Создай анкету
или
войди через социальную сеть

Вальпургиева ночь

Шот я сёни рано проснулась. Эт, наверное, от волнения. Ещё бы! Нормальные люди завтра идут на парад. Ведь Первое мая – День труда. У мня тоже праздник, но он трошки другой, да и не завтра, а уже сегодня. Называется Вальпургиева ночь. Для тех, кто не знает, объясняю: это когда все, как выражается бабушка, «мои дружки» слетаются на шабаш на Лысой горе.
А сколько вообще времени? Вроде ещё светло. Шото подозрительно тихо, дома походу никого нету. Папик на работе, он не в курсе о «моём увлечении». Если узнает, его, наверное, удар хватит. Надеюсь, мама что-нибудь за меня соврёт.
Ну ладно, всё равно больше не засну. Придётся вставать. Лениво вылезаю из-под тёплого одеяла. Глазки слипаются, зеваю на каждом шагу. Взглянула на часы, ещё только пять вечера. Побрела на кухню. На столе не обнаружила ничего съедобного, в холодильнике тоже. Придётся перебиваться кофе.
В ванной «проплавала» чуть больше часа. Посушив волосы, вернулась в комнату, убрала постель. Потом вышла на улицу в одном халате. Холодно… А как представлю, что всю ночь голышом пролетаю на метле, аж мурашки по коже. Брр! Кстати метла. Надо ж её найти. Заглянула в сарай – нету. Походу мои эту важнейшую вещь куда-то приханыркали, в смысле, спрятали, или, ещё хуже, выбросили. Теперь в наличие только пылесос и старый веник для подметания двора. Ни то, ни другое не подходит. Придётся ещё и в лес идти, собирать ветки.
Ещё надо найти кучу мелочей, таких как любая блестящая безделушка, треугольный осколок зеркала, новые зелья, шпаргалку с заклятиями (на всякий случай). Где же это всё? Полчаса поисков и всё аккуратно лежит в чёрной сетке на длинной цепочке, дожидается, пока я окончательно соберусь.
Теперь быстро надеваю любимые джинсы и тёплый свитер. Складываю всё «богатство» в рюкзачок ручной работы. Надо ещё не забыть полотенце и какую-нибудь верёвку для связывания метёльных прутьев. Всё. Теперь точно собралась. Быстренько обуваюсь и, не оглядываясь, выхожу со двора.
До леса двадцать минут ходу. Наверное, пойду через кладбище – так короче.
Быстро перебежала дорогу и направилась к давно облюбованному местечку. Шагаю между высоких сосен. В лесу хорошо, сюда почти не проникает ветер, поэтому не так холодно. Добралась до болотца. Когда-то это было искусственное озеро, в котором плавали лебеди. Сейчас оно, никому ненужное, стало чёрным, грязным, дна не видно из-за водорослей, ила.
Осталось только забраться на холмик, что чуть слева от воды. На нём растут лиственные деревья. Разные, но все какие-то чахлые. А моё любимое совсем уничтожили. Оно было большим-большим. Можно было подойти к нему, обнять и стоять так минут десять. Дерево забирало в себя всю негативную энергию.
Свернула с тропинки. Ещё пара метров и откроется удивительный вид. Стою на краю обрыва, а внизу, на большой поляне, разрушенный летний театр. Очень красиво, особенно на фоне темнеющего осеннего неба. Ну да ладно. Надо ещё насобирать веток. Лениво побродила. В конце концов, нашла то, что нужно. Собрав хорошую охапку, направилась к старому полуразваленному особняку. Это большое здание в полном запустении, здесь никто не потревожит. Села на обросшее мхом крылечко и занялась изготовлением метлы. Уже совсем стемнело, надо поторапливаться. Ещё чёрт знает куда лететь. Быстренько закончив со связыванием прутьев, прошептала заклятие. Метла подпрыгнула, выровнялась и приняла более «человеческий» вид.
Теперь пойти искупнуться. В такое время в лесу уже никого не встретишь. Медленно разделась, сложила шмотки в рюкзак. Оставив вещи и метлу на пороге заброшенной церкви, взяла полотенце и отправилась к реке. Сёни вода удивительно спокойная. Бросила полотенце на землю и с разбегу нырнула. Проплылась и начала выбираться на сушу. Берег ужасный, ила по колено. Вылезла и быстренько закуталась в мягонькое полотенце. Чуть постояв, выжав волосы, побрела назад.
Теперь можно и превращаться. Как жаль, что здесь нет зеркала. Положив полотенце к остальным вещам, осмотрелась. Сейчас за мной наблюдала только старая икона девы Марии да Иисус с распятия – единственное напоминание о том, что я стою на пороге церкви. И кто это придумал, что ведьмы боятся святых мест?
Потянулась. Собралась с мыслями и…
Я теперь стройнее, кожа смуглая. Правда татуировка никуда не исчезла. Ногти длинные и острые. Ушки как у сказочных эльфов, а глаза ещё чернее, чем были, и зрачки теперь кошачьи. Волосы стали кучерявыми и такими длинными, что закрывают задницу. Пикантно завершает картину длинный чёрный хвост с чуть рыжеватой кисточкой. Красавица!
С собой беру только сетку с необходимыми для колдовства мелочами. Цепочка длинная и очень мило смотрится на моей шее. Беру метлу и подхожу к обрыву. Положила «летательный аппарат» на землю, присела рядышком на корточки, прикоснулась руками к земле и… По-волчьи завыла на первые звёзды. Потом ещё и ещё. На мой призыв откликнулись. Здесь волков сроду не было, значит, кто-то тоже собирается в дорогу. Подняла метлу и встала. С географией у меня проблемы, поэтому не знаю точного места назначения. Придётся полагаться на какое-нибудь шестое чувство и, конечно, на сегодняшний ветер. Оседлала метлу, легонько оттолкнулась от земли и поднялась высоко в небо. Здесь среди звёзд намного холоднее. Лететь нужно в сторону Карпатских гор.
Прилетела, как обычно, первая. Сюда никто не опаздывает, но раньше тоже не собираются. Я - исключение. Прямо в воздухе разжигаю большие огненные шары. Сразу посветлело. Пока никого нет, осматриваюсь. Это огромный пустырь, на котором ничего не растёт. Не очень высоко, но люди не любят здесь бывать. Единственные «осквернители» нашей Лысой горы – это самоубийцы со всей страны, которые устраивают здесь каждое лето свой фестиваль.
Вот и остальные. Здесь я не Юля и не Лилу. Для ведьм я Кёного – огненная госпожа. Все собрались. Мётлы отлетели далеко от нас и сами собой прислонились к камням. Пустырь наполнился голосами и весёлым смехом. Мы не виделись целый год. Так много новостей.
Несколько минут до полуночи. Образовался Ведьмин круг. Я, как обычно, с южной стороны. В центр круга бросаем зеркальные осколки – открываем портал. Зеркала сначала просто отражали тёмное небо, но через мгновение его отражение растаяло, провалилось. Мы молча наблюдали, как в центре медленно появлялась какая-то фигура.
Круг взорвался смехом и рассыпался. У моих ног лежал парень лет двадцати. Походу, мы вытащили его из постели – он был в симпатичных серых «семейных» трусах, на шее какая-то безделушка. Глаза сонные, но в них отчётливо видно страх. Он весь исцарапан зеркальными осколками. Мы продолжали смеяться, разглядывая свою «жертву». Мне он приглянулся. Я вообще люблю беленьких, а у него ещё и глазки голубые. Он попытался отползти в тень, но ведьмы быстро его вернули. Образовав вокруг парня кольцо из безделушек, лишили его любой возможности сбежать. Сегодня на нём будем испытывать новые зелья и заклятия. Можно делать с «жертвой» что угодно. Есть только два запретных колдовства: смертельные заговоры и яды (потому, что сам дьявол не может оживлять) и приворотные зелья с любовными заклятиями (от их действия сложно избавляться, к тому же, это единственное колдовство, которое невозможно забыть или стереть из памяти).
Чего мы только с ним не вытворяли. Проверили все мыслимые и немыслимые зелья и заклятия. Ави швырнула в него какой-то яд, и парень упал на осколки, лишённый любой возможности двигаться. Пришлось довольно долго повозиться, чтобы найти противоядие.
Ведьмы начали было скучать, как вдруг мой живот предательски заявил о том, что одного кофе ему было явно не достаточно. Громкий смех. Потом начали подбивать на довольно жестокий поступок. Я ухмыльнулась и без застенчивости вошла в кольцо. Юноша начал было отодвигаться, но невидимые стены не давали ему достаточно свободы. Он сидел на осколках и с ужасом за мной наблюдал. Я ещё больше заулыбалась, на правой щёчке появилась ямочка. Вплотную к нему подойдя, опустилась на колени. Ему было страшно, но он не мог оторвать глаз от моего тела. Мне это нравилось, я чувствовала над ним свою власть. Взяв один из осколков, чуть порезала своё запястье. То же сделала и ему. «Жертва» была слишком напугана, чтобы сопротивляться. Я прикоснулась своей раной к его, потом медленно провела свободной рукой по его лицу, шее, груди. Он весь задрожал. Ведьмы за кругом притихли. Нежно коснулась губами его шеи, ощутила запах его тела. Больше не могла сдержаться и жадно впилась зубами в его кожу. Зубки мгновенно стали острыми клыками. Парень закричал от боли, но его крик утонул в одобрительных возгласах наблюдательниц. Я пила его кровь. Но не как вампир. Я не могла причинить ему никакого вреда, ведь моя кровь через порезанное запястье восполняла выпитое.
Он начал прерывисто дышать. Я отодвинулась. Клыки снова стали ровненькими зубками, а губы в крови. Я жадно облизнулась. Но не могла же просто так уйти. Притянула его к себе и горячо поцеловала. Меня удивило, что после пережитого шока он ответил взаимностью. Я его оттолкнула и, заулыбавшись, вышла из круга. Теперь он жалел о своём поступке и казался ещё более испуганным. А ведьмы меня весело приветствовали.
Половина четвёртого. Скоро рассвет. Пора собираться.
Выяснилось, что парень из моего города, придётся забирать его с собой. Мы выпустили его из кольца. Юноша снова попытался сбежать, но мне хватило лёгкого взмаха руки, чтобы его остановить. Ведьмы одна за другой улетали. Теперь моя очередь. Я оседлала метлу и начала кружиться вокруг человека. Он испуганно наблюдал. Сейчас у него два варианта: остаться здесь или лететь со мной. Парень медленно ко мне подошёл. Я заулыбалась и чуть подвинулась, приглашая его сесть сзади. Он беспрекословно повиновался. Как-то примостился и очень смущённо обнял меня за талию. Для большей надёжности, что он не упадёт, я плотнее к нему прижалась и обвила хвостом. Парень задрожал. Оттолкнулась от земли, и полетели. Огненные шары сразу погасли, Лысая гора утонула в темноте.
Около половины пятого пролетели над разрушенным театром. Раньше никогда не летала по городу. Из-за этого красавца у меня могут быть неприятности. Меня так и подмывало бросить его здесь в лесу.
Он живёт в квартире на пятом, по-моему, этаже. В окнах свет не горит, значит, ночной пропажи никто не заметил. Это хорошо. Без проблем открыла окно и влетела в комнату. А у него хорошенькая спальня. В темноте не видно мелочей, но кровать явно большая и мягкая. Я такие люблю. Парень слез с метлы и наблюдал, как я изучаю его апартаменты. Я тоже спрыгнула на пол и отправила метлу за окно. Теперь моё внимание переключилось на владельца. Я нагло его рассматривала. А в нём боролись страх и желание. Я сама еле сдержалась, чтобы не наброситься на этого красавчика. А так хотелось поддаться разбушевавшимся гормонам. Но сумела от него отвернуться и, виляя бёдрами, направилась к окну. Быстро села на метлу и взлетела высоко в небо. Холодный воздух чуть меня успокоил, и я вернулась в лес. Уже начало светать. Поставила метлу у порога церкви и сняла заклятие. Мой «летательный аппарат» рассыпался на глазах. Жалко. Беру рюкзак и иду домой. Вещи не одеваю – хвост прятать в джинсах неудобно, а свитер сейчас казался ужасно жарким.
Дома все спят. Мне тоже приготовили постель, но её заняла Женька – моя кошка. Она нагло развалилась на подушке. Красавица. Чёрная с рыжими и желтоватыми волосинками. А глаза жёлто-зелёные. Я её отодвинула и легла. Кошка была явно не в восторге, что её потревожили. Потом легла рядом и начала мурлыкать. Устало погладила любимицу и заснула.
Проснулась только после обеда. Дома никого. Встала и отправилась в ванную. Надо умыться, тогда приму прежний облик и снова буду просто Юлей. Открыла кран, набрала в ладошки воды, умылась. Вода ужасно холодная. Вытерла мордашку полотенцем и глянула в зеркало. Шок. Не веря своим глазам, начала себя ощупывать. Острые ногти, длинные кучерявые волосы. Снова смотрю в зеркало. Чёрные глаза с кошачьими зрачками. Пикантно завершает картину длинный чёрный хвост с чуть рыжеватой кисточкой…
Кто читал? Поделиться
1

Комментарии1

0
solnce_v_stakane, 26 Сумы
# ×
17 октября 2010 в 11:37
теперь на русском
Ваше имя
Эл. Почта
День рождения
Ваш город
Ньюарк, США
Пароль
244092
Перейти к знакомству