Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Солдат удачи



Я дороги тайн немало
Тебе открыл;
Час свой ожидая,
Я бродягой жил -
Чтобы спеть тебе, за руку взяв,
А ты ответишь мне:
"Будь со мной, мой милый!",
И стать твоим навек.

Но старею я, я знаю
И те песни, что я пел,
Эхом в отдаленьи,
Словно звук
Ветряка звучат вокруг...
Так и буду я
Солдатом удачи.

Впечатлений новых я искал,
Объехал я весь свет;
Скитался сквозь ночей мороз
Один на склоне лет
Мне виделось в те дни -
Со мною рядом ты,
Но здесь не ты, я вижу -
Мираж своей мечты...

Но старею я, я знаю
И те песни, что я пел,
Эхом в отдаленьи,
Словно звук
Ветряка звучат вокруг...
Так и буду я
Солдатом удачи.
Слышу я, как звук
Ветряка звучит вокруг -
Буду я всегда
Солдатом удачи.




Мы прибыли в Монтре,
На берег Женевского Озера,
Чтобы записать в мобильной студии пластинку.
Времени было немного,
Фрэнк Заппа и «Мамаши»
Занимали лучшие места в округе,
Но глупец с ракетницей
Все сжег дотла.

Дым над водой
И огонь в небесах

Они сожгли дотла игорный дом,
Он погибал с ужасным звуком,
Фанки и Клод метались туда и обратно,
Вызволяя детей из опасной зоны.
Когда все было кончено,
Нам пришлось искать другое место,
Но Швейцарское время было на исходе,
Казалось, мы не выиграем эту гонку.

Дым над водой
И огонь в небесах

Мы осели в Гранд Отеле,
Он был пуст, холоден и беден,
Но когда «Роллинги» предоставили нам «Стоунскую» передвижку, Мы записали новую пластинку,
При скудном свете красных фонарей и старых коек.
Мы изрядно попотели,
Не важно, что у нас из этого получилось,
Я знаю, мы никогда не забудем

Дым над водой
И огонь в небеса

Deep Purple (русск. Дип Пёпл) — британская рок-группа, образованная в феврале 1968 года (сначала — под названием Roundabout) в Хартфорде, Англия, и считающаяся одной из самых заметных и влиятельных в «тяжёлой музыке» 1970-х годов. Музыкальные критики называют Deep Purple в числе основателей хард-рока и высоко оценивают их вклад в развитие прогрессивного рока и хэви метал[1][2]. Музыканты «классического» состава Deep Purple (в частности, гитарист Ричи Блэкмор, клавишник Джон Лорд, барабанщик Иэн Пэйс) считаются инструменталистами-виртуозами.

Инициатором создания группы и автором изначальной концепции стал барабанщик Крис Кёртис, в 1966 году ушедший из The Searchers и намеревавшийся возобновить карьеру. В 1967 году он пригласил на должность менеджера антрепренёра Тони Эдвардса, который в то время работал на Вест-Энде в собственном фамильном агентстве Alice Edwards Holdings Ltd, но участвовал и в музыкальном бизнесе, помогая певице Эйше (англ. Ayshea, позже — ведущая телешоу «Lift Off»). В тот момент, когда Кертис обдумывал планы своего возвращения, на распутье оказался и клавишник Джон Лорд: он только что ушёл из состава ритм-энд-блюзовой группы The Artwoods, собранной Артом Вудом (братом Рона) и вошёл в гастрольный состав The Flowerpot Men, группы, созданной исключительно для раскрутки хита «Let’s Go To San Francisco».

На вечеринке у знаменитой «искательницы талантов» Викки Уикхэм Лорд случайно познакомился с Кёртисом, и тот увлёк его проектом новой группы, участники которой приходили бы и уходили «как на карусели»: отсюда и название Roundabout. Вскоре, однако, оказалось, что Кертис живёт в своём, «кислотном» мире. Прежде чем покинуть проект, третьим участником которого должен был стать Джордж Робинс, в прошлом — бас-гитарист Cryin Shames, Кёртис заявил, что у него есть на примете для Roundabout «…фантастический гитарист — англичанин, который живёт в Гамбурге».[3]

Гитарист Ричи Блэкмор, несмотря на юный возраст, успел к этому времени поиграть с такими музыкантами, как Джин Винсент, Mike Dee And The Jaywalkers, Скримин Лорд Сатч, The Outlaws (студийной группе продюсера Джо Мика) и Neil Christian and the Crusaders — благодаря которым и оказался в Германии (где основал и собственный коллектив, The Three Musketeers). Первая попытка привлечения Блэкмора в Roundabout совпала с исчезновением Кёртиса (который объявился затем в Ливерпуле) и оказалась неудачной, но Эдвардс (со своей чековой книжкой) проявил настойчивость, и вскоре — в декабре 1967 года — гитарист вновь прилетел на прослушивание из Гамбурга. Джон Лорд[4]:

Ричи приехал ко мне на квартиру с акустической гитарой, и мы тут же написали And The Address и Mandrake Root. Мы провели чудесный вечер. Сразу же стало ясно, что дураков он вокруг себя не потерпит, но это мне и понравилось. Выглядел он мрачно, но — таким ведь был и всегда.

Вскоре в состав группы вошли Дэйв Кёртисс (экс-Dave Curtiss & the Tremors) и проживавший в тот момент во Франции барабанщик Бобби Вудман, который в 1950-х годах под псевдонимом Бобби Кларк играл в группе Винса Тейлора Playboys, а также с Марти Уайлдом в Wildcats. «Ричи увидел Вудмана в составе группы Джонни Холлидея и был поражён тем, что тот использует сразу две бочки в своей установке», — вспоминал Джон Лорд[3].

После ухода Кёртисса Лорд и Блэкмор возобновили поиск басиста. «Выбор пал на Ника Симпера просто потому, что он тоже играл в The Flowerpot Men, — вспоминал Лорд. — Кроме того, он был неравнодушен к кружевным рубашкам, что понравилось Ричи. Ричи вообще больше внимания придавал внешней стороне дела». Симпер (успевший поиграть и в Johnny Kidd & The New Pirates).[5], по его собственному признанию, не принимал предложение всерьёз до тех пор, пока не узнал, что в новой группе задействован Вудман, которого он боготворил. Но как только квартет начал репетиции в Дивз-Холле (англ. Deeves Hall), большой ферме на юге Хартфордшира, стало ясно, что именно барабанщик выбивается из общей картины. Расставание было нелегким, потому что личные отношения у всех с ним были прекрасными.

Параллельно продолжался и поиск вокалиста: группа в числе прочих прослушала Рода Стюарта, который, по воспоминаниям Симпера, «был ужасен», и даже пыталась переманить Майка Харрисона из Spooky Tooth, который, как вспоминает Блэкмор, «не хотел об этом и слушать»[5]. Отказался и имевший контрактные обязательства Терри Рид. В какой-то момент Блэкмор решил вернуться в Гамбург, но Лорд и Симпер уговорили его остаться — по крайней мере на время репетиций в Дании, где Лорд уже был хорошо известен. После ухода Вудмана в группу пришли 22-летний вокалист Род Эванс и барабанщик Иэн Пэйс: оба до этого играли в The MI5 (группе, которая позже под названием The Maze выпустила два сингла в 1967 году). В новом составе, под новым названием но по-прежнему под руководством менеджера Эдвардса, квинтет провёл короткое турне по Дании.

О том, что название нужно менять, все участники группы договорились заранее.
В Дивз-Холле мы составили список возможных вариантов. Чуть не выбрали Orpheus. Concrete God — это нам показалось очень уж радикально. Был в списке и Sugarlump. А однажды утром там появился новый вариант — Deep Purple[~ 1]. После напряжённых переговоров выяснилось, что внёс его Ричи. По той причине, что это была любимая песня его бабушки.

— Джон Лорд[3]
[править]
Стиль и имидж

Первое время участники группы не имели чёткого представления о том, какое выберут направление, но постепенно главным примером для подражания стали для них Vanilla Fudge. Джон Лорд был потрясён концертом группы в клубе Speakeasy и целый вечер провёл в беседе с вокалистом и органистом Марком Стайном, расспрашивая о технике и трюках. Тони Эдвардс, по собственному признанию, совершенно не понимал ту музыку, что начинала создавать группа, но верил в чутье и вкус своих подопечных.

Сценическое шоу группы было разработано в расчёте на Блэкмора-шоумена (Ник Симпер рассказывал позже, что провёл много времени у зеркала рядом с Ричи, повторяя его пируэты). Джон Лорд:
Ричи с первых же дней поразил меня своими выкрутасами. Он выглядел сказочно, почти как танцор балета. Это была школа середины 60-х: гитара за голову… все как у Джо Брауна!..
Оригинальный текст (англ.) [показать]

Участники группы оделись в бутике «Mr Fish» Тони Эдвардса, за его же деньги. «Одежда эта выглядела очень красиво, но минут через сорок начинала расползаться по швам… Некоторое время мы себе страшно нравились, но со стороны выглядели ужаснейшими пижонами», — говорил Лорд.[3]
[править]
1968—1969. Mark I

Первый состав Deep Purple (Эванс, Лорд, Блэкмор, Симпер, Пэйс)

Первая возможность выступить перед большой аудиторией представилась для группы в апреле 1968 года в Дании. Это была знакомая для Лорда территория (за год до этого он играл здесь с группой St Valentine’s Day Massacre), кроме того, Дания находилась в стороне от большой рок-сцены, что устраивало музыкантов. «Мы решили начать, как Roundabout, а в случае неудачи превратиться в Deep Purple», — вспоминал Лорд. Согласно другой версии (Ника Симпера) название поменялось на борту парома: «Тони Эдвардс, естественно, называл нас Roundabout. Но тут вдруг подошёл к нам репортёр, спросил, как мы называемся, и Ричи ответил: Deep Purple»[3].

Датская публика оставалась в неведении относительно этих манёвров. Первый концерт группа провела как Roundabout, но при этом на постерах были упомянуты Flowerpot Men и Artwoods. Deep Purple постарались произвести на публику сильнейшее впечатление и, как вспоминает Симпер, имели «ошеломляющий успех». Пэйс оказался единственным, у кого об этом турне остались мрачные воспоминания: «Из Харвича в Эсберг мы отправились морем. Требовалось разрешение на работу в стране, а бумаги у нас были далеко не в полном порядке. Из порта меня в полицейской машине с решётками отвезли прямиком в участок. Я подумал: хорошенькое начало! По возвращении от меня воняло псиной».[3]
[править]
Успех в США

Весь материал дебютного альбома Shades of Deep Purple был создан за два дня, в течение почти непрерывной 48-часовой студийной сессии в древнем особняке Хайли (Балькомб, Англия) под руководством продюсера Дерека Лоуренса, которого Блэкмор знал ещё по совместной работе с Джоном Миком.

В июне 1968 года на Parlophone Records вышел первый сингл группы «Hush», композиция американского кантри-певца Джо Саута. Однако, за основу группа взяла версию Билли Джо Ройала, с которой группа только и была в тот момент знакома. Идея использовать «Hush» в качестве стартового релиза принадлежала Джону Лорду и Нику Симперу (вещь была очень популярна в лондонских клубах), аранжировал же её Блэкмор. В США сингл поднялся до 4 места[6], причём огромную популярность имел в Калифорнии. Лорд считает, что причиной тому отчасти было удачное совпадение: в этом штате в те дни широкое распространение получила разновидность «кислоты» под названием «Deep Purple». В Британии сингл успеха не имел, но здесь группа дебютировала на радио в программе Top Gear Джона Пила: их выступление произвело на публику и специалистов сильное впечатление.[7] Сам альбом здесь в чарты не вошёл, но в Billboard 200 поднялся до #24[8].

Второй альбом The Book of Taliesyn группа сконструировала по изначальной формуле, основные надежды связав с кавер-версиями. «Kentucky Woman» и «River Deep — Mountain High» имели умеренный успех (28 и 53 места соответственно)[6], но его оказалось достаточно, чтобы продвинуть пластинку в Billboard 200 (#54)[8]. Уже сам по себе тот факт, что альбом, вышедший в США в октябре 1968 года, появился в Англии лишь 9 месяцев спустя (причем без всякой поддержки со стороны рекорд-компании), свидетельствовал о том, что EMI утратила интерес к группе. «В США мы сразу же заинтересовали большой бизнес. В Британии EMI, эти глупые старички, не сделали для нас ничего»[3], — вспоминал Симпер.

Почти всю вторую половину 1968 года Deep Purple провели в Америке: здесь — при посредстве продюсера Дерека Лоуренса — они подписали контракт с лейблом Tetragrammaton Records, финансировавшимся комедийным актёром Биллом Косби. Уже на второй день пребывания группы в США один из приятелей Косби, Хью Хефнер, пригласил Deep Purple к себе в Playboy Club. Выступление группы в программе Playboy After Dark остаётся одним из самых курьезных моментов в её истории, особенно эпизод, где Ричи Блэкмор «учит» хозяина шоу играть на гитаре.[9] Ещё более странным было появление участников группы в программе The Dating Game («Игра в свидание»), где Лорд оказался в числе проигравших и был очень расстроен (потому что девушка, которая его отвергла «… была такая красивая»).
[править]
Новое направление

Deep Purple вернулись домой к Новому Году и (после таких залов, как лос-анджелесский Inglewood Forum) неприятно удивились, узнав, что им предлагается выступить, например, в помещении Студенческого союза Голдмит-колледжа на юге Лондона. Изменились — как самооценка участников группы, так их взаимоотношения. Ник Симпер:
Ричи был особенно раздражён тем фактом, что Эванс и Лорд на би-сайд поместили свою вещь и кое-что заработали на продаже сингла. Ричи жаловался мне: Род Эванс всего лишь написал слова песни! На что я отвечал ему: Любой идиот может сочинить гитарный рифф, а ты попробуй напиши осмысленный текст!.. Ему это совсем не понравилось[3].
Оригинальный текст (англ.) [показать]

Март, апрель и май 1969 года группа провела в США, но до возвращения в Америку успела записать второй альбом Deep Purple, ознаменовавший переход группы к более тяжёлой и сложной музыке. Между тем, к тому времени, как он (несколько месяцев спустя) вышел в Британии, группа уже изменила состав. В мае Блэкмор, Лорд и Пэйс втроем тайно встретились в Нью-Йорке, где приняли решение о смене вокалиста, о чём проинформировали второго менеджера Джона Колетту, сопровождавшего группу в поездке. «Род и Ник достигли предела своих возможностей в группе. Род обладал прекрасным вокалом для баллад, но его ограниченность становилась все более очевидной. Ник был прекрасным басистом, но его взгляды были устремлены в прошлое, а не в будущее»[3], — вспоминал Пэйс.

Кроме того, Эванс влюбился в американку и вдруг захотел стать актёром. По словам Симпера, «… рок-н-ролл для него потерял всякую значимость. Его сценические выступления становились все слабее и слабее». Между тем, остальные участники развивались стремительно, и звучание ужесточалось день ото дня. Свой последний концерт американского турне Deep Purple дали в первом отделении Cream. После них хедлайнеров зрители свистом согнали со сцены.[5]
[править]
Гиллан и Гловер

В июне, по возвращении из Америки, Deep Purple приступили к записи нового сингла «Hallelujah». К этому времени Блэкмор (благодаря барабанщику Мику Андервуду, знакомому по участию в The Outlaws) открыл для себя (практически неизвестную в Британии, но интересовавшую специалистов) группу Episode Six, исполнявшую поп-рок в духе The Beach Boys, но имевшую необычно сильного вокалиста. Блэкмор привёл на их концерт Лорда, и тот также поразился мощи и выразительности голоса Иэна Гиллана.

Последний согласился перейти в Deep Purple, но — чтобы продемонстрировать свои собственные композиции, — привёл с собой в студию и басиста Episode Six Роджера Гловера, c которым уже сформировал прочный авторский дуэт. Гиллан вспоминал, что при встрече с Deep Purple его поразила прежде всего интеллигентность Джона Лорда, от которого он ждал много худшего. Гловер (который всегда одевался и вёл себя очень просто), напротив, был напуган мрачностью участников Deep Purple, которые «… носили чёрное и выглядели очень загадочно». Гловер принял участие в записи Hallelujah, к своему изумлению, тут же получил приглашение войти в состав, и на следующий день его после долгих колебаний принял.

Примечательно, что пока записывался сингл, Эванс и Симпер не знали, что их судьба решена. Остальные трое днём втайне репетировали с новыми вокалистом и басистом в лондонском центре Hanwell Community, а по вечерам давали концерты с Эвансом и Симпером.
Для Purple это был нормальный modus operandi. Тут было принято так: если возникает проблема, главное — всем о ней молчать, полагаясь на менеджмент. Предполагалось, что если ты профессионал, то с элементарной человеческой порядочностью должен расстаться заранее. Мне было очень стыдно за то, как поступили с Ники и Родом.[3]

— Роджер Гловер

Свой последний концерт старый состав Deep Purple дал в Кардиффе 4 июля 1969 года. Эвансу и Симперу выдали трёхмесячное жалование, а кроме того позволили взять с собой усилители и аппаратуру. Симпер через суд отсудил ещё 10 тысяч фунтов, но утратил право на дальнейшие отчисления. Эванс удовлетворился малым и в результате в течение последующих восьми лет получал ежегодно по 15 тысяч фунтов от продажи старых пластинок.[10] Между менеджерами Episode Six и Deep Purple возник конфликт, улаженный без суда, через компенсацию в размере 3 тысяч фунтов.
[править]
1969—1972. Mark II

Оставаясь практически неизвестными в Британии, Deep Purple постепенно и в Америке теряли коммерческий потенциал. Неожиданно для всех Лорд предложил менеджменту группы новую, в высшей степени привлекательную идею.
Мысль о том, чтобы создать произведение, которое могло было бы исполняться рок-группой с симфоническим оркестром, появилась у меня ещё в The Artwoods. Натолкнул меня на неё альбом Дэйва Брубека «Brubeck Plays Bernstein Plays Brubeck». Ричи был обеими руками за. Вскоре после прихода Иэна и Роджера Тони Эдвардс вдруг спросил меня: «Помнишь, ты мне рассказывал о своей идее? Надеюсь, это было всерьез? Ну так вот: я арендовал Алберт-Холл и Лондонский филармонический оркестр — на 24 сентября». Я пришёл — сначала в ужас, потом в дикий восторг. На работу оставалось около трех месяцев, и я тут же к ней приступил[3].

— Джон Лорд

Издатели Deep Purple привлекли к сотрудничеству композитора Малкольма Арнольда, оскаровского лауреата: он должен был осуществлять общее наблюдение над ходом работы, после чего встать за дирижёрский пульт. Безоговорочная поддержка Арнольдом проекта, который многие считали сомнительным, в конечном итоге и обеспечила успех.

Менеджмент группы нашёл спонсоров в лице газеты The Daily Express и кинокомпании British Lion Films, снявшей это событие на плёнку. Гиллан и Гловер нервничали: через три месяца после прихода в группу их выводили на самую престижную концертную площадку страны. «Джон был очень терпелив с нами, Никто из нас не понимал нотной грамоты, так что наши бумажки пестрели замечаниями, вроде: 'дожидаешься той дурацкой мелодии, потом смотришь на Малкольма и считаешь до четырёх'»[3], вспоминал Гловер.

Альбом Concerto for Group and Orchestra (в исполнении Deep Purple and the Royal Philharmonic Orchestra), записанный на концерте в Ройал Алберт-холле 24 сентября 1969 года, был выпущен (в США) три месяца спустя.[5] Он обеспечил группе ажиотаж в прессе и попал в британские чарты (#26)[11]. Впоследствии музыкальные критики отметили здесь влияния Дмитрия Тёмкина, Франца Воксмана, Рахманинова, Сибелиуса и Малера, энергичность гитарных партий Блэкмора, но, вместе с тем, и затянутость симфонических вставок[12].

После выхода альбома среди музыкантов группы воцарилось уныние. Внезапная слава, обрушившаяся на Лорда-автора (как отмечает в своей биографии К.Тайлер) бесила Ричи. Гиллан в этом смысле был солидарен с последним. «Промоутеры замучали нас вопросами, вроде: А где оркестр? Один вообще заявил: симфонического вам не гарантирую, но духовой оркестр пригласить могу», — вспоминал вокалист. Более того, и сам Лорд понял, что появление Гиллана и Гловера открывает перед группой возможности в совсем иной области. К этому времени центральной фигурой в ансамбле стал Ричи Блэкмор, разработавший своеобразный метод игры со «случайным шумом» (путем манипуляций с усилителем) и призывавший коллег последовать путем Led Zeppelin и Black Sabbath.[5]

Стало ясно, что сочный, насыщенный звук Гловера становится «якорем» нового звука, и что драматичный, экстравагантный вокал Гиллана идеально соответствует новому радикальному пути развития, который был предложен Блэкмором. Новый стиль группа отрабатывала в ходе непрерывной концертной деятельности: компания Tetragrammaton (финансировавшая кинокартины и переживавшая один провал за другим) к этому времени оказалась на грани банкротства (её долги к февралю 1970 составили более двух миллионов долларов).[10] При полном отсутствии финансовой поддержи из-за океана Deep Purple вынуждены были полагаться лишь на заработки от концертов.
[править]
Всемирный успех

В полной мере потенциал нового состава реализовался в конце 1969 года, когда Deep Purple приступили к записи нового альбома. Едва группа собралась в студии, как Блэкмор категорически заявил: в новый альбом войдёт только всё самое волнующее и драматичное. Требование, с которым согласились все, стало лейтмотивом работы. Работа над Deep Purple In Rock продолжалась с сентября 1969 года по апрель 1970-го. Выпуск альбома задержался на несколько месяцев, пока обанкротившийся Tetragrammaton не перекупила компания Warner Brothers, автоматически унаследовавшая и контракт Deep Purple.

Тем временем Warner Bros. выпустили в США Live In Concert — запись с Лондонским Филармоническим Оркестром, — и вызвали группу в Америку выступить в Hollywood Bowl. После ещё нескольких концертов в Калифорнии, Аризоне и Техасе 9 августа Deep Purple оказались вовлечены в очередной конфликт: на этот раз на сцене Национального джазового Фестиваля в Пламптоне. Ричи Блэкмор, не желая уступать своё время в программе опоздавшим Yes, устроил мини-поджог сцены и вызвал пожар, из-за чего группа была оштрафована и практически ничего за своё выступление не получила.[13] Остаток августа и начало сентября группа провела в гастролях по Скандинавии.

Альбом In Rock вышел в сентябре 1970 года и музыкальной критикой был объявлен «классическим». Он имел огромный успех в Британии (#4) и в первой «тридцатке» UK Albums Chart продержался более года (в США он поднялся лишь до #143)[11]. Правда, менеджмент не сумел выбрать из песен ту, что могла бы выйти синглом, и группу отправили в студию срочно что-нибудь записать. Созданный почти спонтанно «Black Night» обеспечил Deep Purple 2-е место в UK Singles Chart[1] и стал её визитной карточкой на многие годы.

В декабре 1970 года вышла рок-опера, написанная Энрю Ллойд Веббером по либретто Тима Райса — «Иисус Христос — суперзвезда», которая стала мировой классикой. Заглавную партию в оригинальном (студийном) варианте альбома исполнил Иэн Гиллан. В 1973 году на экраны вышел фильм «Иисус Христос — суперзвезда», который от оригинала отличали аранжировки и вокал Теда Нили (англ. Ted Neeley) в роли Иисуса. Гиллан в то время работал в Deep Purple, и сняться в кино не смог.

В начале 1971 года группа приступила к работе над следующим альбомом, при этом не прекращая концертов, из-за чего запись растянулась на полгода и была закончена в июне. В ходе гастролей ухудшилось здоровье Роджера Гловера. Впоследствии выяснилось, что его проблемы с желудком имеют психологическую подоплеку: это был первый симптом сильнейшего гастрольного стресса, который вскоре поразил всех участников коллектива.[13]

Fireball вышел в июле в Британии (поднявшись здесь на вершину хит-парада) и в октябре — в США (#32 Billboard 200)[8]. Группа провела американские гастроли, а британскую часть тура завершила грандиозным шоу в лондонском Альберт-холле, где в королевской ложе были размещены приглашённые родители музыкантов. К этому времени Блэкмор, давший волю собственной эксцентричности, стал в Deep Purple «государством в государстве». «Если Ричи захочет сыграть соло на 150 тактов, он сыграет его и никто не сможет остановить его», — говорил Гиллан в интервью Melody Maker в сентябре 1971 года.[5]

Американские гастроли, начавшиеся в октябре 1971 года были отменены из-за болезни Гиллана (он заразился гепатитом). Два месяца спустя вокалист воссоединился с остальными участниками в Монтрё, Швейцария для работы над новым альбомом. Deep Purple договорились с Rolling Stones об использовании их передвижной студии Mobile, которую предполагалось расположить около концертного зала «Казино». В день приезда группы, во время выступления Фрэнка Заппы и The Mothers Of Invention (куда отправились и участники Deep Purple), произошёл пожар, вызванный ракетой, посланной кем-то из зрителей в потолок. Здание сгорело, и группа арендовала пустовавшую гостиницу Grand Hotel, где и завершила работу над пластинкой. По свежим следам была создана одна из самых знаменитых песен группы, «Smoke On The Water».

Клод Нобс, директор фестиваля в Монтрё, упоминаемый в песне «Smoke On The Water» («Funky Claude was running in and out…»

Если верить легенде, текст Гиллан набросал на салфетке, глядя из окна на поверхность озера, окутанного дымом, а заголовок предложил Роджер Гловер, которому эти 4 слова, будто бы, явились во сне.[13]

Альбом Machine Head вышел в марте 1972 года, поднялся до 1-го места в Британии и разошёлся 3-миллионным тиражом в США, где сингл Smoke On The Water вошёл в первую пятёрку «Биллборда».[1]

В июле 1972 года Deep Purple вылетели в Рим для записи следующего студийного альбома (вышедшего впоследствии под заголовком Who Do We Think We Are?). Все участники группы были морально и психологически истощены, работа проходила в нервной обстановке — ещё и из-за обострившихся противоречий между Блэкмором и Гилланом. 9 августа студийная работа была прервана, и Deep Purple отправились в Японию. Записи проведенных здесь концертов вошли в альбом Made in Japan (#16 Великобритания, #6 США): выпущенный в декабре 1972 года, в ретроспетиве он считается одним из лучших концертных альбомов всех времен, наряду с Live At Leeds The Who и Get Yer Ya-Ya’s Out (The Rolling Stones).

Джон Лорд вспоминал:
Made in Japan. Я хорошо помню то время, группа была на пике своей мощи. Этот двойной альбом — олицетворение наших принципов того времени. Японцы попросили нас: «Пожалуйста, выпустите концертный альбом». Мы им: «Не записываем концертников, не любим их». Они нам: «Ну пожалуйста». Наконец мы согласились, разве что плёнки попросили особые: не хотели, чтобы альбом вышел за пределами Японии. Альбом обошелся нам в 3 тысячи долларов. Он звучал отлично, и мы спросили Warner Bros.: «Не хотели бы?» Они нам: «Нет, концертники теперь не котируются». Потом всё-таки его выпустили, и за две недели альбом стал платиновым.[14]
Оригинальный текст (англ.) [показать]

— Джон Лалейна. «Modern Keyboard». Интервью Джона Лорда.

«Идея живого альбома — добиться как можно более естественного звучания всех инструментов при энергетической подпитке от публики, которая способна вытянуть из группы такое, что она никогда не смогла бы создать в студии», — говорил Блэкмор.[5]

В 1972 году Deep Purple пять раз вылетали на гастроли в Америку, а шестой тур прервали уже из-за болезни Блэкмора. К исходу года по общим тиражам пластинок Deep Purple были объявлены популярнейшей группой мира, обойдя Led Zeppelin и Rolling Stones[3].
[править]
Уход Гиллана и Гловера

В ходе осенних американских гастролей уставший и разочарованный положением дел в группе Гиллан принял решение уйти, о чём сообщил письмом в лондонский менеджмент. Эдвардс и Колетта уговорили вокалиста повременить, и тот (теперь уже в Германии, на той же студии Rolling Stones Mobile) вместе с группой завершил работу над альбомом. К этому времени он уже не разговаривал с Блэкмором и разъезжал отдельно от остальных участников, избегая авиаперелётов.[13] Альбом Who Do We Think We Are (названный так, потому что итальянцы, возмущенные уровнем шума на ферме, где записывался альбом, задавали повторявшийся вопрос: «За кого они вообще сами себя принимают?») имел коммерческий успех (#5 Великобритания, #15 США), но разочаровал как участников коллектива, так и музыкальных критиков, которые отметили здесь лишь два трека: сатирико-публицистическую «Mary Long» и «Woman From Tokyo», песню ставшую популярной на концертах и в США выпущенную синглом (#60, Billboard Hot 100)[6].

В декабре, когда Made in Japan вошёл в хит-парады, менеджеры встретились с Джоном Лордом и Роджером Гловером и попросили их приложить все усилия к тому, чтобы сохранить группу. Те убедили остаться Иэна Пэйса и Ричи Блэкмора, уже задумавших собственный проект, но Блэкмор поставил перед менеджментом условие: непременное увольнение Гловера. Последний, заметив, что коллеги начали его сторониться, потребовал у Тони Эдвардса объяснений, и тот (в июне 1973 года) признался: его ухода требует Блэкмор. Разгневанный Гловер тут же подал заявление об увольнении. После последнего совместного концерта Deep Purple в Осаке, Япония, 29 июня 1973 года, Блэкмор, проходя мимо Гловера на лестнице, лишь бросил через плечо: «Ничего личного: бизнес есть бизнес».[3] Гловер тяжело перенёс эту неприятность и в течение трёх последующих месяцев не выходил из дому, отчасти — из-за обострившихся проблем с желудком.[13]

Иэн Гиллан покинул Deep Purple одновременно с Роджером Гловером и на некоторое время отошёл от музыки, занявшись мотоциклетным бизнесом. На сцену он вернулся три года спустя с Ian Gillan Band. Гловер после выздоровления сконцентрировался на продюсерской деятельности.
[править]
1973—1974. Mark III

В июне 1973 года трое оставшихся участников Deep Purple пригласили вокалиста Дэвида Ковердэйла (который к тому времени работал в фэшшн-бутике) и поющего басиста Гленна Хьюза (экс-Trapeze). В феврале 1974 года был выпущен Burn: альбом ознаменовал триумфальное возвращение группы, но вместе с тем и перемену стиля: глубокий, богатый нюансами вокал Ковердейла и высокий вокал Хьюза придали новый, ритм-энд-блюзовый оттенок музыке Deep Purple, лишь в заглавном треке продемонстрировавших верность традициям классического хард-рока.[15]

В ноябре 1974 года вышел Stormbringer (#6 Великобритания, #20 США). Заглавный трек, а также «Lady Double Dealer», «The Gypsy» и «Soldier Of Fortune» стали популярны на радио, но в целом материал оказался слабее — во многом потому, что Блэкмор (как сам он признавал позже), не одобряя увлечение остальных музыкантов «белым соулом», лучшие идеи приберегал для Rainbow, куда и ушёл в 1975 году.[5]
[править]
Mark IV (1975—1976)

Замену Ричи Блэкмору нашли в лице Томми Болина, американского джаз-рокового гитариста, известного благодаря мастерскому использованию эхо-машины «Echoplex» и характерному «сочному» звучанию педали «Fuzz». Согласно одной версии (изложенной в приложении к 4-томному бокс-сету) музыканта рекомендовал Дэвид Ковердейл. Кроме того, в интервью Melody Maker в июне 1975 года (опубликованному на сайте Deep Purple Appreciation Society), Болин рассказывал о встрече с Блэкмором и его рекомендациях группе [16].

Болин, игравший в начале карьеры в группах Denny & The Triumphs и American Standard, получил известность в джазовой среде благодаря участию в Zephyr. Знаменитый барабанщик Билли Кобхэм пригласил его в Нью-Йорк, где Болин концертировал и записывался с такими джазовыми легендами, как Иэн Хаммер, Альфонс Моузон, Джереми Стиг. Болин обрел популярность благодаря альбому Кобхема Spectrum (1973), выступал сольно, а позже вошёл в состав группы The James Gang (альбомы Bang (1973) и Miami (1974)).

В новом альбоме Deep Purple Come Taste the Band (вышедшем в США в ноябре 1975 года) влияние Болина оказалось решающим: в соавторстве с Хьюзом и Ковердейлом он написал бо́льшую часть материала. Композиция «Gettin' Tighter» стала популярным концертным хитом, символизировавшим новое музыкальное направление, предпринятое группой. Группа дала серию успешных концертов в Новом Свете, но в Великобритании столкнулась с недовольством традиционной аудитории новым гитаристом, стиль игры которого отличался от ожидаемого. Ко всему прочему добавились проблемы Томми Болина с наркотиками. Концерт в марте 1976 года в Ливерпуле был практически сорван.

В группе сложилось два лагеря: в первом были Хьюз и Болин, предпочитавшие импровизации в джазовом и танцевальном ключе, в другом — Ковердейл, Лорд и Пэйс, позднее вошедшие в состав группы Whitesnake, музыка которой была больше ориентирована на хит-парады. После концерта в Ливерпуле последние решили прекратить существование Deep Purple. Официально о распаде было объявлено лишь в июле.
[править]
Пауза (1976—1984)

4 декабря 1976 года, вскоре после окончания работы над своим вторым сольным альбомом («Private Eyes») в Майами, гитарист Томми Болин скончался от передозировки алкоголя и наркотиков. Ему было 25 лет, и джазовые авторитеты типа Джереми Стига прочили ему большое будущее. Ричи Блэкмор продолжал выступать с Rainbow. После серии тяжёлых альбомов с мистическими текстами вокалиста Ронни Джеймса Дио он пригласил Роджера Гловера в качестве продюсера, и выпустил ряд коммерчески успешных альбомов.

Иэн Гиллан создал собственный коллектив, с которым гастролировал во многих уголках мира. Позже он вошёл в состав Black Sabbath, с которыми выпустил альбом Born Again (1983), заменив в группе бывшего вокалиста Rainbow Ронни Джеймса Дио. (Любопытно то, что Тони Айомми первоначально предложил эту работу Дэвиду Ковердейлу, но тот отказался). Остальные музыкантами также активно сотрудничали: первые сольные альбомы David Coverdale’s Whitesnake продюсировал Роджер Гловер (с 1979 по 1984 игравший в Rainbow), а после — уже в полноценный Whitesnake пришли Джон Лорд (пробывший в составе группы до 1984 года), и годом позже Йэн Пэйс (пробывший там до 1982 года), там же оказывался барабанщик Rainbow Кози Пауэлл, находившийся в прекрасных отношениях с Тони Айомми.
[править]
Воссоединение

В начале 1980-х годов публика о Deep Purple уже начала забывать, как вдруг (после встречи участников, состоявшейся в Коннектикуте) группа собралась в классическом составе (Блэкмор, Гиллан, Лорд, Пэйс, Гловер) и выпустила Perfect Strangers, за которым последовало начавшееся в Австралии успешное мировое турне. В Британии группа дала лишь один концерт — на фестивале в Небуорте. Но после выхода The House of Blue Light (1987) стало ясно, что союз продлится недолго. К моменту выхода концертного альбома Nobody’s Perfect летом 1988 года Гиллан объявил об уходе.
[править]
Slaves and Masters

Гиллан, который ещё летом 1988 года вместе с Берни Марсденом выпустил сингл «South Africa», продолжал работать на стороне. Из музыкантов групп The Quest, Rage и Export он набрал коллектив и, назвав его Garth Rockett and the Moonshiners, в начале февраля дал дебютный концерт в «Southport Floral Hall». В начале апреля, закончив турне с Moonshiners Иэн Гиллан возвратился в США.

Конфликт между Гилланом и остальными участниками группы продолжал нарастать. «Думаю, что Иэну не нравилось то, что мы делаем. В то время он ничего не писал, часто не приходил на репетиции», — говорил Джон Лорд. Зато его всё чаще видели пьяным. Однажды он почти голым ввалился в номер Блэкмора и там уснул. В другой раз он прилюдно нецензурно высказался в адрес Брюса Пэйна. Вдобавок он затягивал начало записи нового альбома, выпуск которого намечен на начало 1990 года.[источник не указан 20 дней]

Наконец 14 мая 1989 года Гиллан опять отправился в поездку по клубам Англии с группой Garth Rockett and the Moonshiners. В его отсутствие остальные участники группы приняли решение уволить своего вокалиста. Даже Гловер, который обычно поддерживал Гиллана выступил за изгнание:
Гиллан очень сильная личность и не выносит, когда дела идут не так, как он того хочет. Он мог работать со мной, ибо был готов идти на компромисс, но с остальными членами Deep Purple, а в основном с Ричи, ему всегда работалось тяжело. Это был конфликт сильных личностей, и его нужно было прекратить. Мы решили, что Иэн должен уйти. И неправда, что это Ричи выгнал Гиллана, потому что сие болезненное решение было принято всеми, руководствуясь только одним — интересами группы.[17]

— Роджер Гловер

На место Гиллана Блэкмор предложил Джо Линн Тёрнера, ранее певшего в Rainbow. Тёрнер незадолго до этого покинул группу Ингви Мальмстина и был свободен от контрактов. Первые пробы Тёрнера в Deep Purple прошли хорошо, но Гловера, Пэйса и Лорда эта кандидатура не устраивала. Объявление в газете тоже результата не принесло. В прессе появлялись известия, что в Deep Purple приняты: Терри Брок из Strangeways, Брайан Хоу из Bad Company, Джимми Джеймсон из Survivor. Менеджеры эти слухи опровергали. «…Мы всё ещё не могли решить, кто был бы вокалистом группы. Мы просто тонули в океанах плёнок с записями кандидатов, только всё это нам не подходило. Почти 100 % претендентов неудачно пытались скопировать манеру и голос Роберта Планта, а нам нужно было совсем другое», — рассказывал Роджер Гловер. Тогда Блэкмор предложил вернуться к кандидатуре Тёрнера. Заменив Гиллана он, по собственному выражению, «реализовал мечту всей своей жизни».[5].

Запись нового альбома началась в январе 1990 года в студии «Greg Rike Productions» (город Орландо). Окончание записи и микширование проходило в нью-йоркских студиях «Sountec Studios» и «Power Station». О приходе Тёрнера официально не объявляли. Впервые перед публикой Джо появился в составе футбольной команды рядом с Пэйсом, Гловером и Блэкмором в матче против коллектива радиостанции WDIZ из Орландо. 27 марта европейское отделение фирмы «BMG» организовало в Монте-Карло пресс-конференцию, на которой представили Тёрнера. Для прессы прокрутили четыре новые песни группы, среди которых была «Hey Joe»[17].

Запись была в основном окончена к августу. 8 октября вышел сингл с песнями «King Of Dreams»/«Fire In The Basement», а 16-го октября в Гамбурге состоялась презентация альбома, названного Slaves and Masters. Название, как пояснял Роджер Гловер, диск получил от двух 24-дорожечных магнитофонов, использовавшихся при записи. Один из них называли «Master» (главный или ведущий), а другой — «Slave» (ведомый). В продажу альбом поступил 5 ноября 1990 года и вызвал противоречивые отклики. Блэкмор был очень доволен пластинкой, но музыкальная критика сочла, что она больше похожа на альбом Rainbow.

Практически одновременно с выходом этого альбома немецкое отделение компании BMG выпустило пластинку со звуковой дорожкой к фильму Вилли Бонера «Fire, Ice And Dynamite», где Deep Purple исполняли песню с одноименным названием. Примечательно, что в этой песне не играет Джон Лорд. Вместо него клавишные партии исполнил Гловер[17].

Первый концерт тура «Slaves And Masters» в Тель-Авиве был отменён после того, как Саддам Хусейн отдал приказ о нанесении ракетного удара по столице Израиля. Начался тур 4 февраля 1991 года в городе Острава в Чехословакии. Устанавливать осветительную технику и Динамики во дворце спорта помогали местные альпинисты[17]. В марте вышел сингл «Love Conquers All/Slow Down Sister». Турне завершилось двумя концертами в Тель-Авиве 28 и 29 сентября.
[править]
The Battle Rages On

7 ноября 1991 года группа собралась в Орландо для работы над следующей пластинкой. Поначалу музыканты, воодушевленные теплым приёмом во время гастролей, были полны энтузиазма. Но вскоре энтузиазм сошёл на нет. На Рождественские праздники музыканты разъехались по домам, собравшись вновь уже в январе[17].

Между тем в группе нарастало напряжение между Тёрнером и остальными участниками. По словам Гловера, Тёрнер пытался превратить Deep Purple в обыкновенную американскую хэви-метал группу[17]:

Джо приходил в студию и говорил: а может мы сделаем что-либо в стиле Mötley Crüe? Или критиковал то, что мы записывали, говоря: «ну-у-у, вы даёте! В Америке так уже давно не играют», — как будто бы он не имел понятия, в каком стиле работают Deep Purple.

Запись альбома затягивалась. Аванс, выплаченный звукозаписывающей компанией подошёл к концу, а запись альбома доведена лишь до середины. Звукозаписывающая компания потребовала увольнения Тёрнера и возвращения в группу Гиллана, грозясь не выпустить альбом. Ричи Блэкмор, прежде относившийся к Тёрнеру уважительно, понимал, что он не может петь в Deep Purple. Однажды Блэкмор подошёл к Джону Лорду и сказал: «У нас есть проблема. Будь искренен, ты же недоволен?» Лорд ответил, что он вполне удовлетворён инструментальной частью записанных композиций, но «что-то всё-таки не так». Тогда Блэкмор спросил: «И как называется эта проблема?».

И что я должен был сказать? Я ответил: «Имя у этой проблемы Джо, не так ли?» Я знал, что Ричи имеет в виду именно его. Тем более что это действительно было проблемой. Блэкмор сказал, что он не хотел бы опять стать тем, кто выгоняет из группы очередного музыканта, что он не хочет быть «плохим парнем», Джо имеет роскошный голос, он великий певец, но он — не певец для Deep Purple — он поп-рок вокалист. Он хотел быть поп-звездой, одним своим появлением на сцене вызывая обморок у девочек.

15 августа 1992 года Тёрнеру позвонил Брюс Пэйн и сказал, что он уволен из группы[17].

С начала 1992 года шли переговоры между звукозаписывающей компанией и Гилланом, итогом которых должно было стать возвращение последнего в группу. Однако Блэкмор был против возвращения Гиллана и предложил кандидатуру некоего американца. Однако других участников группы, и в первую очередь Роджера Гловера, такой вариант не устраивал. Гловер вылетел в Англию, где жил Гиллан, рассчитывая, что если Гиллан споёт хорошо, то Блэкмор изменит своё решение. Гловер и Гиллан три дня провели в студии. Были записаны три песни — «Solitaire», «Time To Kill» и ещё одна, позже забракованная. Лорд и Пэйс остались весьма довольны этими записями. Ричи Блэкмор был вынужден согласиться на возвращение в группу Гиллана, поскольку звукозаписывающая компания в случае невыхода альбома потребовала бы возвращения аванса, и музыкантам, чтобы его выплатить пришлось бы продавать своё имущество. Ричи Блэкмор:

Иэн своими выходками и дурным поведением мне глубоко неприятен. Поэтому на личностном уровне мы с ним не общаемся. Я знаю, со мной тоже очень непросто, но Иэн настоящий псих. С другой стороны, он самый великий вокалист в хард-роке. На сцене он такой, каким и должен быть. Он несёт свежую струю в современный рок. На сцене мы идеально дополняем друг друга, я могу быть самим собой, а не копировать, например, Стиви Вая. Но когда мы вне сцены, мы далеки друг от друга. Так было всегда. Джо всегда был мне другом. Он хороший певец, но нам нужен Иэн. Он — человек совсем другого типа, — «Мистер Рок-н-ролл». Когда Джо появлялся на сцене, я сразу ловил себя на мысли, что Deep Purple превращается в Foreigner. Зачем? Он стал копировать Дэвида Ли Рота и полностью потерялся как индивидуальность. Я попытался его переубедить, но это дохлый номер.[17]

Работа продолжилась в нью-йоркской Bearsville Studios и Red Rooster Studios (Беркли, Калифорния). 17 июля 1993 года пластинка The Battle Rages On («Битва Разгорается») наконец появилась в магазинах. В Великобритании диск поднялся до 21-го места, однако в США провалился, не поднявшись выше 192 места[8].

Начало мирового турне в поддержку альбома было намечено на сентябрь. Но первые три концерта тура «The Battle Rages On» (в Стамбуле, Афинах и Салониках) были отменены. После своего прилета в Европу, 21 сентября группа провела репетицию в Австрии, а 23-го под Римом отыграла тренировочный концерт (без зрителей). Гастроли открылись выступлением в римском зале «Palaghiaccio». Далее следовали Германия, Франция, Швейцария, Австрия. Концерты проходили с успехом. В Нюрнберге, правда, во время исполнения «Lazy» загорелся усилитель Блэкмора, и концерт пришлось заканчивать без гитарных соло. Два концерта в Испании пришлось отменять: 23 октября в Барселоне по причине крайней усталости членов группы и 24-го в Сан-Себастьяне, из-за болезни Гловера.

30 октября в Праге состоялся довольно неудачный концерт. По словам очевидцев, Блэкмор проводил больше времени за усилителями с Кэндис Найт, чем на сцене. У Гиллана возникли проблемы с голосом. Блэкмор был в ярости: в итоге он вырвал из паспорта японскую визу и бросил её в лицо менеджеру, заявив, что уходит из группы по завершении европейских гастролей. Все были в шоке[17] Группа после этого выступила 5 ноября в Манчестере, и 7 в Брикстоне.

12 ноября 1993 года в Копенгагене впервые было официально сообщено об уходе Ричи Блэкмора.[~ 2] На шоу в Стокгольме и Осло был аншлаг. Последнее выступление звёздного состава состоялось 17 ноября 1993 года в Хельсинки. Запланированное выступление на стадионе Олимпийский в Москве было отменено. Джон Лорд:
Много лет мы верили, что Deep Purple не может существовать без Ричи Блэкмора. Он же убедил нас в обратном. Он ушёл из группы во время мирового турне 1993 года, когда мы должны были отыграть 8 концертов в Японии, билеты на которые уже были проданы. И он сделал Иэна Гиллана ответственным за это. Он сказал, что Иэн не может петь. <…> Ричи хотел сделать из нас что-то наподобие Rainbow — он отвергал наши идеи и хотел играть только то, что нравилось ему[18].
[править]
Джо Сатриани и Стив Морс

Концерты в Японии должны были начаться 2 декабря. На шесть концертов которого было продано 85 тысяч билетов. Отмена концертов грозила выплатой огромных неустоек. Японский промоутер представил список гитаристов, которые могли бы заменить Блэкмора, не вызвав при этом массового недовольства обладателей билетов. Единственной реальной кандидатурой в этом списке оказался Джо Сатриани[19]. «Когда мне позвонили и предложили присоединиться к Deep Purple, я попросил два дня на размышление. Но уже через час перезвонил Брюсу Пэйну и дал своё согласие. Честно сказать, я боялся, что они за эти два дня найдут кого-нибудь другого»[20], — вспоминал он. «Роджер Гловер был первым, кто пригласил меня в группу. Он тратит всю свою энергию и идеи на группу — он лучший организатор, всегда в хорошем настроении и с чувством юмора. Да все они сделали всё возможное, чтобы я чувствовал себя как дома среди друзей», — позже говорил Сатриани.[21]

Когда было объявлено об уходе Блэкмора, около 1200 человек вернули билеты[19]. Тем не менее концерты прошли с аншлагами[18]. Ричи Блэкмор по поводу нового гитариста сказал: «рад, что это не Ингви Мальмстин или кто-то вроде него»[22]. Первоначально планировалось, что Джо пробудет в группе только во время турне по Японии, однако летом 1994 года группа провела гастроли по Европе, а Сатриани было предложено место в постоянном составе группы, но он вынужден был отказаться из-за контрактных обязательств.

По словам Роджера Гловера, 4 оставшихся участника Deep Purple независимо друг от друга составили списки гитаристов, которых они бы хотели видеть в составе группы. Только одно имя оказалось во всех четырёх списках: Стив Морс. Стив ответил согласием, и в конце 1994 года были проведены 3 пробных концерта в Мексике и Техасе, после чего Стив официально стал постоянным участником Deep Purple[19]. С ним записали стилистически разнообразный Purpendicular и более хард-роковый Abandon (1998).

В 1999 году Джон Лорд восстановил утерянные нотные записи Concerto for Group and Orchestra; произведение было вновь исполнено в Ройал Алберт-Холле в сентябре 1999 года, на этот раз с Лондонским симфоническим оркестром и дирижёром Полом Манном. В 2000 году вышел альбом In Concert with the London Symphony Orchestra. Весной 2001 года два аналогичных концерта были проведены в Токио и выпущены как часть бокс-сета The Soundboard Series.
[править]
2002—2007

На концерте в Сплите в 2007 году. Слева направо: Гловер, Морс, Гиллан, на заднем плане Эйри

В 2002 году Джон Лорд объявил о намерении заняться сольными проектами, и его место занял Дон Эйри (Rainbow/Ozzy Osbourne). Год спустя новый состав выпустил первый за пять лет студийный альбом Bananas (получивший превосходные отзывы прессы и раскритикованный лишь за название) и тут же вышли на гастроли. В июле 2005 года они выступили в Парк-плейс (Барри, Онтарио) в рамках фестиваля Live 8, а в октябре того же года выпустили Rapture of the Deep, за которым последовал Rapture of the Deep tour.

В феврале 2007 года Иэн Гиллан обратился к фэнам с призывом не покупать концертный альбом, выпущенный Sony BMG. Запись, сделанная в бирмингемском National Exhibition Center (NEC), уже выходила бутлегами. Гиллан назвал этот концерт одним из худших в его жизни.[23]
[править]
2008

В начале 2008 года «Газпром» пригласил Deep Purple выступить на специальном концерте, посвящённом 15-летию компании — в качестве благодарности Дмитрию Медведеву[24], давнему поклоннику коллектива (имеющему в своей личной коллекции все его альбомы), который после президентских выборов покинул пост председателя совета директоров. Концерт состоялся 11 февраля 2008 года в Государственном Кремлёвском Дворце[25]. Группа исполнила 7 песен и была тепло принята 6 тысячами зрителей, что явилось свидетельством (по выражению лондонской «Таймс») «демонстрации редкой в наши дни гармонии в англо-российских отношениях»[26].

Март 2009 года. Концерт в Бразилии

8 сентября 2008 года концертом в Roman Amphitheatre (Израиль, Кейсария) Deep Purple начали очередной тур, в ходе которого дали 4 концерта на Украине и 7 в России (один, в Дворце спорта Нижнего Новгорода не состоялся)[27]. Группа завершила тур концертами 27 октября 2008 года в Олимпийском (Москва) [28][29] и 28 октября — в Ледовом дворце Санкт-Петербурга[30].
[править]
2010

21 мая состоится второй по счёту концерт группы во Владивостоке, где они выйдут на сцену концертного комплекса «Fesco-Hall», затем 22 мая состоится концерт в Хабаровске в клубе Platinum Arena.[31]12.06.2010 состоится фестиваль «Рок над Волгой» в Самаре, с участием Deep Purple
Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Москва, Россия
Пароль
444447
Перейти к знакомству