Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Июльское утро



Я был там июльским утром,
И я искал любовь,
Сильную,
Как зарождение нового дня,
И великолепную, подобно солнцу.

И лишь с пением
первых утренних птиц
Я отправлялся домой,
Оставляя грозу,
бушевавшую в ночной дали,
Я шел своей дорогой.

Наступил день, и я осознал,
Что должен найти тебя.
Ла ла ла ла...

Я искал любовь
В самых удивительных местах,
Я перевернул там
Каждый камень,
Я вглядывался
В тысячи лиц,
Но никому из них был неведом
Тот огонь, что пылает

В моем сердце, в памяти, и в душе...
Ла ла ла ла...

Я был там июльским утром,
И я искал любовь,
Сильную,
Как зарождение нового дня,
И великолепную, подобно солнцу.

И лишь с пением
Первых утренних птиц
Я отправлялся домой,
Оставляя грозу,
Бушевавшую в ночной дали,
Я шел своей дорогой.


Uriah Heep (Юра́я хип) — британская рок-группа, образовавшаяся в 1969 году в Лондоне, Англия, и заимствовавшая название у персонажа романа Чарльза Диккенса «Дэвид Копперфильд».[~ 1] Первый состав группы сформировался, когда продюсер Джерри Брон пригласил клавишника Кена Хенсли (ранее игравшего в The Gods и Toe Fat) присоединиться к участникам Spice; всемирную известность группе принесли в 1971—1973 годах альбомы Look at Yourself, Demons and Wizards и The Magician's Birthday, считающиеся классикой хард-рока[2].

Uriah Heep создали свой, оригинальный вариант хард-рока, насытив его элементами прог-, арт-, джаз-рока и хэви-метал. Фирменным знаком их стиля (в «золотые годы») были эффектные партии бэк-вокала со сложными многочастными гармониями и драматический вокал Дэвида Байрона[3]. Стилистические эксперименты Uriah Heep имели существенное значение для развития рок-музыки; группа, в частности, во многом предвосхитила аналогичные эксперименты Queen[4].

Двенадцать альбомов группы входили в UK Albums Chart; наибольший успех здесь имел Return to Fantasy (#7, 1975)[5] В США 15 альбомов входили в Billboard 200; популярнее других был Demons and Wizards (#23, 1972)[6]. Кроме того, четыре сингла Uriah Heep поднимались в Billboard Hot 100[7]. Значительный успех в середине 1970-х годов группа имела в Германии, где сингл «Lady in Black» продержался 13 недель на первом месте в чартах и обеспечил группе награду Golden Lion[8]. Только в 1970-е годы группа продала во всём мире более 30 миллионов альбомов[4]. Cостав Uriah Heep неоднократно менялся, но «классическим» считается квинтет: Мик Бокс, Дэвид Байрон, Кен Хенсли, Гэри Тэйн и Ли Керслейк

В 1967 году Мик Бокс, уроженец Уолтемстоу, в равной степени любивший футбол и музыку[9], решил отдать предпочтение последней и образовал группу The Stalkers. После того, как из состава ушел вокалист, Роджер Пенлингтон, игравший на барабанах, предложил прослушать своего кузена Дэвида Гаррика (David Garrick)[2]. «Он был частым гостем на наших концертах: нередко, приняв по несколько пинт, мы начинали распевать старые рок-н-ролльные вещи. Перед прослушиванием я предложил ему хорошенько подзаправиться, чтобы снять неуверенность. Мы сыграли несколько вещей — и история началась!»[9], — вспоминал Мик Бокс.

Дуэт Бокс-Гаррик стал ядром группы; вскоре каждый из них оставил основную работу и решил посвятить себя профессиональной музыкальной деятельности. Свой новый состав они назвали Spice, а Дэвид принял сценический псевдоним: Байрон (David Byron. За ударные сел Алекс Нэпьер, найденный по объявлению в газете (чтобы обойти главное из условий — отсутствие брачных уз, — он свою жену выдал за сестру), а из The Gods пришел басист Пол Ньютон, чей отец временно взял на себя обязанности менеджера и постепенно довел своих подопечных до уровня лондонского клуба Marquee[9].

В конце 1969 года группа познакомилась с продюсером и менеджером Джерри Броном. Тот побывал на выступлении Spice в клубе «Блюз Лофт» и тут же предложил контракт со своей компанией Hit Record Productions Ltd (работавшей с Phillips Records). «Мне показалось, что группа способна к быстрому развитию, именно поэтому и взял их к себе», — вспоминал Брон. Вскоре группа оказалась в студии Lansdowne, изменила название на Uriah Heep (о Диккенсе в рождественские дни 1969 года говорили все — как раз отмечалась сотая годовщина со дня его смерти) и решила, что ей необходим клавишник. Сначала Брон привел сессионного музыканта Колина Вуда, затем в качестве постоянного участника был приглашен Кен Хенсли, игравший до этого в группах The Gods и Toe Fat[9].

Появление в группе клавишника-новатора, увлечённого созданием качественно нового звучания, оказало решающее влияние на творческое развитие коллектива. Впрочем, вклад Хенсли в первый альбом ограничился переработкой партий, записаных Колином Вудом. Бо́льшую часть материала для пластинки написали Бокс и Байрон; самой яркой вещью здесь стала «Gypsy», идеально отразившая в себе ранний стиль группы: тяжелый бит, сгущённый звук гитары, «обернутой» орга́ном и меллотроном, характерная вокальная гармония[10]. Во многих отношениях это был один из первых удачных примеров экспериментальной хард-рок-эклектики[2][9]. Впоследствии, отвечая на вопрос, действительно ли в своих вокальных аранжировках группа следовала примеру The Beach Boys, Мик Бокс говорил:

Ничего подобного. Просто получилось так, что в нашем составе встретились пятеро вокалистов, вот мы и решили использовать все свои возможности. Позже это стало своего рода фирменным знаком. Единственная наша связь с Beach Boys состоит в том, что в США один радиоведущий назвал нас «Beach Boys от хэви метал».[11]
[править]
Первые записи

Первый альбом был на три четверти завершен, когда Алекса Нэпьера заменил Найджел (Олли) Олссон: его порекомендовал Элтон Джон, с которым Байрон дружил со времен совместной работы в Avenue Records (где они принимали участие в записи низкобюджетных каверов)[10]. дебютный альбом Very 'Eavy…Very 'Umble вышел 19 июня 1970 года; в США — под названием Uriah Heep с измененным составом композиций и под другой обложкой[1].[~ 2] Альбом был встречен сдержанно музыкальной критикой, которая услышала в нем лишь «тяжесть», не обратив внимание на жанровое разнообразие (элементы джаза, фолка, эсид-рока и симфонической музыки). Однако впоследствии музыкальные специалисты стали иначе оценивать историческое значение альбома. Мартин Попофф, автор «The Collector’s Guide to Heavy Metal», поставил его по уровню значимости в один ряд с In Rock и Paranoid[12][13].

В эти дни родился и стал стремительно развиваться творческий союз Бокс-Байрон-Хенсли, наивысшее воплощение получивший во втором альбоме Salisbury, записанном уже без Олссона (который вернулся к Элтону Джону), но с Кейтом Бэйкером. Пластинка, ставшая бенефисом Хенсли (он автор половины вещей и соавтор другой половины), была записана Броном в Lansdowne Studios и оказалась стилистически разнообразна, соединив в себе элементы арт-рока («Bird of Prey»), акустического фолк-рока («The Park» и «Lady in Black») и симфо-рока (16-минутная сюита «Salisbury» была записана с оркестром и духовой секцией)[3]. На создание сюиты клавишника группы вдохновил Джон Лорд своим Concerto for Group and Orchestra. «Услышав это, я понял, что рок-музыку можно сочетать с оркестровой и решил попробовать сделать это»[14], — рассказывал он впоследствии.

Американская версия альбома вновь отличалась от английской обложкой и составом композиций: вместо «Bird of Prey» американский диск открывался композицией «High Priestess», а на второй стороне появилась «Simon the Bullet Freak»[15]. На англо-американскую музыкальную прессу эксперименты группы вновь не произвели впечатления. Наибольший успех альбом имел в Германии, где сингл «Lady in Black», перевыпущенный в 1977 году, стал хитом[8].
[править]
«Золотые» годы

После выхода Salisbury Бейкер покинул группу (Мик Бокс говорил, что ничего не знает о его дальнейшей судьбе)[8]. С новым ударником Иэном Кларком (из Cressida, также записывавшейся на Vertigo Records), группа отправилась в США и здесь впервые почувствовала, что такое тёплый прием. Позже Бокс признавал, правда, что если в связке со Steppenwolf группа звучала неплохо, то к эстетике Three Dog Night она не имела отношения[16]. Впрчем, как отмечал Хенсли, связка с Three Dog Night имела свой привлекательный аспект: «…Мы играли в переполненных залах и впервые заметили лимузины и групи… И подсели на это!»[17].

«Классический» состав Uriah Heep:
Ли Керслейк, Дэвид Байрон, Гэри Тэйн, Мик Бокс, Кен Хенсли

Тем временем сроки контракта Брона с Phillips/Vertigo иссякли, и он образовал собственный лейбл Bronze Records, перевыпустив здесь два первых альбома группы. Летом 1971 году Uriah Heep отправились в студию «Лэнсдаун» записывать Look at Yourself, в котором, по словам Джерри Брона, — «…Многочисленные идеи, казавшиеся разрозненными в двух первых альбомах, сфокусировались и произвели несколько вечных жемчужин»[16]. Третий студийный альбом группы поднялся до # 39 в UK Albums Chart[5].

Центральное место в альбоме заняли эпическая «July Morning» и заглавный трек, ставший хитом в нескольких странах Западной Европы. Кен Хенсли отмечал, что «July Morning» — с её меняющейся динамикой, яркой и разнообразной звуковой палитрой — явила собой «…наилучший пример того, в каком направлении устремилась группа в своем развитии». Песня получилась из нескольких музыкальных идей Кена Хенсли и Дэвида Байрона. В процессе работы над альбомом Look at Yourself они обнаружили, что у них есть три заготовки в до-миноре. После экспериментов эти кусочки стали вступлением, куплетом и припевом «Июльского утра»[18].

В целом альбом Look at Yourself, как отмечал рецензент Allmusic, продемонстрировал уникальное сочетание элементов хэви метал и прог-рока, а также выдающееся мастерство Дэвида Байрона, чьё исполнение на несколько лет стало образцом для подражания вокалистам следующего поколения, таких, как Роб Хэлфорд[19].

Пол Ньютон остался недоволен своим местом в общей картине: после его ухода в группу из Colosseum был приглашен басист Марк Кларк, который продержался здесь три месяца, но успел стать соавтором «The Wizard», песни, открывшей четвертый альбом. «Золотой» состав Uriah Heep окончательно оформился после того, как в него вошли Ли Керслэйк (экс-The Gods, National Head Band: однажды он уже отклонил предложение занять место Кейта Бэйкера, но теперь не упустил своего шанса) и Гэри Тэйн, уроженец Новой Зеландии, который прежде играл с Кифом Хартли (Keef Hartley Band)[3].

Четвертый альбом Demons and Wizards стал результатом нового творческого союза в группе, которая окунулась в мир мистики и фантазий (проиллюстрированный на обложке Роджером Дином). Галерея арт-роковых зарисовок в жанре фэнтези («Rainbow Demon», «The Wizard», «Traveller In Time», «Poet’s Justice») на первый взгляд складывается здесь в гармоничную мозаику новой, причудливой концепции, однако, как отмечает Кёрк Блоуз, автор «Истории Uriah Heep»[~ 3], альбом нельзя назвать в полном смысле концептуальным: каждая из песен имеет самостоятельную значимость. То же подчеркивал и Кен Хенсли в комментариях к альбому на обложке: «это… просто коллекция наших песен, которые мы записали с большим для себя удовольствием».[20] В Англии альбом поднялся до 20-го места и продержался в чартах 11 недель. «Easy Livin'», созданная специально для Байрона с его новым сценическим имиджем, стала европейским хитом, вошла в Billboard Hot 100[7] и, как говорил Брон, «помогла группе впервые заявить о себе на международной сцене»[20].

Вышедший полгода спустя The Magician's Birthday продолжил ту же линию развития, причем в двух направлениях: коммерческом («Sweet Lorraine», «Sunrise») и артистическом (заглавный трек являет собой своего рода микро-оперу с фэнтезийным сюжетом). Некоторые обозреватели сочли его улучшенным вариантом «Demons & Wizards», в котором те же элементы соединились более гармонично[20]. Рецензент All Music Guide выразил противоположную точку зрения, сочтя, что альбом не обладает цельностью, характерной для предшественника, но имеет свои сильные моменты[21].

Группа вернулась на гастроли в Японию, одновременно выпустив двойной Uriah Heep Live, записанный в Бирмингеме, Англия, с использованием мобильной студии, принадлежавшей Rolling Stones, и впоследствии признанный одним из лучших концертных альбомов хард-рока. «Прибыв на саундчек мы поняли, что акустика отвратительная, махнули рукой на возможность записи, забыли об этом и концерт выдали на одном дыхании — вот почему он получился таким отличным!»[17], — говорил много лет спустя Кен Хенсли.

Из Японии группа отправилась записывать новый студийный альбом, по финансовым соображениям избрав для этой цели Шато д’Эронвилль во Франции. В оценке Sweet Freedom пресса разделилась на два лагеря: часть критиков отнеслась к альбому прохладно, заметив, что группа не продемонстрировала здесь своих лучших качеств. Мик Бокс позже признавал, что работа над альбомом уже была омрачена наметившимся конфликтом между «мозгом» Uriah Heep Кеном Хенсли и ее «лицом», Дэвидом Байроном, который к тому времени уже злоупотреблял алкоголем. Однако, часть критиков (во главе с рецензентами Melody Maker) оценила альбом достаточно высоко. Sweet Freedom поднялся в Британии до 18 места[5], «Stealin» стал хитом во многих странах мира (исключение вновь составила Великобритания). В том же году Кен Хенсли выпустил свой первый сольный альбом Proud Words on a Dusty Shelf[20].

Записанный в Мюнхене Wonderworld также принес разочарования (исключением критика сочла балладу «The Easy Road»). К тому времени резко ухудшилось состояние здоровья Гэри Тэйна, который и до прихода в Uriah Heep страдал приступами нервного истощения (вызванными отчасти наркотической зависимостью, которая преследовала его много лет). В сентябре 1974 года Тэйн получил удар током на сцене в Далласе и был надолго госпитализирован, что привело к отмене концертов в США и Англии — к величайшему неудовольствию Брона. Три месяца спустя Тэйн покинул группу, а 8 декабря 1975 года был найден мертвым у себя дома в Норвуд-Грине. Причиной смерти явилась передозировка. «Я всегда по-человечески любил Гэри. Он был симпатичен мне своей безответственностью, и умер только, потому что не рассчитал глубину омута, в который бросился»[22], — говорил Кен Хенсли.
[править]
1974—1981

В 1975 году Тэйна в составе группы заменил Джон Уэттон, в прошлом участник King Crimson, выступавший также с Roxy Music. Его появление благотворным образом сказалось на состоянии группы: в ней появился (по словам Бокса) «настоящий стержень, человек, на которого можно было во всем положиться, и который, кроме того, постоянно генерировал новые идеи»[22].

Мик Бокс, 1977

Успех восьмого студийного альбома Return To Fantasy, выпущенного летом 1975 года, отразил произошедшие изменения: он стал международным бестселлером, поднявшись до #7 в Британии[5], до #2 в Австрии, #3 в Норвегии. За ним последовало еще одно изнуряющее мировое турне, в ходе которого группа выступила перед миллионом зрителей и пролетела в общей сложности 30 тысяч миль. Во время концерта в штате Кентукки Мик Бокс сломал руку, причем доиграл сет, невзирая на адскую боль, после чего продолжал выступать с гипсом (проигнорировав таким образом указания врачей), каждый вечер получая по три укола. В разгар турне группа выступила на фестивале в Кливленде вместе с Aerosmith и Blue Oyster Cult. По окончании гастролей группа выпустила The Best of Uriah Heep; одновеременно и Дэвид Байрон дебютировал с сольным альбомом Take No Prisoners[22].

Следующий альбом High And Mighty (в отсутствие Брона, занявшегося другими проектами, спродюсированный самими участниками группы), оказался (по признанию самого Бокса) «легковесным: в меньшей степени ‘eavy, в больше — ‘umble». При этом Хенсли до сих пор считает, что провал пластинки был предопределён не столько её звуковыми качествами, сколько отношением к ней Bronze Records. Зато раскрутка High & Mighty прошла с помпой: группа закатила банкет на вершине горы в Швейцарии, куда журналистов доставили специальным самолетом[22].

Роскошные приёмы, как отмечал биограф К.Блоуз, были лишь внешней стороной стремления Uriah Heep соответствовать примеру Led Zeppelin в погоне за крайностями. Кен Хенсли стал требовать себе не только отдельных гримёрок, но и персонального гастрольного менеджера. Но самым пагубным образом «звёздная болезнь» сказалась на психическом состоянии Дэвида Байрона, чей алкоголизм наложился на личностные проблемы и привел к ухудшению его отношений с коллегами. Одно дело, когда слегка пьян басист или слегка под кайфом гитарист, но когда вокалист пьян вдрызг и не может говорить, падает и не видит ни группы, ни зала, это уже серьезная проблема... Он пил слишком много, мы много говорили об этом, но ровно ничего не менялось. В конечном итоге я пришёл к менеджеру с ультиматумом: или уходит он, или ухожу я.
Кен Хенсли, 2007[14]


Хенсли решился на этот ультиматум в разгаре американского туре. Брон срочно вылетел из отпуска на Багамах, собрали срочное собрание и Байрону дали испытательный срок в два месяца. «За эти два месяца стало только хуже, и к концу американского тура мы решили его заменить… Но оказалось, что это конец группы»[14], — позже говорил Кен Хенсли.

В июле 1976 года, после завершающего концерта испанского турне Байрон был уволен из Uriah Heep.[~ 4] Потеря вокалиста явилась переломным моментом в карьере Uriah Heep Почти сразу же ушел и Джон Уэттон: сначала — к Брайану Ферри; позже в Asia. Это для участников группы не стало сюрпризом. «Сначала мы думали, что просто одного превосходного басиста заменяем на другого, но не учли личностный фактор. Это напоминало неудачную пересадку о́ргана: инородное тело не прижилось»[22], — говорил Кен Хенсли.

Бас-гитаристом группы стал Тревор Болдер, игравший с Дэвидом Боуи, Миком Ронсоном и к тому времени реформированными Spiders From Mars. В качестве претендента на роль вокалиста рассматривались Дэвид Ковердейл, Иэн Хантер (Mott the Hoople) и Гэри Холтон (экс-Heavy Metal Kids), но выбран был Джон Лоутон, сотрудничавший до этого с германской группой Lucifer's Friend, а также Les Humphries Singers и Роджером Гловером.

«Внешне он не очень-то вписывался в общий имидж, но с голосом у него все было в порядке, и мы решили, что музыкальная составляющая тут должна быть превыше всего»[23]? — вспоминал Мик Бокс. На сцене Лоутон, действительно, никак не мог сравниться с артистичным Байроном, но его блюз-роковый стиль вокала придал группе новый импульс развития и обогатил стилистическую палитру.

Альбом Firefly, вышедший в начале 1977 года, от Sounds получил три звезды, от Record Mirror — четыре. В самых восторженных тонах оценил группу Пол Стенли из Kiss после совместного американского турне. Группу в новом составе неплохо приняли и в Британии, что было особенно неожиданно в разгар панк-революции. На фестивале в Рединге Uriah Heep стали хедлайнерами.

Следующий альбом Innocent Victim отличался утяжеленным звуком; сингл из него «Free Me» стал европейским хитом. Многих удивило включение в альбом двух композиций Джека Уильямса, американского приятеля Хенсли. В Германии альбом разошелся миллионным тиражом, предопределив и успех Fallen Angel, четвертого альбома, записанного в лондонской студии Roundhouse и второго — с вернувшимся к обязанностям продюсера Джерри Броном[23]}}.

Тем временем закулисный конфликт разгорался. Хенсли (будучи автором большинства композиций группы) не только зарабатывал намного больше остальных музыкантов, но и имел многочисленные интересы на стороне. «Всё, чтобы он ни писал шло в альбом, и нам это казалось несправедливым… Кроме того, когда начинаешь использовать все, что ни сочиняешь, альбомы получаются ниже среднего», — вспоминал Мик Бокс. Хенсли позже пытался оправдаться тем, что группа постоянно действовала в режиме цейтнота: лейблы требовали «…12 треков и чтобы все были как Easy Livin'». Кроме того, произошла ссора между Хенсли и Лоутоном (чья жена раздражала музыкантов своим постоянным присутствием). Вокалист был уволен вскоре после выступления Uriah Heep на фестивале Bilzen в Берлине, и его заменил Джон Сломан (ex-Lone Star), молодой и импозантный мультиинструменталист. Однако почти сразу же из состава ушел Керслейк: по версии журнала Sounds — после ссоры с Броном (которого барабанщик обвинил в том, что для того «…единственным ценным участником группы является Хенсли»[23].

Работа над следующим альбомом, Conquest (опять-таки, в студии Roundhouse) свелась, в основном, к перезаписи уже подготовленных пленок — с Сломаном и новым барабанщиком Крисом Слэйдом, рекрутированным из Manfred Mann's Earth Band. Журнал Record Mirror дал пластинке пять звезд, хотя позже участники группы (в частности, Болдер) говорили о том, что работа шла в атмосфере полного хаоса. Центральные вещи альбома — «Feelings» и «Fools» (композиция Болдера) — харатеризуют и его общее, приподнятое настроение, что было несколько неожиданно, если учесть, что то были дни движения NWOBHM, многие лидеры которого (Iron Maiden, Saxon, Def Leppard) называли Uriah Heep в числе своих основных влияний. «Они произвели на меня впечатление людей, получающих удовольствие на сцене: это были старые бойцы, не разучившиеся радоваться жизни», — говорил Стив Харрис из Iron Maiden о концерте Uriah Heep 1975 года[24]. Десятилетие со дня образования группа отметила успешным туром 10th Anniversary (в связке с Girlschool). Однако недовольство Хенсли своим новым вокалистом нарастало, и он решил выйти из состава: Джона выбрали участники группы, и я был против этого решения. Он и выглядел отлично, и музыкантом был превосходным, но песни мои интерпретировал совершенно не так, как я их задумывал… Проблема состояла в том, что нам не удавалось вернуться на однажды избранный путь, и Джон этому возвращению не способствовал.


Кен Хенсли, 1977

Позже Хенсли записал сольный альбом Free Spirit (который сам оценивает не слишком высоко), некоторое время был участником американской группы Blackfoot, жил в Сент-Луисе, где сотрудничал с записывающими компаниями и время от времени «гостил» в студиях (WASP, «Headless Children»)[24]. В настоящее время живёт в Испании недалеко от Аликанте.

Место Хенсли в группе занял канадец Грегг Декерт (англ. Gregg Dechert), работавший со Сломаном в Pulsar. С ним группа провела турне по британским клубам (в общей сложности 23 концерта) и записала сингл «Think lt Over» (позже в новой версии вошедший в Abominog). Почти сразу же группу покинул Сломан. «Как бы ни приятно было мне работать в теченеи последних полутора лет с Heep, похоже, мои музыкальные амбиции лежат в ином направлении»[25].

Бокс и Болдер направились к Дэвиду Байрону с предложением вернуться в Uriah Heep. «У нас в кармане были и деньги, и договор… Нас совершенно обескуражил его отказ»[26], — говорил гитарист группы. Сразу же после этого неудачного визита Болдер принял предложение от Wishbone Ash. «Я вовсе не хотел покидать Uriah Heep, просто мне захотелось чего-то непохожего; кроме того, я был сыт по горло Броном и его менеджментом»[26], — позже говорил он.

Затем ушел Декерт, и Мик Бокс остался один на один с контрактными обязательствами. «Heap of Heep» (англ. Вместо Хипов — кучка) — так озаглавил еженедельник Melody Maker статью, подводившую итог завершившейся (по всеобщему мнению) десятилетней карьере группы[26].
[править]
1982 —

Выйдя из состояни депрессии, Мик Бокс позвонил Ли Керслейку (который к этому времени уже играл в Blizzard of Ozz) и выяснил, что тот с Бобом Дэйзли только что ушел от Осборна. На место Хенсли был приглашен клавишник Джон Синклер (которого Бокс знал по сотрудничеству с Heavy Metal Kids), в тот момент игравший с американской группой Lion. В качестве вокалиста некоторое время рассматривался Джон Верити (экс-Argent), но в конечном итоге выбор пал на Питера Голби, который незадолго до этого на прослушивании не выдержал конкуренцию со Сломаном (единственным, кто голосовал за него, по иронии судьбы, был Хенсли)[26].

Выпущенный новым составом в марте 1982 года альбом Abominog (которому предшествовал Abominog Junior EP) был назван журналом Kerrang! «… самым зрелым альбомом группы за всю её историю». журнал Sounds оценил его пятью звездами. Скептики, в свою очередь, критиковали альбом за «американизированность». «У нашего продюсера Эшли Хоу[~ 5] американская голова на плечах»[27], — шутил Бокс. «Мне понравилась работа Эшли… Если бы не этот альбом, группа не смогла бы снова подняться», — говорил Голби.

К.Блоуз считал, что именно этот альбом сыграл важнейшую роль в эволюции группы, переведя её из 1970-х в следующее десятилетие. Биограф отмечал также, что мелодичный хард-рок не был по сути явлением американским: именно Uriah Heep стояли у его истоков; лишь те, кто по прошествии нескольких лет об этом забыли, могли обвинять группу в «американизации» звучания[27].

Альбом оказался успешнее четырёх предшественников в США (#56)[6], а сингл «The Way That It Is» получил мощную ротацию на MTV. Uriah Heep успешно выступили на фестивале Monsters Of Rock в Кастл-Доннингтоне.

Похожим на предыдущий по звучанию и сути оказался и следующий альбом, Head First, записанный вновь Эшли Хоу, который практически стал к тому времени шестым участником ансамбля. Но сразу же после его выхода Дэйзли покинул состав, вернувшись к Осборну[27].

В мае 1983 года в состав Uriah Heep вернулся Тревор Болдер, который после двух лет, проведенных в Wishbone Ash, «начал чувствовать себя аутсайдером»[28]. Два месяца группа гастролировала по США с Rush, Judas Priest (общение с последними оставило у Бокса крайне неприятное ощущение: «Они относились к нам как к дерьму»[28], — говорил он) и Def Leppard. «Это была лучшая из групп, с которыми мне когда-либо приходилось гастролировать. Они были начисто лишены высокомерия и претенциозности. Мы многому у них научились, они всегда готовы были помочь советом, с этим своим неизменным: '…слушай сюда, сынок!'»[28], — говорил Джо Эллиот.

К этому времени Джерри Брон отказался от обязанностей менеджера: делами группы в Европе занимался агент Нейл Ворнок, в США — Перлман и Шенк (из Blue Oyster Cult), так что Bronze Records некоторое время оставались последним звеном, связывавшим группу с её «крестным отцом». Связь эта оборвалась в июне 1983 года, когда лейбл обанкротился, часть финансовых обязательств переправив Uriah Heep. Группа ужесточила гастрольный график, в сферу влияния включив такие ранее не исследовавшиеся территории, как Индия, Малайзия и Индонезия[28]. В начале 1984 года Uriah Heep проникли и за железный занавес, после чего отправились в студию записывать Equator c продюсером Тони Платтом (англ. Tony Platt). В это же время новый менеджер Хэрри Малони (англ. Harry Maloney) подписал для группы контракт с лейблом Portrait Records (филиалом CBS). В феврале 1985 года стало известно, что бывший вокалист группы Дэвид Байрон, будучи уже законченным алкоголиком, скончался от сердечного приступа[29].

Тем временем усталость от непрерывных гастролей сказалась на состоянии вокала Питера Голби («Гэри Мур услышал нас в Гамбурге и после концерта спросил, не начинаю ли я терять голос, а узнав, что мы сыграли 16 подряд ежедневных концертов, заметил, что пора увольнять нашего менеджера»). В разгар австралийского тура он сорвал голос окончательно и ушел из группы[28]. Вскоре за ним последовал Джон Синклер (присоединившийся к группе Оззи Осборна)[30]. Бокс пригласил клавишника Фила Лензона (англ. Phil Lanzon, экс-Grand Prix, Sad Café, Sweet) и лос-анджелесского вокалиста Стефа Фонтейна (англ. Stef Fontaine), который провел с группой американское турне и был уволен Боксом «за непрофессионализм». По словам гитариста, у того был «превосходный голос, но дисциплина… где-то в другом месте». Фонтейн куда-то уходил во время репетиций и не возвращался, а однажды не явился на концерт в Сан-Франциско[30].

Тревор Болдер

Берни Шоу

После американского турне Стефа Фонтейна в составе заменил Берни Шоу (экс-Grand Prix, Praying Mantis, Stratus), который начинал (в группе Cold Sweat) c исполнения каверов Uriah Heep. Бокс — по совету гастрольного менеджера Ховарда Мензиса англ. Howard Menzies)- специально пришёл на прощальный концерт Stratus в Marquee Club, после чего сделал Шоу предложение и получил согласие[31]. «С этого момента всё встало на свои места»[31], — говорил гитарист.

Сменив менеджмент (на Miracle Group), Uriah Heep при посредстве венгерского промоутера Ласло Хегедуса (англ. Laszlo Hegedus) провели серию гастролей в СССР. В спортивном комплексе «Олимпийский» группа дала 10 концертов перед (в общей сложностью 180 тысячами зрителей). Берни Шоу вспоминал приём, устроенный группе, как «нечто близкое к битломании»[31]. Бокс говорил, что музыканты «действительно ощущали себя посланниками Запада» и чувствовал ответственность за свою историческую миссию, поскольку «любая неприятность могла бы закрыть путь в ССР другим группам»[31]. Результатом поездки стал третий концертный альбом в истории группы, Live in Moscow, выпущенный компанией Legacy Records, куда вошли три новых трека, в том числе композиция Лэнзона «Mr. Majestic». Британская пресса под впечатлением от московских успехов группы впервые заговорила о ней уважительно. «Это было очень странно, потому что в Англии нас <к тому времени> почти забыли, многие успели нас мысленно похоронить»[31], — говорил Бокс в интервью Полу Хендерсону из журнала Kerrang!'[~ 6]

Uriah Heep провели затем успешные гастроли в Чехословакии, ГДР и в Болгарии, после чего в августе 1988 года выступила на Редингском фестивале, и затем провела британское турне с The Dogs D’amour. В мае 1989 году вышел новый альбом Raging Silence, записанный с продюсером Ричардом Доддом (англ. Richard Dodd), известным по сотрудничеству с Джорджем Харрисоном и The Traveling Willburys, центральными вещами в котором стали «Blood Red Roses» (композиция Пита Голби), «Cry Freedom» и «Hold Your Head Up» (кавер хита Argent). Бокс необычайно высоко оценил работу продюсера, который «привнёс свежесть, живую мощь в звучание пластинки и… выявил в вокале Берни несколько разнообразных стилей». «Я никогда прежде не узнавал так много за такой краткий срок»[31], — признавал и сам Шоу.

Группа вернулась в СССР (выступив в Ленинграде), где выступила перед 100 000 зрителей, затем сыграла в польском Вроцлаве, дала шесть концертов в Бразилии и один (бесплатный) в Восточном Берлине (на него собрались 80 тысяч человек). Концерт в лондонском зале Astoria был выпущен на видео под заголовком Raging Through the Silence[31].

В 1990 году на Independent TV был продемонстрирован фильм «Bedrock», в основу которого легли съёмки концерта в Ноттингеме (студия Central TV). Видеоверсия концерта была выпущена в том же году как часть юбилейной серии релизов, посвященных 20-летию группы. Тогда же вышли тройной бокс-сет Two Decades in Rock и его сокращённая версия Still 'eavy, Still Proud[31].

Работа над следующим студийным альбомом началась в 1990 году, но из-за непрерывных гастролей прерывалась, из-за чего релиз нескольок раз откладывался. Заручиться поддержкой продюсера Ричарда Додда на этот раз не удалось; его функции взял на себя Тревор Болдер. Альбом Different World вышел в 1991 году и получил разноречивые отклики в прессе: Крис Уоттс в журнале Kerrang! высмеял пластинку, но обозреватель Metal Hammer Энди Брэдшоу назвал её «приятным сюрпризом», отметив продюсерское мастерство Болдера.

За релизом последовало круппнейшее за шесть лет британское турне Uriah Heep; рекорд-компания, однако, практически не занималась промоушном, в результате и билеты и сам альбом продавалсь плохо. На этом сови отношения с Legacy Records группа завершила, продолжив активно гастролировать на всех континентах[31]. Из множества перевыпусков этого времени прежде наиздававшийся материал содержали только Rarities from the Bronze Age и The Lansdowne Tapes[31]

14 сентября 1998 года вышел альбом Sonic Origami (продюсер Пип Уильямс), за которыми последовали гастроли, не прекращавшиеся два года. 7 декабря 2001 года в Лондоне состоялся концерт-реюнион с участием Кена Хенсли и Джона Лоутона. Тогда же состоялось первое выступление группы в Астории в рамках ставшего традиционным мероприятия под названием Magicians Birthday Party. В январе 2007 года барабанщик Ли Керслейк покинул состав по состоянию здоровья. В марте его заменил Расселл Гилбрук, работавший до этого с Тони Айомми, Вэном Моррисоном, Джоном Фарнхэмом, Аланом Прайсом, Крисом Барбером и Лонни Донеганом. 14 апреля 2007 года Гилбрук дебютировал в составе группы на концерте в Вуокатти, Финляндия.
[править]
Интересные факты
В 1983 году в Индии во время концерта некто, явно под воздействием наркотиков, выскочил на сцену и впился зубами в спину Пита Голби: нападавшего до полусмерти избили дубинками полицейские, но от жертвы оторвали с огромным трудом[28].
Однажды в Канаде Джон Синклер перед сном положил контактные линзы в стакан с водой, а утром, мучимый похмельем, залпом этот стакан осушил[30].
По названию песни «July Morning» назван молодёжный праздник в Болгарии — Праздник Джулая.
Кто читал? Поделиться
2

Комментарии2

0
Альфонс, 42 Москва
# ×
2 июля 2010 в 07:04
тема
но больше для фан-форумов ибо много букф
ну не хотят тут люди напрягаться...
сисьги, свингеры, кормить ли подругу помидорами, хахаха просто так... и фотку котэ, есть ли здесь настоящие мужчин (женщины) , он меня бросил, а не кто не хочет в Ханты? ... и тому подобное.. канает на ура! а ценителей не найдешь.. ибо не признаются, хотя по памяти могут процитировать все альбомы Uriah Heep...
0
Ильдар, 38 Магнитогорск 2 июля 2010 в 09:12
спасибо за внимание...
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Сиэтл, США
Пароль
322334
Перейти к знакомству