Создай анкету
или войди через

Не твоя жизнь


                                            МАМА 

 
Мама снилась молодой и красивой. Она смеялась громко, запрокидывала голову, а потом смотрела на папу влюблёнными глазами. Папа подхватывал маму и её, маленькую и лёгкую, кружил их в воздухе. Потом осторожно ставил на землю, и они шли есть мороженое и сидеть на скамеечке в городском парке.

Просыпалась всегда с мокрым лицом после этого, часто повторяющегося сна. Мама давно не молода. И смеётся только тогда, когда по телевизору смотрит комедию. И тогда из маминой комнаты она слышит сдавленный старушечий смешок, и ей становится немножко стыдно – и за сны свои глупые, и за мамину какую-то нелепую и преждевременную старость, и за свои несбывшиеся детские мечты.

Всё пошло наперекосяк, когда однажды она поняла, что папа долго не возвращается с командировки. А мама, разговаривая со своей сестрой, замолкает всякий раз, когда она забегает в комнату.

Хорошо, что соседские бабушки, устав расспрашивать ребёнка про папу, быстро во всём разобрались сами. И её просветили. Не переживай, деточка, успокаивали они её, нагуляется твой папка, и к вам с мамкой вернётся. От кобелина же, ни стыда, ни совести.

Папа к ним не вернулся. Ни разу к ней не приехал. Но исправно посылал открытки на день рождения, на Новый год и на 1 сентября. И даже когда она стала взрослой и закончила свой университете, ещё пару лет получала его открытки на 1 сентября. А потом она даже не обратила внимания, когда открытки иссякли.

Она знала, что он жив-здоров, женился, родились его дети, двое мальчишек, дети выросли, они со своей женой так и живут вместе, всё у них хорошо, дом, сад, другая жизнь.

Мама наотрез отказывалась говорить об отце. В детстве она пыталась задавать вопросы. Но мама очень умело её отвлекала, переключала на другие темы.

И потом, позже, когда она уже стала взрослой и собиралась выйти замуж, появилась шальная мысль пригласить отца на свадьбу. Попыталась сказать маме. Мама прошила её взглядом, повернулась – и вышла из комнаты, сердито закрыв двери.

Мама хотела быть счастливой. Но, видимо, не понимала, как. Или, может быть, свой лимит счастья она уже исчерпала, прожив несколько лет с её отцом.

Мама быстро состарилась, и быстро согласилась съехаться с дочкой и её семьёй. Даже не спорила. Жила тихо, гуляла во дворе, подолгу разговаривала с давней подругой, жившей на другом конце города. Читала. А вечерами смотрела телевизор, переключая каналы в поисках комедии, и тогда с комнаты доносился её сдавленный смех.

А её начали преследовать сны-картинки из детства. Где она, мама и папа – все вместе, где мама хохочет, а папа их кружит. И они едят мороженое и сидят на лавочке в парке...

Она знала папин город, домашний адрес, он был не публичным, но достаточно известным человеком в своих кругах. Крепким профи. Выйдя на пенсию, создал не большой, но успешный бизнес. Она следила за ним издалека, находя по крупицам информацию в интернете.

В сердце не было обиды. Была тоска. И много-много вопросов – не заданных, поэтому не отвеченных, поэтому беспокоящих.

И когда у неё самой были разные периоды сложности в отношениях с мужем, повторяла как заклинание: надо разрулить, надо потерпеть, я не хочу, чтобы мои дети испытывали то же самое, что и я.

Муж знал об этой её боли. Не знал только, что с годами боль не проходила. Становилась глубже и тягостнее. Как невысказанность, длился её внутренний монолог с папой. Ну, с мамой понятно, разлюбил, забыл, не вспоминал. А как же она, его дочка? Купал, пеленал, кормил, гулял, спать укладывал, она бежала со всех ног, когда слышала, что он открывает дверь, он ей носил подарочки. Никогда, ни разу, не приходил с пустыми руками. А вдруг – раз, и исчез. Как вроде ластиком вымарали его присутствие в её жизни.

А потом мама умерла. Ещё вчера смеялась в своей комнате, вечером они все вместе пили чай, разговаривали. Ей было хорошо, когда мама переехала. Мама её не напрягала, ни во что не вмешивалась. Идеальные отношения взрослой дочери и очень взрослой мамы.

После похорон и выплаканных глаз она решилась поехать к отцу. Мамы нет. Некому запрещать. Хотя она не знает, никогда не спрашивала, как бы мама сейчас отнеслась к её идее увидеть отца. Когда рана уже зажила и не кровит.

Отец не удивился. Хотя в первые секунды отшатнулся и побледнел. И чётко проговорил мамино имя. Потом поправил сам себя и произнёс её ласкательно-уменьшительное домашнее имя. Да, она знала, что они похожи с мамой. С той мамой, которая когда-то была молодой и счастливой.

Они сидели в большой и просторной гостиной папиного дома, его жена накрывала на стол, украдкой разглядывая дочку мужа. Может, пыталась представить ту женщину, которая была у её мужа до неё.

Она пила вино из высокого бокала, ела помидоры из папиного огорода. Папа и чужая женщина слушали её подробный рассказ о маме. О том, как мама была счастлива, как они хорошо жили, какие у мамы замечательные родственники и друзья, как маму ценили на работе, как мама путешествовала и какие рисовала картины.

Ему не обязательно знать, как всё было на самом деле.

Слава богу, что у неё хорошо сложилась жизнь и без меня, сказал её отец. А то я поначалу беспокоился.

Лучше бы ты умер, подумала она, глядя на него. Ещё тогда. А мама была живой.
Валерий, 42
4
72
2
Iva, 53 Санкт-Петербург
# ×
6 сентября 2019 в 10:17
грустно как...
1
Ирина, 41 Иркутск
# ×
6 сентября 2019 в 13:36
Вы давно ничего не публиковали в дневнике. Спасибо, что опубликовали эту историю, да это жизнь и такое случается...
0
Наталия, 46 Шахты
# ×
9 октября 2019 в 08:07
это про обиды...
Как научиться прощать
0
запиздисят, 55 Екатеринбург
# ×
22 февраля 2020 в 17:11
это о себе написано?
Ваше имя
Эл. Почта
Начать