джей. Дред поначалу с недоверием отнёсся к предложению работать с белой панк-группой, о которой он ничего не знал, но после неоднократных приглашений, решил приехать в Лондон, желая попутно раскрутить свой новый альбом. Гастроли выявили наметившийся раскол среди британских поклонников The Clash: простым панкам были чужды музыкальные эксперименты группы, а ди-джейские сеты Майки Дреда вызывали откровенное раздражение. Тем не менее, концерты проходили с аншлагом. «Это было пугающе, — говорит непривыкший к агрессивной публике Дред. — Вы видели, что ураган делает с островом на Карибах? — Так вот также выглядели залы после выступлений The Clash».[4] Небольшие турне с Дредом также прошли по США (март) и Европе (май). Во время гастролей по Британии, в начале февраля группа с Майки Дредом записала вдохновлённый музыкой ска сингл «Bankrobber», вышедший в августе 1980 года и ставший одной из самых успешных работ группы (12-е место в хит-параде). По окончании гастролей по Америке Дред пригласил The Clash в свою студию на Ямайке — в это время группа начинала работать над материалом для нового альбома, который решено было сделать в стиле даб. Однако на Ямайке музыканты пробыли недолго в силу местной специфики отношений между коренным негритянским населением и белыми иностранцами, тем более знаменитыми (от ансамбля стали требовать денег местные группировки и находиться на острове становилось всё более небезопасным).
[править]
Четвёртый альбом: «Sandinista!» (1980)

В конце марта The Clash переехали в Нью-Йорк, где продолжили записи. К тому времени концепция альбома стала более размытой, и в итоге коллектив записывался хаотично в разных студиях с разными продюсерами и посторонними музыкантами, что отразилось на содержании: 36 композиций нового альбома, занявшего три пластинки, представляли собой коллекцию всевозможных жанров: от привычной для группы смеси из рока, рокабилли и реггей до калипсо, госпел, би-бопа и рэпа; одна из сторон альбома была полностью сделана в стиле даба. Разнообразие альбома увенчивали две песни, бессмысленно записанные малолетними детьми. Подчёркивая политичность песен, новый альбом назвали «Sandinista» — по имени социалистической партии, пришедшей к власти в 1979 году в Никарагуа. Такое название также аппелировало к теме стран третьего мира.

Обложка альбома «Sandinista!» (1980)

«Sandinista!» вышел 14 декабря 1980 года и вызвал холодные отзывы критиков того времени. Большинство мнений сходилось в одном, что из избранных песен на трёх пластинках альбома можно создать шедевр, но если брать работу целиком, она казалась хаотической, совершенно далёкой от панк-рока, с которым ассоциировались The Clash, и слишком чуждой для тогдашней британской рок-музыки (музыканты, действительно, были увлечены афро-американской музыкой того времени). Как и в случае с двойным «London Calling», тройной «Sandinista!» по настоянию группы продавался по цене одной пластинки: весь убыток возмещался отказом лейбла выплачивать музыкантам гонорар с первых 200 тысяч экземпляров альбома. С альбома вышли три сингла, успеха добился только один: вышедший весной 1981 года «The Magnificent Seven». Эта, записанная годом ранее в нью-йоркской студии по соседству с сессиями Chic, песня явилась одним из самых ранних примеров белого рэпа. Отдавая себе отчёт в клубном потенциале песни, музыканты также сделали танцевальный ремикс (помещён на обратной стороне сингла), что было совершенно новым для рок-групп того времени. Сингл получил раскрутку на одной из негритянских радиостанций Нью-Йорка, видимо, не знакомых с общим творчеством The Clash.
[править]
Триумф в Нью-Йорке (1981)

Джо Страммер (Нью-Йорк, июнь 1981)

На конец мая — начало июня 1981 года была запланирована серия концертов в нью-йоркском казино-клубе «Bond’s». Вернувшись из месячного турне по Европе, группа сразу же отправилась в Нью-Йорк. Билеты на все 8 выступлений (с 28 мая по 3 июня) были распроданы. Как и в свои прошлые приезды в Америку The Clash пригласили тех музыкантов, которые им лично были интересны; только теперь в отличие от ориентации на старинный ритм-энд-блюз, группа собрала пионеров хип-хопа. Первые концерты открывали Grandmaster Flash с Furious Five, затем к ним присоединились The Sugarhill Gang и The Treacherous Three. Кроме того, концерты открывали и исполнители других жанров: даб представляли Майки Дред и Ли Перри, британский панк-рок — The Dead Kennedys, The Bloods и The Fall. Выступления рэпперов вызывали раздражение в части публики, однако, как замечает Дон Летс, снимавший эти концерты на киноплёнку, «Благодаря приглашению Grandmaster Flash в „Bond’s“ белой Америке было представлено то, что она вряд ли бы услышала где бы то ни было в то время».[5] Выступления самих The Clash продолжались на протяжении двух часов, в течение которых они исполняли более 25 песен, в основном с «London Calling» и «Sandinista!», заканчивая песней «I’m So Bored With USA». По завершении первого выступления в клубе 28 мая, в помещение вошли пожарные инспекторы и объявили, что количество зрителей слишком велико и в целях безопасности вынудили менеджмент сократить число человек. В результате, многим, купившим билеты, было отказано в пропуске в клуб. Через день, нью-йоркский департамент по градостроению приказал закрыть клуб, найдя его пожароопасным. На Таймс-Сквер, где находилось казино, стали собираться толпы недовольных отменой концертов. Площадь была оцеплена полицией, инцидент быстро стал новостью национальных телеканалов и радиостанций: о The Clash узнала вся страна. В итоге стороны договорились, что количество человек в клубе будет сокращено, а чтобы каждый, купивший билет, смог попасть на выступление, группа даст 17 концертов вместо запланированных восьми. Позже музыканты узнали, что явились жертвами междоусобных войн нью-йоркских клубов того времени.

Для дополнительных концертов The Clash пригласили мастера граффити Futura 2000, который во время выступления группы разрисовывал задник балончиками с краской. На сцене также выступали представитель бит-поколения Аллен Гинзберг с чтением своей поэмы, секретарь революционной партии Сальвадора, исполнявший часть текста одной из песен The Clash. Именно эти выступления превратили The Clash в США из неприметной альтернативной группы в рок-звёзд.
[править]
«Combat Rock» и уход Топпера Хидона (1981—82)

В конце июня 1981 года The Clash вернулись в Лондон, где под впечатлением от Нью-Йорка стали работать над новым материалом. В сентябре-октябре по Европе и в Лондоне прошли концерты в рамках турне «Radio Clash», после чего музыканты вновь отправились в Нью-Йорк записывать новый альбом. Продюсером записей выступил Мик Джонс, однако его видение альбома вызвало разногласия внутри группы. Кризис был разрешён приглашением продюсера Глина Джонса, ветерана рок-индустрии, который заново свёл дорожки и сократил объём записанного материала, которого изначально хватало на двойной альбом, — не в последнюю очередь благодаря претензиям к тройному «Sandinista!». Песни нового альбома были вдохновлены нью-йоркской клубной сценой и антимилитаристскими настроениями группы, усиленными образами «Апокалипсиса сегодня». Решив сделать перерыв, The Clash отправились 27 января 1982 года в 6-недельное турне по Востоку: выступления с успехом прошли в Японии, Австралии, Новой Зеландии, Гонконге и Таиланде. По возвращении в Лондон группа с Глином Джонсом продолжила работу над альбомом.

Обложка альбома «Combat Rock» (1982)

«Combat Rock» вышел 14 мая 1982 года и занял 2-е место. Это последний студийный альбом, записанный ансамблем в своём классическом составе (Страммер, Джонс, Симонон, Хидон) и потому многими, в том числе самими музыкантами, считается финальным в творчестве The Clash. Композиции «Combat Rock», в отличие от предыдущего альбома The Clash, были не прямыми пастишами на разные стили вроде рэпа и рокабилли, а сложными оригинальными гибридами, сочетающими в себе одновременно фанк, даб и прочие стили. Первым примером такой работы был сингл «This Is Radio Clash», вышедший в ноябре 1981 года. К жанру традиционного панк-рока можно отнести лишь открывающую альбом «Know You Rights». Альбомные синглы «Should I Stay Or Should I Go?» и «Rock The Casbah» (написан Топпером Хидоном) стали одними из самых узнаваемых песен The Clash.

Перед самым выходом альбома произошло нечто неожиданное: 1 мая СМИ стало известно, что фронтмен группы Джо Страммер исчез, и его местонахождение неизвестно. 26 апреля из-за этого уже был отменён концерт в Абердине. Ни группа, ни менеджер не знали, куда пропал Страммер. Под угрозой оказывались июньские гастроли по Америке. Наконец, Страммера обнаружили в Париже. 18 мая он вернулся в Лондон. Через два дня The Clash выступили на рок-фестивале в Лохеме, Голландия. Этот концерт оказался решающим в судьбе барабанщика Топпера Хидона: будучи к тому времени тяжело зависимым наркоманом, Хидон без стеснения перед коллегами употребил большую дозу кокаина, а надо отменить, что внутри группы существовал принцип категорически не принимать наркотики во время работы. Тогда же организаторам фестиваля и самим музыкантам бросилось в глаза совершенно неадекватное поведение Хидона. Проблемы с Хидоном были и раньше, но данный инцидент оказался последней каплей. Группа с неохотой вынуждена была уволить своего ударника: ансамбль стал крупной машиной шоу-бизнеса и не мог позволить себе рисковать неопределённостью, даже несмотря на то, что Топпер Хидон к тому времени был полноправным участником коллективного творчества. После изгнания Хидон впал в ещё большую наркотическую зависимость и вскоре забросил музыку. Лишь к концу 1990-х гг. музыкант нашёл в себе силы изменить свой образ жизни.

Группе срочно требовался ударник, и в короткие сроки (29 мая открывались гастроли по США) его найти было проблематично. В результате был вызван первый барабанщик The Clash Терри Чаймс, хорошо знакомый с ранним материалом группы, который таким образом и составил основу репертуара гастролей, прошедших по 23 городам Америки. Музыканты сменили сценический имидж и выходили играть наголо бритыми в тропической камуфляжной форме коммандос в стиле Рэмбо). Осенью The Clash приняли приглашение The Who участвовать в их прощальном турне по Америке, начавшемся 25 сентября. В этот раз концерты проходили на стадионах, вмещающих десятки тысяч человек. Такая перспектива, выдвигающая The Clash на другой уровень рок-иерархии, перевесила переживания относительно отсутствия так ценимого группой близкого контакта с аудиторией и плохой слышимости. Венцом гастролей стали выступления 12—13 октября на нью-йоркском стадионе «Шиа», на котором в своё время играли The Beatles. Неожиданно для себя The Clash оказались перед выбором: продолжить восхождение наверх и стать настоящим рок-монстром и для этого аппелировать к более широкой аудитории, записывать хиты и коммерчески успешные альбомы или оставаться культовой альтернативной группой. Однако решать её уставшие друг от друга музыканты не стали и после выступления на Ямайском международном фестивале в ноябре, сделали перерыв, затянувшийся на полгода. Терри Чаймс, никогда не принимавший эстетику группы, вновь покинул The Clash.
[править]
Упадок (1983—85)

Апатию, царившую внутри коллектива в это время пробило приглашение возглавить 28 мая 1983 года рок-фестиваль US в Лос-Анджелесе (в списке участников также были A Flock of Seagulls, The Stray Cats, Men at Work): гонорар был полмиллиона долларов. The Clash согласились выступить на фестивале, перед тем организовав мини-турне по США. Для гастролей группа вновь была вынуждена искать барабанщика. Им стал Пит Говард, набранный по результатам многочисленных прослушиваний.

Лето 1983 было проведено в вялых репетициях нового материала. Музыканты практически не общались друг с другом. Мик Джонс являлся в студию позже всех, иногда вообще не приходил, что вызывало раздражение у коллег. Существовала также проблема определения дальнейшего музыкального направления, усугублявшая напряжение между участниками ансамбля, особенно между Миком Джонсом и Джо Страммером. Наконец, в один из первых сентябрьских дней, конфликт был разрешён: Мику Джонсу, пришедшему на репетицию, было, к его шоку, сказано покинуть группу. Это момент остаётся самым тёмным и слабообъяснённым в истории группы. Мик Джонс был автором музыки большинства песен, и его уход многими воспринимался концом The Clash. Оставшиеся в группе Джо Страммер и Пол Симонон решили доказать обратное и на место Джонса набрали двух гитаристов: Ника Шеппарда и Винса Уайта. Мик Джонс тем временем собрал с Доном Леттсом группу Big Audio Dynamite.

В новом составе The Clash возобновили концертную деятельность. В январе 1984 года прошли гастроли по США, в марте — по Британии; в общей сложности в том году группа дала более 80 концертов в рамках турне «Out Of Control». В начале 1985 года Си-би-эс довело до сведения ансамбля, что от него ожидают новый альбом, — по весьма противоречивому контракту The Clash были должны лейблу ещё 8 альбомов). Запись нового альбома проходила в Мюнхене. Неожиданно для всех менеджер Берни Родс стал проявлять интерес к собственно музыкальному процессу коллектива и принял участие в написании новых песен и аранжировок. По его концепции, альбом должен был звучать современно иделогически и музыкально. Благодаря ему были задействованы компьютеры, ударник Говард обнаружил себя просто ненужным на сессиях и почти не принимал участия.

По окончании работы над альбомом The Clash в мае 1985 года отправились в необычное турне по Британии: музыканты, вооружённые лишь акустическими гитарами, в течение двух с половиной недель выступали на улицах и в подземных переходах провинциальных городов, зарабатывая и тратя только то, что бросали в их шляпы. Летом группа дала лишь три концерта в рамках различных европейских рок-фестивалей (в Дании, Франции и Греции). Выступление на «Греческом музыкальном фестивале» 27 августа оказалось последним в биографии The Clash.

Тем временем Берни Родс в Лондоне сводил альбом, названный им «Cut The Crap». Результат его работы стал известен 8 ноября 1985 года, когда альбом появился на прилавках магазинов. Пластинка заняла 16-е место в британском хит-параде, из которого быстро исчезла, и подверглась разгромной критике в прессе. Альбом привёл в ужас и самих музыкантов, особенно Джо Страммера: певец и соавтор всех композиций альбома чувствовал себя преданным работой Берни Родса, перегрузившего пластинку драм-машинами и неуклюжими синтезаторными эффектами. Впоследствии «Cut The Crap» был полностью вычеркнут из биографии The Clash: песни с него не включались в компиляции, о нём ни слова не упоминалось в биографическом фильме Westway To The World, сделанным в тесном сотрудничестве с бывшими музыкантов группы. Провал этого альбома определил и судьбу группы: к тому времени для Страммера стало ясно, что изгнание Хидона и тем более Джонса были роковыми ошибками, равно как и допуск Родса к творчеству группы, и в конце 1985 года он распустил ансамбль.
[править]
После распада

Казалось, что The Clash были похоронены, однако Берни Родс с Полом Симононом тут же начали набирать музыкантов в новый состав The Clash — впоследствии коллектив был назван Havana 3 AM, дабы избежать юридических претензий со стороны бывших участников The Clash. Выпустив альбом и приняв участие в разных проектах, Симонон началу 1990-х гг. совершенно отошёл от музыки, посвятив себя живописи, которой он занимался с юности, и стал успешным художником. Вернулся в мир музыки Симонон лишь в 2006 году, объединившись с Дэймоном Элборном из Blur и Саймоном Тонгом из The Verve и записав совместно с ними альбом The Good, The Bad and The Queen.

Сольная карьера более удачно сложилась у Джо Страммера и выгнанного ранее Мика Джонса: Джонс к тому времени уже выпускал альбомы в рамках Bad Audio Dynamite, а в конце 1990-х гг. сосредоточился на продюсерской работе. Страммер в конце 1980-х гг. выпустил свой сольный альбом. В 1991—92 гг. он гастролировал вместе с The Pogues, замещая их певца. В конце 1990-х гг., после многолетнего перерыва, Страммер вошёл в группу The Mescaleros и неустанно ездил с концертами. Все надежды на воссоединение The Clash были развеяны известием о смерти Страммера 22 декабря 2002 года.

В 2003 году The Clash были включены в американский «Зал славы рок-н-ролла».
[править]
Эстетика

Несмотря на всего два альбома, выпущенных в прямолинейном жанре панк-рока, The Clash, наряду с Sex Pistols, являются квинтесенцией раннего панк-рока. Как в случае с Pistols у The Clash тоже был свой ментор, катализировавший на ранем этапе их энергию в голос разочарованного и яростного поколения, с течением времени песни группы политизировались и приобретали всё более широкий диапазон тем: от расовой дискриминации в Британии до проблем стран третьего мира. Было замечено, что тексты песен The Clash можно рассматривать как краткие поэтические заметки из политической газеты. Сами политические симпатии группы склонялись к левым, коммунистическим движениям, вынужденным бороться за своё существование и воплощавшим таким образом символ действия. В интервью 1976 года, в самом начал карьеры The Clash, Джо Страммер так определил кредо ансамбля: «Я думаю, что люди должны знать, что мы — против фашизма, мы — против насилия, мы — против расизма и мы — за творчество. Мы — против невежества.»[6] Такая позиция также предполагала и музыкальную открытость: помимо рока музыканты увлекались реггей, ска, старинным блюзом и фанком и не стеснялись, в отличие от других панк-групп, инкорпорировать элементы этих жанров в свой материал, постоянно находясь в поиске нового звучания. The Clash стали первой белой группой, игравшей реггей на равных правах с роком.

Будучи коммерчески весьма успешной группой, The Clash оставались, насколько можно, верными эстетике панка. Музыканты ценили близкий контакт со своей аудиторией: коллектив предпочитал играть в небольших залах, требовал от промоутеров дешёвые билеты для зрителей (напр., в США не выше 3 долларов); после выступлений музыканты обычно подолгу и охотно общались за кулисами с поклонниками. Что касается пластинок, что группа старалась регулярно выпускать эксклюзивные синглы, не дублирующие песни с альбомов; двойной и тройной альбомы по настоянию группы продавались по цене одной пластинки.

В западной музыкальной индустрии по отношению к The Clash можно встретить часто используемый эпитет «единственной группы, которая имеет значение», впервые использованный в 1981 году, во время серии концертов в нью-йоркском клубе «Bond’s».
[править]
Интересные факты
Американский битник Аллен Гинзберг принял участие в записи песни The Clash «Ghetto Defendant» с альбома «Combat Rock» (1982).
Альбом «Spirit Of St. Louis» Эллен Фоули, вокалистки группы Meat Loaf был почти полностью написан The Clash и ими же спродюсирован.
Ирвин Уэлш упоминает группу The Clash в своём романе Альковные Секреты Шеф-Поваров.

Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Одесса, Украина
Пароль
548538
Перейти к знакомству