Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Я сам из тех



Я сам из тех, кто спpятался за двеpь,
Кто мог идти, но дальше не идет,
Кто мог сказать, но только молча ждет,
Кто духом пал и ни во что не веpит.

Моя душа беззвучно слезы льет.
Я песню спел, она не пpозвучала.
Устал я петь, мне не начать сначала,
Hе сделеть пеpвый шаг и не смотреть впеpед.

Я тот, чей pазум пpошлым лишь живет.
Я тот, чей голос глух и потому
К сверкающим веpшинам не зовет,
Я добpый, но добpа не сделал никому.

Я птица слабая, мне тяжело лететь
Я тот, кто пеpед смеpтью еле дышит.
Но как ни тpудно мне об этом петь,
Я все-таки пою, ведь кто-нибудь услышит



Мой друг художник и поэт в дождливый вечер на стекле
Мою любовь нарисовал, открыв мне чудо на земле
Сидел я, молча у окна и наслаждался тишиной
Моя любовь с тех пор всегда была со мной

И время как вода текло
И было мне всегда тепло
Когда в дождливый вечер
Я, смотрел в оконное стекло
Но год за годом я встречал
В глазах любви моей печаль
Дождливой скуки тусклый свет
И вот любовь сменила цвет

Моя любовь сменила цвет, угас чудесный яркий день
Мою любовь ночная укрывает тень
Веселых красок болтовня, игра волшебного огня
Моя любовь уже не радует меня

Поблекли нежные тона
Исчезла высь и глубина
И четких линий больше нет
Вот безразличия портрет
Глаза в глаза любовь глядит
А я не весел, не сердит
Бесцветных снов покой земной
Молчаньем делится со мной

И вдохновенное лицо утратит добрые черты
Моя любовь умрет во мне в конце концов
И капли грустного дождя струится будут по стеклу
Моя любовь не слышно плачет уходя

И радугу прошедших дней
Застелит пыль грядущих лет
И так же потеряют цвет
Воспоминания о ней
Рисунок тает на стекле
Его спасти надежды нет
Но как же мне раскрасить вновь
В цвет радости мою любовь

А может быть разбить окно
И окунуться в мир иной
Где солнечный рисуя свет
Живет художник и поэт...



Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант.
Расправил нервною рукой на шее черный бант.
Подойди скорей поближе, чтобы лучше слышать,
Если ты еще не слишком пьян

Припев:
О несчастных и счастливых, о добре и зле,
О лютой ненависти и святой любви
Что творится, что творилось на твоей земле,
Все в этой музыке, ты только улови

Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года.
Зачем явился ты на свет, ты помнил не всегда...
Звуки скрипки все живое, скрытое в тебе разбудят,
Если ты еще не слишком пьян...

Припев:
О несчастных и счастливых, о добре и зле,
О лютой ненависти и святой любви
Что творится, что творилось на твоей земле,
Все в этой музыке, ты только улови

Устала скрипка, хоть кого состарят боль и страх.
Устал скрипач, хлебнул вина - лишь горечь на губах.
И ушел, не попрощавшись, позабыв немой футляр,
Словно был старик сегодня пьян.


Припев:
А мелодия осталась ветерком в листве,
Среди людского шума еле уловима.
О несчастных и счастливых, о добре и зле,
О лютой ненависти и святой любви



Когда поймешь умом, что ты один на свете,
И одиночества дорога так длинна,
То жить легко и думаешь о смерти,
Как о последней капле горького вина.

Вот мой бокал, в нем больше ни глотка
Той жизни, что как мед была сладка.
В нем только горечь неразбавленной печали,
Оставшейся на долю старика.

Бокал мой полон, но друзей не стану
Я больше угощать питьем своим.
Я их люблю, дай боже счастья им.
Пускай они пьют воду из под крана.

На свете сделал я много славных дел,
Во веки вечные их не забудут люди.
И если выйдет все, как я хотел,
То, боже милый, мир прекрасным будет.

Послав отчаянье на голову мою,
Послав страдания душе моей правдивой,
Пошли мне веру, я о ней спою,
И дай мне силы, стану я счастливым.
И перед смертью богу помолюсь.



Бури и метели землю одолели,
Птицы белые мои к солнцу улетели.
По затеряным следам поспешите в край далекий,
В край далекий, путь не легкий
К светлым солнечным годам.
Отыщите мою радость, что за горем затерялась
Принесите песню мне о родившейся весне.

Разыщите лучик, что закрыли тучи
И родник живой воды напоить сады.
Отыщите в тишине голос ласковый, любимой,
Рук тепло, дающей силы, взгляд ее верните мне
Принесите мне веселье горных рек и рек весенних,
Жар людских сердец согретых
Вольных странствий теплым ветром.

Попросите небо не темнеть от гнева,
Попросите у полей мирного раздолья,
Попросите у лесов чистых звонких голосов,
Чтоб сказать о том, как труден
Путь души, спешащей к людям.
Отыщите острова, где зеленая трава,
В ней живут любви и мира, позабытые слова.

Константи́н Никола́евич Нико́льский (1 февраля 1951, Москва) — советский и российский рок-музыкант, автор песен. Известен как сольной карьерой, так и участием в ансамблях «Атланты», "Осколки вертолета Сикорского", «Счастливое семейство», «Цветы», группа Стаса Намина, «Фестиваль», «Воскресение», «Зеркало мира».

Константин Никольский родился 1 февраля 1951 года в Москве. 12-летним он начал учиться игре на входившей у нас в моду шестиструнной гитаре в ДК имени Чкалова (курс Генриха Сечкина).

В 15 он стал ритм-гитаристом образованной незадолго до этого московской группы под названием «Крестоносцы». Лидером и солистом группы был барабанщик Александр (Алик) Сикорский. «Крестоносцы» исполняли в первую очередь песни «Битлз» и «Роллинг Стоунз». Познакомившись с Никольским, которого рекомендовал ему приятель (предыдущий ритм-гитарист Николай Арсентьев покинул группу), Сикорский высоко оценил мастерство начинающего музыканта; кроме того, «голоса тонировали идеально» (А. Сикорский). «Да и песни, как вскоре выяснилось, нам нравились одни и те же. И не только Битлов и Роллингов, но и Сёчерс, и Мамаз и Папаз, и Би Джис и т. д…" (А. Сикорский). Одобрил приход Никольского и администратор группы, старший брат лидер-гитариста Ивана Лактионова и сын известного в то время художника Сергей Лактионов (создание проекта некоторые ошибочно приписывают Юрию Айзеншпису). Так и возникла легендарная группа "Атланты", концерт которой вдохновил юного Андрея Макаревича на создание «Машины времени» (смена названия объясняется тем, что теперь у всех трех гитаристов рост был около 190 см). Вскоре Никольский начинает писать свои первые песни («Ты девчонка хорошенькая», «Алена», «Я думал о многом и разном»), а «Атланты» - петь на русском языке.

В 1969 году Никольский, закончивший физико-математическую школу (его родной брат стал профессиональным математиком), ушел из института и отправился служить в армию. Потерявшие сразу трех музыкантов «Атланты» (лидер-гитарист и бас-гитарист, поступив в Медицинский институт, стали играть в музыкальном ансамбле этого ВУЗа) были переименованы в «Осколки вертолета Сикорского».

Служа на Украине и находясь на посту, Никольский сочиняет свою знаменитую песню «Музыкант» (первое название — «Венецианский музыкант»). Во время армейской службы были написаны антивоенная песня «Ты хотел увидеть мир» и патриотическая «Россия». Как это ни удивительно, но, когда Никольский вернулся в группу Сикорского, главным хитом был не «Музыкант» (1971), а «Ты хотел увидеть мир» (1969). «Именно во время нашего выступления было отключено электричество, концерт прерван, а запись, которую мы впервые решили сделать, испорчена. Помню, я уехал на дачу в мрачном настроении, а когда на следующий день решил прослушать запись концерта, то был поражён бешеной экспрессией песни «Ты хотел увидеть мир», которую удалось записать целиком, а также рёвом зрителей. Впечатление было такое, как будто я по радио поймал прямую трансляцию концерта Джимми Хендрикса или кого-то в этом роде, но только не советскую команду» (А. Сикорский).

Отслужив в армии, Никольский заканчивает курсы звукооператоров, становится звукооператором на телевидении. Одновременно он, как уже говорилось, играет в группе «Осколки вертолета Сикорского», затем переименованной в «Счастливое семейство», пишет новые песни, причем не только на собственные слова. Увлечение сборником французской поэзии в переводах Ильи Эренбурга приводит к созданию таких песен, как «Четыре дерева» (стихи народные) и «Голос» (стихи Анри де Ренье). Никольский отдает должное тому направлению нашей рок-музыки, которое уже начал Александр Градский и на котором будет основана знаменитая пластинка Давида Тухманова «По волне моей памяти».

В 1974 году Никольский стал ритм-гитаристом группы «Цветы», которая после выхода одной маленькой пластинки и записи второй поступила на работу в Московскую областную филармонию (по признанию А. Сикорского лидер «Цветов» Стас Намин часто и совершенно бескорыстно организовывал концерты и «Осколкам», и «Счастливому семейству»). Однако начавшиеся гастроли усложняли жизнь Намину, солисту и бас-гитаристу группы Александру Лосеву: оба были студентами, им надо было получить высшее образование (Намин учился на филфаке МГУ, Лосев — в МИРЭА). Это и стало причиной распада «Цветов» в июне 1975 года.

Но Никольский уже был профессиональным музыкантом, и Юрий Антонов пригласил его в свой аккомпанирующий ансамбль «Магистраль». Оттуда Никольский был уволен, поскольку не по своей вине сфальшивил, играя соло во время концерта (яркий свет прожектора ударил ему в глаза).

Константин Никольский (слева) в группе Стаса Намина. 1976 год

Однако долго искать новую работу Никольскому не пришлось — Намин уже воссоздавал свою группу (теперь под названием «группа Стаса Намина» — кроме того, он сделался неиграющим руководителем, и Никольский стал лидер-гитаристом; на ритм-гитаре играл двоюродный брат Намина Александр Микоян). Приглашены были, за исключением Микояна, музыканты последнего состава «Цветов»: Никольский, клавишник Александр Слизунов, игравший в «Цветах» с 1972 года барабанщик Юрий Фокин. Пришлось, правда, искать нового бас-гитариста, поскольку закончивший свой институт Лосев вошёл в первый состав ВИА «Красные маки» (названного, кстати, не в честь песни Антонова «Маки», а в честь полностью одноименной песни «Цветов»). Солистом же стал Слизунов (в записи первой пластинки участвовал также певец Александр Заболотный).

В 1977 году выходит первая маленькая пластинка группы Стаса Намина, где главной была написанная Никольским и Слизуновым на слова В. Солдатова песня «Старый рояль». Она стала шлягером, а болгарская фирма «Балкантон» включила её в сборник «10 лучших песен года» (вместе с хитами Адриано Челентано, Донны Саммер и даже знаменитым "Отелем «Калифорния» группы The Eagles).

В 1978 году Фокин покидает группу Стаса Намина и эмигрирует в США. Никольский посвящает Фокину «Ночную птицу» (первое название — «Прощание с другом») и тоже уходит. Хотя его песни исполнялись группой (песню Никольского «Вольный ветер» исполнял еще последний состав «Цветов»), и ему было обещано, что они будут включены в дебютный диск, для второй маленькой пластинки были записаны только песни Намина. Существует также версия о том, что первый вариант знаменитой песни «Один взгляд назад» («Забытую песню несет ветерок...») предлагался (но получил отказ) тогдашней жене Намина певице Людмиле Сенчиной и последний припев должен был начинаться со строк «Может, не совсем я забыла время, когда радость меня любила» (не исключено, что именно этим объясняется довольно странная рифмовка в известном варианте).

Никольский стал участником ансамбля «Фестиваль», где записал свои песни — как ставшие впоследствии широко известными, так и малоизвестные. Их исполнял сам Никольский, а также солисты ансамбля Павел Богуш и Марк Айзекович.

Руководил «Фестивалем» композитор Максим Дунаевский, пригласивший Никольского в свой коллектив. «Фестиваль» записывал музыку к фильмам («Д’Артаньян и три мушкетёра», «Ах, водевиль, водевиль…») и много гастролировал по стране. На концертах «Фестиваля» Никольский пел свои песни.

В 1979 году возникает группа «Воскресение». Андрей Сапунов (он принимал участие в концертной деятельности группы Стаса Намина), блестящий вокалист, в качестве своеобразного приложения к первому магнитофонному альбому записывает камерные версии таких песен Никольского, как «Музыкант», «Зеркало мира», «Поиграй со мной, гроза», «Я сам из тех…», «Ночная птица», «Когда поймёшь умом…».

Исполнение своих песен Сапуновым Никольский раскритиковал и попросил не распространять эти записи (но было поздно: их уже начали распространять пресловутые пираты). В газетном интервью Никольский сказал, «что некоторые вокалисты иногда просто не понимали содержания песен, которые исполняли. Это плохо. Смысловые ударения не там ставили, слишком много красовались голосом. Андрей Макаревич всю жизнь без этого обходится. Молодец». Записи Сапунова Никольский критиковал и в буклете к сборнику своих песен «Музыкант» (2001). Тем не менее после этих записей они сотрудничали - и в „Воскресении“, и после его распада (по крайней мере, в одном совместном акустическом концерте, запись которого сохранилась).

«Мои песни стали известны в Москве до „Воскресения“. „Воскресение“ получило оформленный вид году к восьмидесятому, а мои песни еще в 70-х игрались на танцах, имели известность. Разные группы их играли, тот же „Аракс“. Просили и брали мои вещи… В КГБ тогда приглашали поиграть несколько раз, в клуб на Лубянке (первый раз — когда была Олимпиада в Москве)».

— Константин Никольский

Первый состав «Воскресения» прекращает своё существование осенью 1980 года. Успех песни Алексея Романова «Кто виноват?», занявшей высокое место в хит-параде газеты «Московский комсомолец» (рубрика «Звуковая дорожка»), так и остался единственным масштабным успехом, а песню большинство молодых меломанов приписывало «Машине времени».

Между тем Никольский, которого обучение в институте имени Гнесиных отвлекло от работы в «Фестивале», репетировал вместе с легко освоившим бас-гитару Сапуновым и барабанщиком Михаилом Шевяковым. Он позвонил Романову, предложил тому присоединиться. Группа «Воскресение», вполне соответствуя своему названию, воскресла из пепла.

7-10 июня 1981 года в подвале приемной комиссии старого здания МГИМО (Шевяков учился в этом институте) за три ночи был записан магнитофонный альбом «Воскресение-2». Туда вошли песни Никольского «Воскресение» и «В моей душе осадок зла» (в его исполнении), «Один взгляд назад» (в исполнении Сапунова).

Кроме того, Никольский блестяще исполнил все гитарные соло, а в песне «Один взгляд назад» выдал, видимо, лучший басовый рифф в истории русского рока. «Именно этой записью миллионы граждан Советского Союза затирали головки „Электроник-302“ и „Вёсен-204“, именно эти песни разучивались на совершенно неприспособленных для исполнения музыки гитарах Шиховской фабрики» (Артем Липатов, «Легенды русского рока»). Однако произошло такое не сразу.

«Воскресение» не попало в десятку лучших групп «Звуковой дорожки», в хит-парад вошла только песня «Поиграй со мной, гроза», которую Никольский три года назад записал с «Фестивалем» (вошла именно в его исполнении и указывалась как сольная). Песни «Воскресения» стали звучать из окон уже после того, как группа распалась, когда Романов и гитарист «Аракса» Вадим Голутвин создали новую группу, впоследствии получившую название «СВ».

Никольский вернулся в «Фестиваль», принял участие в записи маленькой пластинки ансамбля и закончил институт имени Гнесиных. Но «Фестиваль» прекратил свое существование, потому что возник оркестр Максима Дунаевского. Никольский пел на концертах под акустическую гитару, в 1984—1986 годах исполнял несколько своих песен в программе группы «Галактика». Там он познакомился с барабанщиком Виталием Бондарчуком, вместе с которым организовал в сентябре 1986-го группу «Зеркало мира». При записи первого (и единственного) магнитофонного альбома Бондарчук играл на клавишных и популярном тогда ритм-компьютере («драм-машине»); в записи, кроме него и Никольского, приняли участие бас-гитарист Игорь Яшуков и бэк-вокалист Аркадий Березовский. В альбом вошли как песни последних лет, так и песни из репертуара «Воскресения».

Вскоре Бондарчук, придавший альбому элементы электропопа, перешел в состав группы «Рондо», которая выступала вместе с «Зеркалом мира» в одной программе.

В 1990 году Никольский распускает «Зеркало мира» и начинает сольную карьеру. Он выпускает магнитофонный альбом; в записи приняли участие музыканты, с которыми Никольскому предстояло сотрудничать много лет, — последний клавишник «Зеркала мира», виртуоз электрооргана и фортепиано Михаил Шевцов, бас-гитарист и талантливый студийный звукорежиссер Александр Кузьмичев, барабанщик Игорь Костиков. Аркадий Березовский стал «поющим звукооператором». Фактически изменился только состав; Никольский по-прежнему исполнял свои песни с аккомпанирующей группой.

Через год была записана песня «Я бреду по бездорожью», давшая альбому название. В альбом вошли четыре песни на стихи самого Никольского, три — на стихи португальского поэта Фернандо Пессоа, одна — на стихи классика испанской поэзии Густаво Адольфо Беккера. В 1992 году вышла виниловая пластинка, в 1994-м — компакт-диск.

Вышел на диске мюзикл Андрея Морсина «Волшебник Изумрудного Города», где Никольский исполнил партию Гудвина. Принимал участие в записи мюзикла и Алексей Романов.

Тогда же была предпринята попытка восстановить «Воскресение» в «золотом составе» (Романов — Никольский — Сапунов — Шевяков). 12 марта 1994 года состоялось единственное выступление, а на следующий день Никольский и Романов провели совместный акустический концерт. К сожалению, Никольский не нашел понимания у бывших товарищей, и восстановление группы продолжилось без него.

В 1996 году Никольский выпустил диск «Один взгляд назад», состоящий из новых версий его старых песен. Почти все они входили в репертуар «Воскресения». Было только два исключения. Ранней песней «Птицы белые мои» открывался магнитофонный альбом «Зеркала мира», и с нею же (исполняя под акустическую гитару) Никольский в июне 1984-го дебютировал на телевидении. «Мой друг, художник и поэт», песня, которую многие считают лучшим произведением Никольского и которой он в последнее время обычно открывает свои концерты, была в 1978-м записана «Фестивалем» (ее тогда спел Павел Богуш).

«Одни говорят, что эту песню Никольский сочинил в 23, другие - что в 25 (он сам сказал, что в 25). Это важно только для биографов, но мое предложение написать авторизованную биографию его, к сожалению, не заинтересовало. Всякий знаток поэзии, услышав эту песню, не мог не признать, что появился новый выдающийся русский поэт. Но влиятельные знатоки поэзии были тогда людьми немолодыми и рок не слушали. Впрочем, воз и ныне там. Когда я упомянул «Мой друг, художник и поэт» в статье, которую публиковал в «Литературной учебе», и написал, что стихотворение (с оговоркой «на мой взгляд»), именно стихотворение (без музыки) является шедевром русской поэзии, это вызвало единственное недовольство у редактора, и от смелого (хотя вполне справедливого) высказывания пришлось отказаться. Можно ли назвать какую-то песню самой любимой? У одной группы, певца, певицы - да, конечно. А если в целом? Но, когда я впервые услышал «Мой друг, художник и поэт», я около часа находился в каком-то трансе. Ни одна песня, ни одно стихотворение на меня так не действовали».

(Вадим Николаев, "Заметки о русском роке").

1 февраля 2001 года Никольскому исполнилось 50 лет. Юбиляр отыграл два аншлаговых концерта в ГЦКЗ «Россия». В числе гостей-участников были «Старая гвардия» Александра Сикорского, исполняющая только кавер-версии англоязычных песен (правда, Никольский и Сикорский спели дуэтом старую песню времен «Атлантов»), Юрий Лоза. Через месяц вышел двойной live-альбом.

В том же году студия «Союз» выпустила первый официальный двойной The Best «Музыкант». Тогда же несколько песен Никольского вошли в альбом «Просто...» певицы Натальи Пушковой.

В 2004-м вышел сборник «Мне только снится жизнь моя», который открывали две новые записи, сделанные для готовящегося номерного альбома.

1 - 2 февраля 2006-го в ГКЦЗ «Россия» прошли концерты под названием «День рождения в лунном свете», посвящённые 55-летию Никольского. Были исполнены все песни, предназначенные для нового альбома, о чем Никольский сам объявил зрителям. Однако уже через несколько месяцев он оказался в больнице.

Проблемы со здоровьем, прединфарктное состояние на время прервали запись альбома, но в конце сентября 2007 года альбом «Иллюзии» вышел. Отказ от клавишных инструментов и участие в записи гитариста Игоря Кожина (товарищ бас-гитариста Кузьмичева по металлическим группам «Раунд» и «Кардинал», затем игравший в «Лиге блюза») сделали звучание более жестким. В «Иллюзии» вошли три песни с так и не вышедшего на компакт-диске альбома группы «Зеркало мира», известные по концертным дискам «Голос» и «Песня о песнях», а также пять новых песен — на стихи Фернандо Пессоа и самого Никольского. Об единственной новой песне, где Никольским были написаны и музыка, и стихи («Утешь меня, судьба»), об ее поэтическом уровне стоит сказать, что есть еще порох в пороховницах. Новые песни по признанию самого автора в интервью газете «Известия» были написаны за три-четыре года до выхода альбома.

Сейчас Константин Никольский дает акустические концерты, а иногда выступает совместно с блюз-роковым гитаристом Леваном Ломидзе и его группой Blues Cousins. Не забывает также и старых друзей — например, Александра Сикорского и его «Старую гвардию», Алексея «Вайта» Белова и его группу «Удачное приобретение». Джемы с этими музыкантами пользуются неизменным успехом у московской публики.

На концерте во МХАТе имени Горького Никольский сказал, что у него есть желание выпустить «Детский альбом», состоящий из его юношеских песен. Туда могли бы войти «Ты хотел увидеть мир», «Россия» («Небо - купол синий, первый ливень по весне. Это ты, Россия, ты, Россия, снишься мне» – писал молодой Никольский, служивший в Киеве), «Спокойной ночи, дорогая миледи», «Летний дождь», «Я думал о многом и разном», «Воздушные замки», «Алена», «Ты девчонка хорошенькая».

Возможен и новый альбом. В упоминавшемся выше интервью газете «Известия», опубликованном в сентябре 2007 года по случаю выхода «Иллюзий», Никольский сказал: «Я вот за прошлую неделю написал сразу три песни. У меня есть еще какое-то количество незаписанных вещей, созданных в последние годы. Получается в сумме штук десять. Можно составить еще один альбом, и старых композиций в нем уже точно не будет».

Впрочем, в этом же интервью Никольский, отказавшись от приписанной ему фразы «Новые песни пишут те, у кого старые плохие», заметил: «Но я действительно никогда не спешил, не стремился успеть за модой, не ставил задачи, что вот сейчас надо обязательно записать пластинку. Плохо делать не надо. Лучше посидеть, подумать, добросовестнее отнестись к предмету и затем уж предлагать материал слушателям. А то, знаешь, бывает так: музыканты выпускают что-то, чтобы слушали другие, а сами свою пластинку никогда не поставят. А я иногда и сам хочу свое послушать...». Действительно, вряд ли можно найти еще одного автора-исполнителя, у которого так мало записанных или хотя бы исполненных на концертах песен.



«Нет, слава Богу, никакого бизнеса у меня нет. Я говорю „слава Богу“ потому, что, если придётся заниматься чем-то ещё, я скорее пойду доски строгать. Кстати, я сам делал гитары. Я двенадцать лет играл на гитаре, которую сделал сам. Я рисую гитары различной формы, потом их делаю. Правда, между появлением рисунка и самой гитары проходит лет пять-семь».
Кто читал? Поделиться
0
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Москва, Россия
Пароль
249544
Перейти к знакомству