Создай анкету
или войди через

За евреев, о евреях и просто анекдоты

Разное, Открытое сообщество, Создано 12.05.2014
Всего: 417 участников
Сейчас онлайн: 21 участник

***

КАК Я ОГРАБИЛ БАНК И КАК ВЫШЕЛ НА СВОБОДУ




А это случилось в конце 70-х. Работал я электромонтером охранно-пожарной сигнализации в отделе вневедомственной охраны. И был у меня коллега и напарник Боря Пейсахзонович. Фамилия сложная, поэтому я называл его просто Пейсик. Он не обижался.

И вот поручили нам оборудовать сигнализацией новое помещение Госбанка. Собственно, банк еще не начал работать, сюда лишь завезли мебель, холодильники и картотеку, но служащие уже крутились здесь с 9.00 до 17.00.

Первым делом подключили мы и проверили самое главное: линию от объекта к пульту ОВО, предварительно замкнув будущий шлейф сигнализации обычным диодом Д226Б. Специалисты подтвердят, что временная установка диода вместо шлейфа допустима лишь в одном случае: для проверки аппаратуры и линейной связи. То есть, де-юре объект взят под охрану, а де-факто -- не охраняется ни хрена. Операторы нашего пульта ОВО эту хохму знали и, проверив линию, как обычно, дали отмашку. Но поскольку банк -- объект особо важный, то он дублировался также пультом РОВД, работники которого по неведению тут же создали ячейку "Банк" и принялись усиленно охранять... голый диод Д226Б стоимостью в 24 копейки. И закончилось это для нас с Пейсиком очень печально.

...В тот день работали мы в каком-то дальнем кабинете, увлеклись, не уследили за временем, а когда спохватились, то на часах уже было 17.20, и оказались мы одни во всем помещении банка! Бегом на выход -- а дверь, сволочь бронированная, запрета снаружи на четыре мощных замка, а ключи -- у дежурного милиционера на первом этаже, а мы с Пейсиком -- аж на четвертом! И позвонить никуда не можем -- телефонных аппаратов здесь еще нет; кричи не кричи, хоть плачь, хоть скачь...

Совсем грустно стало. Поняли, что торчать нам до утра, пока не придут первые служащие и не вызволят нас из этой ловушки. А чтобы даром не скучать, решили мы продолжить работу. Но к полуночи проголодались дико, и, борясь со стыдом, начали обследовать содержимое банковских холодильников. Нашли кусок халвы, стакан изюма и плитку шоколада "Сказки Пушкина". Сожрали все сразу, до последней крошки, но голод почувствовался еще сильнее...

К утру мы оборудовали сигнализацией еще три кабинета, и ровно в 9.00 подошли к двери, ожидая спасения. Стоим пять минут, десять. Пятнадцать минут стоим, переглядываясь...

-- А какой сегодня день? -- спросил Пейсик, бледнея на глазах.

-- Суббота, -- вспомнил я. Стало нехорошо.

-- Ой, вэй... -- проговорил Пейсик и съехал по стенке на пол. -- А завтра...

-- Воскресенье. А в понедельник банк не работает, нас предупреждали, -- вспомнил я.

-- Что я скажу жене... О, что я скажу жене?! Где я был четыре дня?! -- Пейсик охватил голову руками, раскачиваясь, как раввин на молитве. -- Она, бедная, уже все больницы, морги и вытрезвители обзвонила, таки да!..

Мне в этом отношении было куда легче -- моя жена в командировке. Но все равно сидеть четверо суток взаперти без пищи и сигарет не хотелось. Влез на подоконник, попробовал покричать "Караул!" через густую решетку -- черта с два, снизу меня если и слышно, то не видно.

А по улице ходят люди -- разговаривают, смеются... И не понимают своего счастья: могут зайти в любое кафе и покушать хоть чего-нибудь! Могут пойти домой!.. Могут пойти куда захотят!..

Дальнейшая наша работа шла вяло и малоэффективно. Пейсик перепутал "ноль" с "фазой" и сжег свой тестер, а я промахнулся по шлямбуру и ушиб ноготь на указательном пальце. Расстроенные, мы уснули на стульях и проснулись разбитыми. Холодильники были опустошены, настала очередь рабочих столов. Искал я также курево, но ничего не нашел. Пришлось собрать из урны все свои бычки от "примы", высыпать остатки табака и скрутить козью ножку. Зато нашли пачку сахара-рафинада и бутылку портвейна "Массандра". Сахар решили экономить, растягивая аж до послепослезавтра, а вина не тронули. И зря, как выяснилось позже. Может, хряпни я стакан в тот же день, то и озарение пришло бы сразу, а не через трое суток... Но об этом дальше.

Шмоная холодильники по второму кругу (вдруг чего не заметили), я обнаружил... САЛО! Кусочек настоящего сала, размером со спичечный коробок, завернутого в бумажку! В холодильнике, который ранее досматривал Пейсик!

-- Смотри, что ты пропустил! -- радостно возопил я, поднимая свою находку над головой, как знамя. -- Чем ты смотрел, слепота куриная!

-- Я не пропустил, -- вздохнул Пейсик. -- Я его видел...

-- Так почему же не схватил?!

-- Нам нельзя. Мы евреи...

-- Это ты стопроцентный еврей, а я наполовину, -- напомнил я. -- Значит, мне можно!

-- Ешь, -- убито прошептал он.

...Второй день прошел как в тумане. К вечеру Пейсик почесал живот и жалобно пробормотал:

-- Жаль, что ты мне не оставил сала.

-- Ты же еврей. Тебе нельзя.

-- Ай, брось. Теперь уже всё можно. Лучше, чем с голоду помереть. У меня уже в глазах двоится... И как это люди могут жить без еды целый месяц?

-- А нам осталось всего двое суток, -- улыбнулся я.

-- Ой, вэй, и зачем ты это сказал...

День сменила ночь. Шатались мы кругами по помещению банка, грызли рафинад и мечтали о свободе. Спать легли на столах. И снова день сменила ночь... Мне снилось, что жру огромный шмат сала, и жир стекает по подбородку. Проснулся от громкого урчания в желудке. Пейсик лежал на соседнем столе и смотрел на меня. Смотрел как-то странно. Смотрел и облизывался.

-- Э, ты чего? -- испуганно спросил я.

-- Так, ничего. Вспомнил, что люди кушали сапоги, гармошку и ремни. А у нас есть еще вино "Массандра". Хоть какие, да калории для поддержания жизни на четвертый день не емши...

Врезал я стакан, и сразу повело с голодухи, пришлось сесть прямо на пол. Стало хорошо. Притупились чувства, ушли проблемы, активировался мозг...

Вот тут-то и пришло озарение!!!

-- Пейсик, -- тихо, чтобы не вспугнуть возникшую мысль, пробормотал я. -- Ты в пятницу звонил в РОВД?

-- На кой? -- слабо отозвался Пейсик.

-- Ну, когда мы линейную связь проверяли с проходной. Когда в аппарат всобачили диод вместо шлейфа...

-- И шо?

-- А то, что наш пульт ОВО проверил линию и отключился, а на пульт РОВД мы отбоя не дали...

-- И шо?

-- А то, что в райотделе наш банк находится под охраной! Диода-то мы не сняли!

-- И таки шо? -- заморгал глазами Пейсик. -- Шо ты хочешь сказать хорошего, кроме плохого?

Его бестолковость начала меня угнетать, но объяснять всё подробно сил уже не было.

Я с трудом поднялся на ноги, докарабкался до сигнального аппарата и начал отверткой выковыривать диод. Руки тряслись, пару раз меня дернуло током, но вскоре диод отсоединился. Тут же замигала контрольная лампа, на улице истошно завопила сирена. Я зримо представил, как на пульте РОВД зажужжал зуммер ячейки "Банк", как дежурный передает по рации сообщение, как опергруппа с воем и синим проблесковым маячком летит к нам. Милые, родные ребятки-милиционерчики, скорее откройте эту чертову дверь и вызволите нас с Пейсиком из заточения!..

-- Грамотно, -- прошептал из последних сил Пейсик. -- Как же мы раньше не догадались?

-- Трезвыми были потому что...

...Но не так сталось, как гадалось.

Снаружи загрохотали сапоги. Защелкали ключи в замках, дверь распахнулась и к нам влетели четверо незнакомых ментов. Увидев нас с Пейсиком, -- пьяных, грязных, мятых, с четырехдневной бармалеевской щетиной, они тут же сбили нас с ног, заломили руки за спину и волоком потащили вниз по лестнице. Напрасно мы дергались и кричали, что мы свои -- нас быстро упаковали в "воронок" и увезли в райотдел. В КПЗ уже содержались с десяток мужиков, отловленных за прошедшую ночь, однако на нашем фоне они выглядели едва не ангелами: ведь мы с Пейсиком были похожи на самых настоящих бандитов, как их изображают на карикатурах.

Дав нам отдышаться, ханурики спросили:

-- За что вас?

-- За Госбанк, -- честно ответил Пейсик.

-- О, вас в Госбанке повязали?!

-- Именно так, -- подтвердил я. -- Мы, понимаете, в банке работали...

-- Медвежатники, что ль?

Задержанное общество отступило на шаг, глядя на нас с большим уважением: ведь взломщики сейфов -- элита из элит в преступном мире. Начал я было объяснять, что украли мы лишь халву, изюм, шоколадку и сало, как вдруг сквозь стальные прутья увидел, что в райотдел вошел наш начальник ОВО майор Борис Павлович Олещенко. От волнения я забыл его имя и заорал:

-- Эй! Ну!.. Это мы!!!

Увидев нас, майор отшатнулся и кивнул дежурному:

-- Что они здесь делают?

-- Арестованы за проникновение в Госбанк, -- гордо пояснил дежурный, -- И за оказание сопротивления работникам милиции при задержании...

Дальнейшее помню смутно. Нам вернули отобранные вещи (ремни, шнурки, часы, авторучки и др.), отвели в столовую и отпустили по домам, дав по два отгула на восстановление сил и здоровья.

А здание Госбанка мы с Пейсиком еще долго обходили стороной.
Поделиться:
Другие записи
0
Ваше имя
Эл. Почта
Перейти к знакомству