Создай анкету
или войди через

Рубрика: Еврейские (Одесские) рассказы.

ШКВАРКИ
Бывает, что одно слово, произнесенное невовремя, взрывает мир и спокойствие. Люди становятся врагами на всю жизнь или, по крайней мере, до пятницы. Слово… Одно только слово…
На посиделках у ворот нашего дома таким словом стало: - Шкварки!
Главное, что произнесли это слово все вместе в ответ на традиционное тетимарусино:
– Ну, и что мы имеем с гусь?
Так в Одессе часто говорят. И не в Одессе. Как объясняла мадам Берсон:
– Ничему особенного…
– А я гусиные шкварки не люблю! – вдруг заявила тетя Аня.
Никто бы ничего не заметил, но она взяла и добавила:
– Самые лучшие шкварки из курочки с Привоза!
– Как можно сравнивать? – интеллигентно возразила тетя Рива. – Э ж совсем разные шкварки!
– Почему разные? – удивилась мадам Берсон. – И те, и другие – дрянь (Дрань – она сказала), по сравнению со свиными!
– Кто на что похож, тот то и любит… – задумчиво, поэтому не очень складно, произнесла тетя Маруся.
– Что ты имеешь в виду? – поинтересовалась тетя Рива.
– Аня маленькая, как курочка. Она шкварки куриные любит. Я побольше ее… И гусиные шкварки праздную…
– Ты хочешь сказать, что я свинья? – дошло до мадам Берсон.
Маруся сделала вид, что растерялась.
– Выходит, что так… – пролепетала она.
Мадам Берсон жестоко оскорбилась.
– Твой злой язык поранил меня в самое сердце! – сообщила она тете Марусе.
Маруся, вообще-то, планировала для своего языка гораздо лучшее применение, поэтому, узнав об увечьях, которые она нанесла мадам Берсон, срочно молвила, что свиные шкварки тоже очень вкусная еда, особенно с пюре.
Решив, что любимое картофельное блюдо тетя Маруся станет заправлять шкварками, сделанными именно из нее, мадам Берсон в ответ назвала Марусю живодеркой и заодно сволочью.
Не ожидавшая такого ответа на свои сугубо мирные речи, Маруся сообщила мадам Берсон, а заодно и всем окружающим, что жирную и, тем более, столетнюю свинину она не употребляет. Так что, кое-кто может не беспокоиться.
Тут в приятный разговор вмешалась тетя Аня только сейчас сообразившая, что ее назвали курицей. Не смягчило ее гнев и то, что она оказалась курицей не простой, а с самого Привоза.
– Сама ты – гусыня! – бросила она тете Марусе.
– А вот это не твоего куриного ума дело! – вступила Маруся в битву на два фронта. И тут же пожалела, потому что, к мощной мадам Берсон и хилой тете Ане тут же примкнули тетя Сима и Дуся Гениталенко.
– Некрасиво из людев шкварки готовить! – сообщила тетя Сима. А Дуся Гениталенко с ней согласилась, назвала Марусю людоедской мордой, но захотела узнать в качестве кого пойдет она на шкварки распоясавшейся кулинарке.
Проигнорировав тетю Симу, Маруся сообщила Дусе Гениталенко, что из вторичных продуктов она, Маруся, не готовит.
Дуся поинтересовалась насчет того, что есть вторичный продукт.
– Это продукты, уже бывшие в употреблении! – вошла в Марусину коалицию тетя Рива.
– Как это? – не поняла Дуся.
– Ну, которые уже один раз покушали… – срочно переметнулась тетя Сима.
Спустя какие-то несколько минут до Дуси дошло.
– Ты хочешь сказать… – угрожающе повернулась она к тете Марусе.
– Я? – не приняла предательницу Симу в коалицию тетя Маруся, - Это Сима, кажется, что-то сказала.
Такой противник, как тетя Сима был Дусе по зубам. Тетя Сима тоже ничего против скандала с Дусей не имела. Так что, к всеобщему удовольствию, дамы еще немного поговорили.
Не найдя понимания, мадам Берсон поднялась и пошла домой.
– Роза, ты куда? – пискнула ей вслед тетя Аня.
– Готовить шкварки! – ответила за мадам тетя Маруся.
Поделиться:
0
Ваше имя
Эл. Почта
Перейти к знакомству