Создай анкету
или войди через
(С)перто
Вот есть врач. Я жду от него лечения.
У врача есть ресурс: скальпель, лекарства, знания. Но врач - это человек. Он не всесилен. Если он не сможет спасти пациента, я вздохну и скажу: "Врач - не Бог".
А есть Бог. Я жду от него чуда.
У Бога есть ресурс: вера в него миллионов людей. Люди верят, что Он может спасти даже тогда, когда бессилен врач.
То есть это его юрисдикция - спасать тех, кто безнадежен по человеческим меркам.
Когда кого-то не спас Бог, мне становится страшно. Я чувствую себя абсолютно незащищенной.
Справедливости нет. Защиты нет. Чуда нет.
Есть боль, неопределенность и смерть.
Как страшно!!
Моя близкая подруга в тридцать с лишним лет узнала, что у ее папы, у ее идеального папы, у того, по образу кого она выбирала себе мужа, и в честь кого назвала сына, кем всю жизнь истово гордилась и приводила в пример, так вот у ее сильного, мужественного, брутального, лучшего на свете папы...последние 20 лет есть другая семья.
И в ней тоже есть дети и все вот это сопутствующее - колготки, велосипеды, кружки, обязательства.
Как поется в известной песне: "И треснул мир-р-р напополам, дымит разлом".
Ее мир и правда треснул. У нее случился ужасный базисный кризис веры людям. Как можно верить теперь кому-то еще, если оплот надежности оказался хлипким и ненадежным?
Этой осенью я вдруг так четко поняла вот эти ее чувства.
Всю вторую половину осени я живу в похоронах. Один за другим уходят люди, которых я знаю. Герои моих написанных и ненаписанных постов.
Три публикации не случились, потому что... уже не надо.
Я знакомлюсь с человеком и проникаюсь его историей, его личностью. У меня включается азарт - спасти. Мне хочется подключить все ресурсы и помочь. Этот человек просто обязан жить, вон сколько человек его любит. Я пишу пост, ищу врачей, молюсь Богу. Это мое комбо. Оно должно сработать.
Но нет. И один за другим они уходят. Мои стойкие оловянные солдатики.
Потом ушел Ваня. Самый близкий мне человек из тех, с кем приходилось сталкиваться за время, проведенное в благотворительности.
Умный, веселый, классный, сильный. Настоящий боец. Хирург. Отец троих парней. Жена-красавица. Чудесная семья, сестра, мама.
После Вани я просто... ну, устала что ли.
Мой мир тоже треснул напополам.
Я перестала понимать, "во что играем", сбились прицелы на добро.
Зачем пытаться кого-то спасать, если это все равно бесполезно. Это будто ты бегаешь по жизненному полю и со всем отчаянием забиваешь голы, думая, что твоя жизнь зависит от количества голов, а там, сверху, давно придуманы другие правила, и ты понятия не имеешь, что это за правила, и вот у тебя сотня голов, но ты проиграл. Почему? Как? Это же не справедливо! Ну скажите же правила! У кого узнать?
Уходят лучшие. Уходят непобежденные. Ни в чем не виноватые, хорошие, безгрешные. Уходят те, кто был по-настоящему достоин жить.
А остаются?...
Остаются разные.
Это испытание для моей веры.
Верить, оказывается, не просто.
Это как... продираться сквозь метель, выставив вперед замерзшую ладошку в варежке, как будто она может остановить снежную истерику.
Я выставляю свою ладошку против бушующей метели несправедливостей, смертей детей, бед, войн, страданий...
Это сложно - верить сквозь. Вопреки. Через.
Я хотела бы тихую и уютную веру. Чтобы согревала. Чтобы заряжала. Чтобы освещала. Такой сливочный ночничок веры, заряжающийся от розетки. Обнял его, согрелся, зарядил свою веру, которая почти иссякла... Пару процентов осталось - и разрядится.
Я не хочу внутренней войны, не хочу быть адвокатом Бога, когда одна половина бьется в истерике: "Ну и где где твой Бог?", а вторая уверенно, но не аргументированно отвечает: "Рядом. Он рядом".
Я иду к тем, кто живет с Богом в душе.
Кто верит давно и основательно. Кого смерти близких не сбивают с пути.
Помогите, я теряю Веру.
У меня к Богу много "претензий".
Вот зачем он допустил это? Вот маленький Сережа? Он даже не успел ничего понять... Вот почему? Или вот Ваня... За него молились тысячи. Вот почему нельзя было его спасти? Это было бы отличное, простите, "промо" для Бога: спаси Ваню, пусть сработает это экспериментальное лечение и тысячи людей сразу окрепнут в своей вере. Выживший после четвертой стадии онкологии Ваня - это чудо, а чудо завербует в веру тысячи ранее не веривших людей. Почему ты, Бог, отпустил Ваню?
- Вот когда тебе было плохо, Бог же был рядом, ты это чувствовала? - говорят мне те, чья вера крепка и не трепыхается на ветру сомнений после каждой жизненной несправедливости.
- Да, - киваю я и честно вспоминаю.
Например, когда чуть не умер мой ребенок, и я истово молилась, пока врачи спасали мою дочь. Бог был рядом.
Но я хочу быть честной. Говорить не то, что от меня ждут, а то, что было.
Понимаете, я просто ВЫБРАЛА так думать. Что Бог - рядом. Я была смертельно напугана. Я сделала все, что могла, и больше от меня ничего не зависело. И я спасалась молитвой. Потому что молитва - это когда ты делаешь даже больше, чем зависит от тебя.
Ко мне никто не приходил, не обнимал и не говорил: "Я Бог, и я тут, рядом. Сейчас я все решу. Прости, немного отвлекся, и чуть не допустил трагедии".
Не было такого. Это я сама выбираю думать, что Бог все это время был рядом. Врач, который убил менингит в моем ребенке - немножко Бог. Для меня. Человек, придумавший антибиотики - немножко Бог. Для меня. Тот, кто сделал операцию и вернул дочке слух - немножко Бог. Для меня.
Все те сотни тысяч, кто молился Богу - разве они могут ошибаться? Столько людей переплели свою веру и дружно достучались до Бога, который спас моего ребенка.
Бог был. Несомненно.
Но тогда сейчас, вот с Ваней, с Сережей, с Лейлой, с Сашей и Вероникой... Вот с ними почему не сработало? Ведь там тоже миллионы молитв, истовая вера, иконки, свечки, врачи, антибиотики, трансплантации....
Я пишу этот пост и Вселенная говорит со мной, включает песню...
"Планемем внутри я освещаю
темноту твоих ночей....
Не перегорит - я обещаю -
сердце в тысячу свечей ..."
Я слышу. Слышу.
Я не могу понять, зачем и почему гаснут сердца в тысячу свечей?
Если Бог не всесилен, не способен на чудо, как и, главное, зачем в Него верить? Может, это иллюзии? Трактовки наши? Интерпритации?
Люди слабые, напуганные, живущие в вечном стрессе, окруженные несправедливостью... Может, Вера - это такой мираж? Оазис с мифической фантомной водой в засыхающей от безверья пустыне?
Я смотрю на дымящий разлом моего мира. Я не понимаю, зачем столько сил тратить на борьбу, если она все равно не поможет? Я загнала себя этими мыслями в тупик, мне стало казаться, что это я приношу несчастья.
Я не хочу жить без веры. Но я не хочу придумывать объяснения, не хочу адвокатировать веру в глазах своей совести. Я хочу просто верить и черпать в этом силы. А если верить - это не источник любви, сил и вдохновения, а отдельная тяжелая, изнурительная работа, то я готова уволиться.
Где же ты, Бог? Дай мне знак.
Я тебя потеряла...
Общаюсь с Ваниной сестрой, Яной. Она рассказывает про него удивительные вещи. Я слушаю и понимаю, что Ванина борьба - это лучший бой с болезнью, который я видела.
Иногда он выходил на схватку без оружия. Ему кололи обезболивающее (тромадол), который приводил к галлюцинациям, к жутким проблемам с реакцией и памятью. И вот после того, как Ваня немного восстановился от всего этого, он с лечащим врачом очень строго оговорил, что, если в следующий раз понадобится такое обезболивание, то лучше он будет терпеть боль, чем ещё раз фактически потеряет разум.
Он будет терпеть боль любого уровня сложности. Но он хочет видеть свою семью, узнавать детей, радоваться им.
Боже, какой же он крутой.
Когда анализы несколько лет назад наябедничали о Ваниной болезни, врачи сказали : полгода. Это максимум.
Но Ваня был Джедай. Он умел воевать. Ему было РАДИ КОГО жить.
К концу третьего года изнурительной борьбы стало очевидно, что болезнь побеждает. Даже по фото видно было, что она прокралась внутрь и безжалостно наносит удары с тыла.
Ваня высох, кожа стала желтой, губы синие...
Ваня не сдавался.
Он отчаянно выгрызал у судьбы каждый день жизни.
А ведь мог бы и смириться, тогда, когда сказали "полгода".
Жизнь и смерть - это зачастую выбор, который делает сам человек.
Человек имеет право не бороться. На терминальной стадии болезни, в терминальной стадии принятия, он имеет право выбрать дожить без борьбы.
Никто из нас не вправе судить, как правильно. Жить или не жить. Бороться или сдаться.
Иногда сдаться - это на самом деле принятие.
Иногда борьба - это на самом деле истерика.
Иногда жизнь - это на самом деле наказание.
Иногда смерть - это на самом деле свобода.
Но это не Ванин случай. Ваня боролся, так отчаянно, так исступленно, так самоотверженно, что именно тут, именно с ним, так остро хотелось чуда.
А может... А может, оно случилось? Просто на похоронах так сложно это осознать? Просто когда боль потери затмевает другие чувства, сложно его рассмотреть?
Ведь на два с половиной года дольше... Дольше, чем обещали анализы, врачи и протоколы лечения.
Сколько за эти два с половиной года было объятий, улыбок, слов "я тебя люблю", зим, лет, осеней и вёсен, криков: "пап, смотри, как я умею"... Ведь этого должно было не быть. А было...
Разве это не чудо? Разве это не Бог?
Это же невероятный урок мужества. Для детей прежде всего. Трое пацанов навсегда обрели того героя, на кого всю жизнь будут равняться, о ком будут говорить с гордостью.
В моем идеальном мире никто не умирает. В моем идеальном мире дети не болеют смертельными заболеваниями. В моем идеальном мире экспериментальное лечение всегда срабатывает и люди с легкостью верят в чудо. В Бога.
Но есть одна проблема: моего идеального мира не существует. Приходится жить в реальном. Сложном, страшном, несправедливом.
И чтобы выжить в нем, просто необходима вера. Вера в Бога.
Я думаю о том, что жизнь именно в таком мире закаляет мою веру, делает ее вдумчивой, осознанной, выстраданной.
Бог - это не волшебник с бородой, который бегает по миру, пытаясь решить проблемы людей, спасти хороших, наказать плохих, провести справедливый суд.
Бог - живет внутри каждого из нас.
В разной концентрации веры, в разной вариации поступков.
Бог - это совесть. Внутренний навигатор на жизненном пути. Бог - это наши мысли, слова и решения.
Я буду в это верить. В то, что Бог - во мне. В то, что надо жить правильно, не потому что Бог тебе за это подарит подарок. Бог - не дед Мороз.
Надо жить в ладах со своей совестью, потому что чистая совесть - это и есть лучший подарок, который человек может сделать сам себе.
Потом, когда немного отпустит боль, станет заметно, как много Бога было во всей этой борьбе, и сердце в тысячу свечей на самом деле не погасло, не перегорело и не пропало.
Люди уходят. Это и есть правила игры. Всем когда-то придется уйти. Может, прямо сегодня. Может, через сотню лет.
Что останется, когда ты уйдешь?
Тьма? Свет? Решаешь ты сам. Тем, как ты живешь на земле. Тем, как много веры внутри тебя.
Есть люди-маяки, чей свет не гаснет даже после смерти. Потому что этот свет зажжен Богом...
Эта песня (город 312) сейчас стоит на моем звонке. И каждый, кто звонит мне, освещает мне день. Я вспоминаю о Ване, и о тех, кто ушел, чтобы светить нам оттуда, сверху. Вспоминаю и благодарю, что они - были в моей жизни.
В конце туннеля яркий свет... слепой звезды,
Подошвы на сухой листве оставят следы,
Еще под кожей бьется пульс и надо жить,
Я больше может - не вернусь, а может...
Я с тобой останусь.
Останусь пеплом на губах,
Останусь пламенем в глазах,
В твоих руках дыханьем ветра...
Останусь снегом на щеке,
Останусь светом вдалеке,
Я для тебя останусь - светом...
Спасибо за свет.

Ольга Савельева

Мaруся, 42
9
4
0
Андерсен, 43 Москва
# ×
19 декабря 2018 в 18:39
супер)
но очень много лишних слов...
0
Мaруся, 42 Томск 19 декабря 2018 в 18:40
Автор не я, порезать текст не имею права.
0
Андерсен, 43 Москва 19 декабря 2018 в 18:42
почему? те вы подписались под каждым словом?
0
Мaруся, 42 Томск 19 декабря 2018 в 18:43
Нет, не подписалась. Но прочла на одном дыхании.
0
Андерсен, 43 Москва 19 декабря 2018 в 18:45
это разное, начиная корректировать вы начинаете рассказывать другую историю
0
Мaруся, 42 Томск 19 декабря 2018 в 19:02
Согласна.
0
Андерсен, 43 Москва 19 декабря 2018 в 19:04
и?)
вы не хотите избавиться от лишнего багажа добавив собственного драйва?)
0
Мaруся, 42 Томск 20 декабря 2018 в 02:52
Видите ли в чем дело. Полагаю, что прежде чем Ольга Савельева написала эту заметку, она это прожила. Думаю, что пережив какие то события рождаются заметки, рассказы, у кого то стихи мимо которых нельзя пройти не задумавшись. Я это не прожила, не могу корректировать. Во всяком случае не эту историю. Это мое мнение. Мы с вами читаем одного пользователя сайта. Ее маленькие рассказы из жизни. Они очень добрые и уютные, как светлячки, то о том загорится и расскажет, то о другом. Их можно брать за основу и развивать историю дальше, но не менять.
0
Андерсен, 43 Москва 20 декабря 2018 в 06:37
я понял о ком, вы , там своя история...
то о чем вы говорите, мне понятно, но это вершина 
айсберга, давно очень подробно изучая литературу я заметил, что многие фразы, не меняя смысл, а меняя
слова , кочуют от автора к автору, иногда это абзацы, страницы...
например Стендаль
есть такой термин апория
Апория стендализма.
Ее можно сформулировать приблизительно следующим образом: то, что именуется “творчеством” Стендаля, представляет собой текст фрагментарный, дробный, изобилующий лакунами и повторами — и вместе с тем бесконечный, или во всяком случае неограниченный, причем ни одна из его частей не может быть отделена от целого.
Кто потянет за нить, тот вытянет и всю ткань, вместе со всеми ее прорехами, но без каймы. Прочесть Стендаля — значит прочесть всего Стендаля, но прочесть всего Стендаля невозможно — помимо прочего, потому, что “весь Стендаль” до сих пор не опубликован, не расшифрован, не найден и даже не написан; то есть не написан весь текст Стендаля, ибо лакуна, обрыв текста — это не просто отсутствие, чистый не-текст: это недостача, активная и значимая именно как недостача, как не-письмо, как не-написанный текст.
Женетт Ж. Работы по поэтике “Стендаль”
Ваше имя
Эл. Почта
Начать