Создай анкету
или войди через

Радуга - ЛГБТ

Любовь, Создано 13.05.2010
Сейчас онлайн: 0

Роман "Любовнички" 68 часть

– Ну так что? – продолжил он говорить тоном нарочито непринужденным, видя полную потерянность в лице человека, к которому обращался. – Ты ответишь или мне самому догадаться?
– Слав, я… – Вика медленно проследовала вглубь комнаты; она села на кресло в углу и уставилась в пол. – Забавная история получилась…
– Да уж забавней некуда, – издевательски заметил Обухов.
– Мы хотели поехать вместе с Анж отдыхать, – плавно вбирая в легкие воздух, она тщетно старалась не выдать своего волнения, – но в последний момент я решила, что… лучше мы с тобой вдвоем отправимся куда-нибудь, но она уже присмотрела варианты и… объявила Артему, мол, мы с ней едем. А он, знаешь, ревнивый немного. Чтобы его не беспокоить лишний раз, она так и сказала, что мы поехали вместе, а сама поехала с другой девочкой. Вот… – Вика медленно подняла глаза; прямо над ней стоял Слава, протянул руку и взял ее за подбородок, специально оборачивая к свету, летящему из окна.
– У Ангелины есть любовник, – задумчиво констатировал он. – Давно?
– Нет…
– Значит, давно, – Слава интуитивно облизнул губы, он присел на корточки, облокотился локтями о викины колени, помолчал некоторое время. – Знаешь, мне глубоко наплевать, с кем трахается твоя подружка, даже если ее сношает в групповой оргии целая рота солдат. Меня другой момент беспокоит, какого хрена ты не отвечаешь на мои вопросы? – Ильина молчала; на ней почти не было лица. Кажется, еще чуть-чуть, и тоненькая ниточка сознания надорвется и разлетится на части, но она героически выстаивала эту неравную схватку с осуждающим взглядом напротив. – Вика, есть такая пословица: «Покажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты». Соглашусь, что работает она не на все сто процентов, но почему мне сейчас кажется, что ты покровительствуешь человеку, с чьим поведением внутренне согласна?
– Это неправда, – отвечала девушка, жестко и возмущенно, всем своим видом убеждая в твердости своей позиции. – Это ее семейная жизнь, и никто не вправе указывать, как им жить, что ценить, чем дорожить. Я могу быть сколько угодно не согласна с поведением Анж, но не мне ее лечить.
– А кому, Вика? Кому? – будто бы не веря своим ушам, Слава удивленно поднял брови, и по лицу пробежала жестокая ухмылка. – Женские измены – это ненормально…
– Женские?.. Хм… А мужские – нормально?
– Тут сложнее, – посерьезнел Обухов и немедленно добавил. – Если я когда-нибудь узнаю, что ты изменила мне, я закатаю тебя в бетон, и я не шучу, – он встал, неторопливо привел в порядок одежду, кое-как разгладил волосы, не обращая внимания на то, как, пряча глубоко в душе испуг и отчаяние, Вика наблюдает за ним и что-то хочет сказать, но никак не решается. – Я приеду вечером. Будь, пожалуйста, дома.
– Ты ведь ничего не скажешь Артёму?.. – тихо, почти беззвучно попросили белеющие губы.
Слава молчал. Он сделал глубокий вдох, зачем-то бросил взгляд в окно, растер лоб рукой. Судя по всему, опять начинала болеть голова. В такие моменты Обухов страшно и порой беспричинно злился, мог запереться один в комнате и часами не выходить или же уезжал в неизвестном направлении. Чем он занимался, с кем – Вика не знала. И сейчас Слава был зол. Слава был сейчас непросто рассержен или находился в легком недоумении, он весь кипел желчной злостью, объяснить истинные мотивы которой он, увы, был бессилен. Тем сложнее ответить честно, чем шире ты пытаешься взглянуть на ситуацию. С одной стороны – его девушка, фактически жена, и та бессовестная дрянь, которую она защищает, именуемая подругой. С другой… Нет, не моральное здоровье чужой семьи. Как раз этот момент интересовал Обухова меньше всего. Но вот, что действительно имело значение, так это пагубное влияние этой легкомысленной шлюхи Анж на взгляды и решения Ильиной. Доверял ли он Вике? Искал ли причины для ревности? Ограничивал ли свободу ее передвижения? Пожалуй, нет. И все-таки известие о нечистоплотности отношений в семействе Беловых, неприятно пошатнули и без того крайне подозрительного Славу, который, по-хорошему сказать, вообще мало кому верил безоговорочно.
– Мне вот любопытно, – проговорил Обухов, немного успокоив голову и стараясь сохранить совершенную невозмутимость, – почему ты просто не предупредила меня? Сказала бы, как есть, чтобы в случае чего, я мог спокойно выдать Артему данные, которые были заранее согласованы. Ты понимаешь, что едва не подставила меня, себя, свою так называемую подругу? Какой был смысл врать еще и мне? А может… – он вновь обернулся к Вике и пристально сверлил ее серыми напряженными глазами, холодными, обиженными, расчетливыми, Вика не выносила таких сцен. – А может, ты и сейчас мне врешь?
– Слав, я правда считаю, что в идеале это и не мое, и тем более уж не твое дело. Зачем тебя нагружать чем-то абсолютно бесполезным? Вы не общались с Тёмой прежде, откуда я могла предположить, что ты придумаешь чинить у него машину, пить пиво или еще что-то там… Вы отлично справлялись друг без друга, а мне просто не хотелось лишний раз угнетать тебя какими-то интригами. Да ты и сам говорил, что наши бабские дела тебе неинтересны…
Коротко усмехнувшись, он вплотную приблизился к Вике, положил руки ей на плечи. Она едва заметно вздрогнула от этого соприкосновения. Слава обнял ладонями голову девушки, вороша пальцами мягкие красные локоны, игравшие яркими пламенными переливами в свете солнца, волоски приятно щекотали кожу, изредка легонько покалывая, словно он держал в руках маленького рыжего котенка, свернувшегося клубочком.
– Ты слишком буквально все понимаешь, – наконец, произнес Обухов. – Бабскими делами я называю ваши шоппинги, пилинги, гламуринги… Но мне небезразлично, чем ты занимаешься даже, если мне не нужны подробности. Я сам спрошу о чем-то конкретно, когда мне потребуются разъяснения. Но о чем я буду спрашивать, если я ничего о тебе не знаю?
– Ты никогда не интересовался…
– Неправда, – он все же отпустил ее, чувствуя, что напряжение в пальцах постепенно возрастает, и очень скоро ему вновь неминуемо возжелается обладать этой девушкой, лишь бы снова утвердиться в мысли, что больше никто не вправе касаться лучшего тела в мире. – Вечером поговорим, – и Слава поспешил немедленно покинуть комнату.
– Ты не ответил! – крикнула вдогонку Вика.
– Вечером поговорим, – донеслось уже из прихожей.
Нэд, 36
0
487
Ваше имя
Эл. Почта
Начать
Администрация
Rainbow Alatiel, 35Ижевск Администратор